15 мая — День памяти жертв политических репрессий

 

Ежегодно, в третье воскресенье мая, согласно Указу Президента Украины №431/2007 от 21 мая 2007 г., в Украине отмечается День памяти жертв политических репрессий. Он был учрежден с целью увековечения памяти жертв тоталитарного режима, привлечения внимания общества к трагическим событиям в истории Украины, возрождения национальной памяти, утверждения нетерпимости к любым проявлениям насилия против человечности.


Эта дата выбрана не случайно. Известно, что 2 июня 1937 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «Об антисоветских элементах», согласно которому уже 30 июля того же года вышел оперативный приказ НКВД СССР №00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, преступников и других антисоветских элементов», положивший начало массовым репрессиям. Они привели к физическому уничтожению самой активной и интеллектуальной части нации, искалечили судьбы множества людей, связанных родственными узами с репрессированными, — так называемых членов семей врагов народа.


Сегодня печальная статистика украинского счета политических репрессий приводится во многих исследованиях и научных изысканиях отечественных историков — специалистов по проблематике истории тоталитаризма. Так, по данным одного из них, доктора исторических наук, профессора В. Никольского, с 1929 по 1938 гг. в Украине были арестованы более 651 123 лиц. За каждой цифрой — конкретный человек с трагическим финалом его жизненного пути: от расстрела до заключения на разные сроки в лагерях ГУЛАГа и полного забвения. Поэтому День памяти жертв политических репрессий является дополнительным поводом  отдать дань уважения, вспомнить или узнать их известные и малоизвестные имена.

 

Людмила Михайловна Старицкая-Черняховская — одна из тех, в чьей судьбе ярко отразилась история нашей страны. Интерес к ее жизни и творчеству закономерен. Ведь ей суждено было стать носителем богатых культурных традиций украинского народа. Она родилась в семье известного писателя и театрального деятеля Михаила Петровича Старицкого в 1869 г. Ее мать — София Витальевна, урожденная Лысенко, была родной сестрой композитора Николая Лысенко, основоположника украинского оперного искусства.


Семейная атмосфера сформировала и отшлифовала литературное дарование Л. Старицкой-Черняховской. Она была талантливым драматургом, прозаиком, поэтессой, мемуаристкой. Написала пьесы «Гетман Петр Дорошенко», «Крылья», «Последний сноп», «Разбойник Кармелюк», «Иван Мазепа», поэму «Сапфо», либретто к операм Лысенко «На новый год» и «Ноктюрн». Создала целую галерею литературных портретов выдающихся деятелей нашей культуры: Л. Украинки, Н. Лысенко, М. Старицкого, И. Франко, В. Самийленко, Г. Барвинок, М. Коцюбинского, М. Заньковецкой, И. Карпенко-Карого, А. Крымского и других.


Воспитанная на демократических традициях Л. Старицкая-Черняховская всегда активно выражала свою гражданскую позицию. Тесно сотрудничала с литературными периодическими изданиями: «Зоря», «Правда», «Литературно-научный вестник», «Життя і слово» и др. В годы Первой мировой войны принимала активное участие в работе Киевского комитета помощи украинцам-беженцам, работала сестрой милосердия в госпитале. В апреле 1917 г. была избрана в Украинскую Центральную Раду. В 1919 г. Людмила Михайловна стала соучредителем и заместителем председателя Национального совета украинских женщин в Каменце-Подольском. В 1920-х — 1930-х гг. писательница разделила участь многих выдающихся украинских интеллигентов, попавших в водоворот политических репрессий. Могла ли она, воплотив в литературе десятки человеческих драм, предположить, какой жестокий сценарий жизни уготовила ей судьба?


В 1929 г. Л. Старицкую-Черняховскую арестовали по сфальсифицированному органами ГПУ делу «СВУ» («Спілки визволення України» — «Союза освобождения Украины). Вместе с ней были арестованы ее муж Александр Черняховский, профессор, доктор медицинских наук, выдающийся специалист в области нейрогистологии, и единственная дочь Вероника, переводчик и литератор. Людмилу Старицкую-Черняховскую приговорили к 5 годам лишения свободы условно, ее родных освободили из-под стражи через несколько месяцев после ареста.


В 1938 г. Веронику арестовали снова. Это стало ударом для писательницы, ведь она считала дочь своим «лучшим произведением». 21 сентября 1938 г. тройкой Киевского облуправления НКВД УССР Вероника Черняховская была приговорена к расстрелу, а на следующий день приговор был приведен в исполнение. Через год родителям сообщили, что она якобы сошла с ума и находится в Томской психиатрической больнице.

