Тридцать лет назад, в ночь на 20 февраля 1986 г., с «Байконура» был выведен на орбиту базовый блок орбитальной космической станции «Мир». В то время строительство орбитальных станций сделалось основным полем космического соперничества СССР и США. «Мир» проработал более пятнадцати лет. Здесь побывали 104 космонавта и астронавта из двенадцати стран. В 1996 году американская астронавт Шеннон Лусид установила на «Мире» рекорд длительности космического полёта среди женщин — 188 суток. В день юбилея станции во время своего пребывания в Запорожье, куда она прибыла для обучения студентов разговорному английскому, Шеннон дала эксклюзивное интервью нашему корреспонденту.

 

— С чего начался ваш интерес к Космосу?


— С тех пор, когда я была маленькой девочкой, мне всегда хотелось исследовать Космос: узнать, а что же там есть — за пределами Земли, далеко от нас.


— Что слышали о Валентине Терешковой? Как-то повлиял ее полет на ваш выбор профессии?


— Я хотела совершить полет задолго до Валентины! Еще до того, как Советский Союз и США запустили эти программы. И я была очень рада, когда они были реализованы — ведь я смогла принять в них участие. Кстати, с Валентиной мы встречались два-три раза. У меня даже есть фотография, на которой она и я вместе со своими дочерьми. Валентина — замечательный человек с интересным опытом. И мне действительно очень понравилось наше знакомство.


— Какую основную задачу выполняли во время своего самого длительного полета, ваша научная программа?


— Все поставленные научные задачи были выполнены с хорошим результатом. Один из экспериментов был посвящен выращиванию пшеницы: хотелось сравнить процессы выращивания растений на Земле и в Космосе.

Также экспериментировали с огнем: жгли на орбите бумагу. Ведь огонь в Космосе ведет себя совершенно не так, как на Земле. Изучение этого процесса должно было помочь в будущем при разработке программ запуска космических кораблей. Пытались выяснить, как поведет себя топливо в Космосе. Вообще, все, что делалось, было с перспективой на будущее.


— Присутствовал ли во время длительного полета в окружение мужчин некий физиологический дискомфорт, как с этим справлялись? Как складываются взаимоотношения мужчины и женщины в Космосе, существуют ли особые требования к космонавту-женщине?


— Никаких особых требований к женщине-космонавту нет — точно такие же, как и для мужчин. А дискомфорта я не чувствовала никакого. Оба Юрия (Онуфриенко и Усачёв. — Авт.), с которыми я находилась на станции, были очень внимательными и обходительными. И, что самое ценное, они смеялись над моими шутками, ценили мой юмор — и это нам очень помогало. Приведу пример. Так как я знала русский язык очень поверхностно, поэтому к английским словам добавляла русские окончания. Таким образом, они начинали звучать по-русски. И когда Юрии пытались понять, что же было сказано, переспрашивали меня, то я отвечала: вы же русские, если не понимаете — возвращайтесь обратно в школу.


— Космонавты получали всенародное признание, звания, награды, льготы, становились финансово обеспеченными. А что дали в финансовом плане полеты в Космос вам?


— Оба Юрия действительно получали финансовое вознаграждение. Оно зависело от сложности работы. Дополнительно оплачивались выходы в открытый Космос, выполнение особо сложных работ. И тут я также шутила, спрашивала: а за то, что вы совершаете полет вместе с иностранной космонавткой, вам тоже доплачивают? Но на это они не ответили — только смеялись. В то же время зарплата американского астронавта не зависит от того, находится он на Земле или в Космосе. Идет обычная помесячная зарплата. И это также стало предметом для шуток — но уже со стороны Юриев, они смеялись: зачем ты тогда вообще здесь находишься, если ничего дополнительно не получаешь?


— Так что же все-таки дала вам космонавтика?


— Самое главное — это моральное удовлетворение от того, что занималась именно той работой, которую очень люблю. Что это была очень сложная работа — и я делала ее хорошо. Это самая большая награда.


— Свою дочь отпустили бы в космический полет?


— Если бы она захотела — отпустила бы. Но это не то, к чему стремятся мои дети.


— Общаетесь ли с теми, с кем летали, готовились к полетам? Существует ли какое-то сообщество астронавтов?


— Конечно, мы поддерживаем отношения. Возможно, не так часто, как хотелось бы: между нами большие расстояния, да и жизнь у каждого своя. А ассоциация астронавтов действительно существует, стараемся встречаться каждый год. Два года назад мы собирались в Китае. В 2015-м у меня не было возможности посетить встречу. На ближайшей надеюсь побывать обязательно.


