«Такое впечатление, что служба безопасности ГДР, больше известная как Штази, следила за каждым немцем. Молодежные организации были одним из объектов пристального внимания, как те, которые могут перенять западные ценности в ущерб идеалам социализма» — это отрывок из рассказа сотрудницы Ведомства уполномоченного по делам архивов Министерства госбезопасности ГДР в городе Лейпциг Габриэле Штайнбах, которая уже более 20 лет работает с некогда секретными документами. Ее рассказ — это не сухие статистические данные о количестве томов, дел и сотрудников секретной службы. Это история ее жизни. Жизни молодой продемократической активистки, которых к концу 80-х годов прошлого века в Восточной Германии становилось с каждым годом все больше. Габриэле с мужем и друзьями состояла в группе политически активной молодежи, которая наблюдала за проведением выборов в Лейпциге, выступала за воссоединение Германии, участвовала в митингах. Так она с единомышленниками попала в поле зрения Штази. Сами они прекрасно понимали, что за ними следят и что, возможно, один из них тайный агент. «Иногда я смотрела на своих товарищей, пытаясь угадать, кто из них сотрудничает с Министерством госбезопасности. И знаю, что у других были такие же мысли», — вспоминает Габриэле. Тогда она много бы отдала, чтобы хоть краем глаза заглянуть в секретные папки и даже предположить не могла, что скоро эти документы станут общедоступны, а она сама будет работать в этом архиве.
Придя на работу в архив в 1993 году, Габриэле узнала, что за их группой действительно следили, и она сама проходила в материалах службы под прозвищем Лирика — так гэбисты отметили то, что она писала стихи. А вот сексота, к большому облегчению фрау Штайнбах, в их группе не оказалось.

КГБ по-немецки

Министерство государственной безопасности ГДР (Mіnіsterіum fur Staatssіcherheіt), неофициальное сокращенное название — Штази, наряду с КГБ является легендарной службой, чья работа наводила ужас на собственных граждан. Спецслужба плотной сетью опутала всю страну — на относительно небольшую ГДР с населением менее 17 млн. чел. в Штази к 1989 году работало около 91 тыс. официальных сотрудников, а более 170 тысяч человек сотрудничали с гэбистами неофициально. Эти люди писали доносы и составляли досье на тех, кто мог представлять хоть малейшую угрозу режиму.
Архив службы безопасности, включая региональные отделения, — это 111 погонных километров папок с документами, 41 млн. карточек и 15,6 тыс. мешков с поврежденными материалами. В 1989 году сотрудники Штази пытались уничтожить документы всеми возможными способами: огнем, водой и даже в спешке разрывали руками. Самые важные документы были порваны. Сотрудники архивов до сих пор восстанавливают их по кусочкам, как огромный пазл, но более 15 тыс. мешков по-прежнему остаются неразобранными.
С 1993 года архивы Штази полностью открыты для общественности. Любой желающий может подать запрос на получение информации, который будет выполнен. И немцы активно этим пользовались, особенно в первые годы. С 1993 года в архив поступило более 7 миллионов запросов, 3 млн. из которых — это запросы от частных лиц предоставить всю информацию, которую на них собрало Штази. А вот в 2014 году было подано всего 67 тыс. запросов. Дело в том, что многие свой интерес уже удовлетворили, да и ответ можно ждать по три года. Правда, лица преклонного возраста и больные, которые не могут ждать так долго, получают информацию вне очереди.

Тайное становится явным

А что же в Украине? в Украине архивы СБУ в соответствии с законом про доступ к архивам советских спецслужб тоже открыты. В декабре 2015 года глава Службы безопасности Украины Василий Грицак и руководитель Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович объявили о начале очередного этапа выполнения данного закона — подготовке к передаче исторических материалов в будущий Архив Украинского института национальной памяти.
По словам Василия Грицака, спрос на информацию, хранящуюся в Отраслевом государственном архиве (ОГА) СБУ и архивных подразделениях региональных органов, постоянно растет: 1 377 обращений граждан, 173 из которых — иностранных; почти 60% обращений касались поиска или предоставления информации о пропавших или репрессированных советской властью родственников; 597 запросов о предоставлении информации организациям, научным учреждениям, СМИ. В 2015 году более 400 человек сделали более 1 100 визитов в читальный зал ОГА СБУ.
Недавно назначенный директор Отраслевого государственного архива СБУ Андрей Когут рассказал, как Россия пыталась ограничить доступ к украинским архивам КГБ. «При Януковиче была попытка Российской Федерации заключить специальное архивное соглашение между Беларусью, Казахстаном, Россией, Украиной и Арменией. Очень интересным аспектом этого соглашения было то, что ни одна из стран не имела права предоставить открытый доступ к документу, если хоть одна другая страна против этого возражала бы. Фактически, это бы полностью закрыло доступ к любым архивным документам. К счастью, тогда удалось остановить это архивное соглашение — со стороны Украины оно не было подписано и не действует», — рассказал Андрей Когут. В России же до сих пор действует мораторий на рассекречивание документов КГБ, который постоянно продолжается.
Всего в фондах Отраслевого государственного архива Службы безопасности Украины насчитывается почти 180 тыс. единиц хранения (томов), созданных в советский период. Это составляет более 7 погонных километров архивных документов. 
«В принципе, если сравнивать с республиками бывшего Советского Союза, с теми, где хранились архивы КГБ, то самый большой открытый массив документов — собственно, у нас», — отметил А. Когут.

Одесса—Лейпциг—Одесса.

 

 

Габриэле Штайнбах с порванными документами.

Фото автора.