С тех пор, как прозвучало первое слово Великого Кобзаря, звучит оно в сердцах и душах украинцев и поныне. Вне всякого сомнения, Шевченко — это основа идентификации украинской нации. Бесспорно также и то, что Тарас Шевченко и его «Кобзарь» — это сокровищница прошлого украинского народа и указатель для новых поколений.

Самые ценные свидетельства жизни и деятельности Великого Кобзаря — рукописи его гениальных произведений. Однако не менее ценны для формирования национальной памяти украинского народа исторические источники, рассказывающие о становлении образа поэта. Это документы Национального архивного фонда, которые накопились за почти два века и хранятся в государственных архивных учреждениях Украины. В Центральном государственном архиве общественных объединений Украины насчитывается свыше 350 документов, касающихся Тараса Григорьевича Шевченко.
К 155-й годовщине со дня смерти Великого Кобзаря в архиве открыли документальную выставку, призванную раскрыть информационный потенциал документов о мероприятиях по увековечению памяти Тараса Шевченко в ХХ веке.
В документах освещаются события, посвященные 125-й, 150-й и 175-й годовщинам со дня рождения Тараса Шевченко и 90-й и 100-й годовщинам со дня его смерти. В них раскрываются вопросы создания и упорядочения Шевченковского национального заповедника, издания переводов «Кобзаря», сооружения памятников и обновления экспозиций музеев, подготовки художественных и документальных фильмов, присвоения его имени населенным пунктам, учреждениям, школам и др. Указанные документы иллюстрируют политику советской власти в Украине по формированию официального образа Т. Г. Шевченко, ведь партийные вожди, понимая огромное значение поэта для украинского народа, всячески использовали его образ в своей пропагандистской работе.
К тому же позиция власти в отношении Тараса Шевченко была четкой и бескомпромиссной. Юбилеи поэта в советском обществе декларировались как «выдающиеся события в жизни народов нашей страны, народов социалистических стран, всего прогрессивного человечества». Любые проявления отклонения от «единственно правильной» партийной линии в течение десятилетий не имели права на жизнь.
Однако уже с 1960-х годов украинское советское общество постепенно меняется и возрождается. Одним из проявлений этого стало первое довольно массовое неофициальное собрание представителей украинской интеллигенции, которое состоялось в годовщину перезахоронения Тараса Шевченко 22 мая 1964 года у памятника поэту в Киеве. Как свидетельствуют архивные документы, это событие получило большой резонанс, собрание превратилось в своеобразную общественную манифестацию в защиту украинского языка, национальной культуры, традиций, истории и т. п. В 1966 году власть вынуждена была признать, что такие майские собрания стали более массовыми, а в 1967-м украинская творческая интеллигенция выступила с инициативой каждый год в годовщину перенесения праха Кобзаря в Украину отмечать так называемый День Шевченко. Интересно, что эти майские собрания советская власть расценивала как такие, которые имеют «антигражданское звучание» и использовались «политически ограниченными лицами для разжигания недовольства отдельных людей мероприятиями официальных учреждений по почтению памяти поэта». И хотя в официальных документах говорилось о необходимости «решительного отпора» таким «националистическим проявлениям», а соответствующие органы тщательно отслеживали и собирали информацию об их участниках, все же запретить такие акции власть не смогла.
Совсем иной была ситуация в украинской среде за границей. В документах представителей украинской эмиграции и их объединений в Европе первой половины ХХ века, а также украинской диаспоры в Америке в послевоенный период, прослеживается свободное формирование образа Тараса Шевченко как «идеолога украинского дела», поэзия которого «сделала из темной этнографической массы нацию, разбила навсегда возможность существования украинского движения как «южно-русского» провинциализма». Речь шла о том, что «не гениальный стиль и форма, но политическое содержание поэзии Шевченко сделало его национальным пророком... После Шевченко украинское дело стало на понятный и определенный путь, и каждый украинец, осознающий свой национальный долг, мог быть только патриотом-самостийником, сторонником собственного независимого государства». Это лишь выписка из реферата, подготовленного в мае 1927 года неизвестным автором для членов Украинского республиканско-демократического клуба в Праге. И такие мысли красной лентой проходят по всему документальному комплексу украинской эмиграции. Так, в 1939-м, к 125-й годовщине со дня рождения Тараса Шевченко, в издании Украинского национального объединения в Берлине «Український вістник» отмечалось: «В Шевченковском «Кобзаре» сосредоточилось не только то, чем жил, во что верил и к чему стремился украинский народ в течение веков, но и все то, чем должна жить, во что верить и к чему стремиться обновленная Шевченко Украинская Нация!».
Упомянутые выше документы — это только незначительная часть исторических источников, которая хранится в фондах Центрального государственного архива общественных объединений Украины. Они позволяют лишь фрагментарно показать консолидирующую роль образа Великого Кобзаря в формировании национальной памяти украинского народа. Более детально с документами можно ознакомиться на выставке, посвященной 155-й годовщине со дня смерти Тараса Шевченко, которая будет экспонироваться в читальном зале архива до 25 марта 2016-го.

Светлана Власенко, начальник отдела Центрального государственного архива общественных объединений Украины.

 

 

 

Выписка из докладной записки секретаря Киевского промышленного обкома КПУ В. Дрозденко секретарю ЦК КПУ П. Шелесту о собрании творческой интеллигенции 22 мая у памятника Т. Шевченко. 26 мая 1964 г.

 

 

 

Афиша-приглашение на концерт, посвященный 100-летию со дня смерти Тараса Шевченко, проведенный Лигой американских украинцев в Нью-Йорке 26 марта 1961 г.