— Сегодня Украина теряет свои позиции на мировом рынке ракетно-космической техники. Днепропетровский «Южмаш» переживает сложнейшие времена. А что могла бы дать нашей стране работа в космическом направлении, насколько выгодны сегодня инвестиции в эту отрасль?


— Сегодня эти сложности характерны для всех стран. Даже в Америке НАСА не получает от правительства столько средств, сколько они бы хотели. А ведь развитие космических программ прежде всего мотивирует молодых людей, вдохновляет их. Они знают, что, получив образование, смогут расширить сферу своей деятельности и пойти очень далеко в своей профессии.


— Что вас привело в Запорожье?


— Я по приглашению приехала на неделю в Запорожье, чтобы помочь студентам в изучении английского языка. Общались с ними на абсолютно разные темы — чтобы у них была возможность говорить по-английски с его носителями. Хотелось бы еще не раз вернуться в Запорожье.и с его носителями. Хотелось бы еще не раз вернуться в Запорожье.  Мне очень понравилась встреча с руководством города: особенно их предложение вернуться и поработать с учениками средних школ.

 

ОФИЦИАЛЬНО

 

Заместитель запорожского городского головы Анатолий Пустоваров:


— Всегда очень приятно, познавательно и вдохновляюще, когда нас посещают такие легендарные люди. Мы обсудили с ней уже имеющиеся и успешно себя зарекомендовавшие в наших вузах наработки. Общение учащихся с носителями языка крайне важно — особенно с такими, как Шеннон. Процессы глобализации не только в экономике Украины, но и во всем мире подразумевают свободное пересечение границ для товаров, финансов и людей. И английский язык является тем фактором, который это облегчает. С нашей американской гостьей мы обсудили возможность занятий английским со школьниками. Это очень интересно, если они смогут обсуждать удивительные вещи с такими удивительными людьми. Подобные программы будут масштабированы на все учебные заведения Запорожья.

 

СПРАВКА

 

 

Шеннон Матильда Уэллс Лусид родилась 14 января 1943 года в Шанхае.


Совершила 5 космических полётов, включая рекордный для женщин полёт на станции «Мир» продолжительностью 188 суток (март—сентябрь 1996 г.). За этот полёт получила высшую награду для астронавтов — Космическую медаль почёта Конгресса (единственная женщина, награждённая прижизненно). Ей также принадлежат три последовательных мировых рекорда: первая женщина, совершившая 3-й, 4-й и затем 5-й полёт.

Последний рекорд действителен поныне, ещё пять астронавток его повторили, но ни одна пока не превзошла.


Училась в университете Оклахомы, где получила степень по биохимии в 1973 году. В 1978-м отобрана в отряд астронавтов НАСА. Она была единственной из 6 кандидатов-женщин, кто на тот момент был матерью.
В 1985 году совершила свой первый космический полёт на шаттле «Дискавери». Затем летала в качестве специалиста в 1989-м, в 1991-м и в 1993 годах. В 1996-м совершила полёт на станцию «Мир»: за это время провела многочисленные медицинские и физические эксперименты. В 2002—2003 гг. служила руководителем научного подразделения НАСА. Позже была специалистом по CAPCOM (ответственный на Земле астронавт, который по прямой связи даёт срочные консультации орбитальной команде в необходимых случаях). Покинула НАСА в 2012-м.


Награды: Космическая медаль почёта Конгресса в декабре 1996-го — стала десятым человеком и первой женщиной, удостоенной этой награды. Введена в Зал Славы женщин Оклахомы в 1993 году. Медаль «За заслуги в освоении космоса» (12 апреля 2011-го) — за большой вклад в развитие международного сотрудничества в области пилотируемой космонавтики.


В 2005 году снялась в фильме «Далёкая синяя высь».


Увлечения: путешествия, походы, полеты на самолетах, чтение.


Замужем за Майклом Ф. Лусидом (Индианаполис), у них две дочери и сын, а также 5 внучек.

 

ЦИФРА

 

Начальная длина станции «Мир» составляла 13,13 м, диаметр — 4,35 м, полезный объем — 76 кубометров, масса — 20,9 тонны, максимальный экипаж — шесть человек. Затем в течение десяти лет один за другим были пристыкованы ещё шесть модулей общим весом почти 93 тонны.

Фото предоставлено автором.