Людмила Михайловна вместе с супругом не раз обращались в разные инстанции с просьбой спасти дочь. Но эти мольбы были лишь иллюзией надежды на спасение.


В 1939 г. умер А. Черняховский, и Людмила Михайловна на склоне лет осталась одна.


20 июля 1941 г., когда на подступах к Киеву шли бои, 72-летняя Л. Старицкая-Черняховская была арестована органами НКГБ УССР по обвинению в проведении многолетней антисоветской националистической деятельности и в проявлениях германофильских настроений.


Материалы архивно-следственного дела писательницы свидетельствуют, что в связи с приближением линии фронта к столице Украины в сентябре 1941 г. Старицкую-Черняховскую этапировали из Киева в Харьков. В деле есть постановление о предъявлении обвинения, подписанное ею 19 сентября 1941 г. в Харьковской тюрьме. Это фактически последняя дата, зафиксированная прижизненно. Что было дальше? Согласно справке Управления НКГБ Новосибирской области от 27 февраля 1942 г. местопребывание этапированной Старицкой-Черняховской установить не удалось. Поэтому ее следственное дело сдали в архив 1-го спецотдела НКГБ СССР.


Судьба отмерила Людмиле Михайловне долгий жизненный путь. Но до сих пор не известно, когда и где на нем поставлена финальная точка.


О драматической судьбе писательницы свидетельствуют документы, хранящиеся в Центральном государственном архиве общественных объединений Украины.


Из письма Людмилы и Александра Черняховских секретарю ЦК КП(б)У Н. Хрущеву. 09 февраля 1939 г.


«Глубокоуважаемый Никита Сергеевич!


Обращаемся к Вам, как к руководителю большевиков Украины, во имя истины и права прочтите наше заявление и не оставьте без внимания нашу просьбу.


8 января 1938 г. дочь наша Черняховская-Ганжа Вероника Александровна была арестована в г. Киеве органами НКВД и 21-го сентября того же года была осуждена неизвестной нам инстанцией на 10 лет со строгой изоляцией. Нам известно, что основанием к ее аресту послужило то, что она на протяжении короткого времени — 1-го года была замужем за германским подданным, одиннадцать лет тому назад.


Так как подобный факт не мог в нашем социалистическом государстве повлечь за собой столь суровой кары, то мы имеем полное основание предполагать, что в деле нашей дочери произошла, основанная на клевете, судебная ошибка.


...Жизнь нашей дочери проходила на наших глазах, на глазах многих высококвалифицированных научных работников г. Киева, облеченных доверием страны. Окончив с золотой медалью классическую гимназию, она получила в КиНХ’е (Киевский институт народного хозяйства. — Авт.) высшее образование, где получила аттестат со званием инженера экономиста. Зная еще в детстве иностранные языки, она усовершенствовала свои знания, закончив с отличием Институт иностранных языков. Эти знания дали ей возможность посвятить всю свою жизнь научной и литературной работе. Ее переводы беллетристических и научных сочинений с английского, французского и немецкого языков были издаваемы в последнее время в больших тиражах...


...И вот, глубокоуважаемый Никита Сергеевич, в продолжении целого года мы добиваемся пересмотра дела нашей дочери. Несмотря на наши многократные обращения и к Военному Прокурору и в ОБЛНКВД мы не можем даже установить и до последнего дня, — какая инстанция, за что и по какой статье осудили нашу дочь...


... А в это время произошло ужасное событие: наша единственная, невинно осужденная дочь, от ужасов пережитого сошла с ума.


5/ХІ мы получили из Томской психиатрической больницы сообщение, что наша дочь, как душевно больная, находится в вышеупомянутой больнице и, как видно из прилагаемой копии отношения замглавврача, что она отказывается даже принять посылку от нас, говоря, что она адресована не ей, настолько глубоко поражена психика нашей дочери.


Очевидно, она психически больна около полугода, т. к. несмотря на разрешение начальства, она не написала нам ни одного письма.


Никита Сергеевич, ужас пережитого свел ее с ума, сознание своей невинности и невероятно тяжелая кара отняли рассудок у молодой, культурной, здоровой женщины.


Спасите ее, пока еще не поздно, дайте нам возможность поддержать ее, взять ее домой, для быть может, возможного еще излечения...


...Твердая уверенность в непреложной силе социалистического правосудия и вера в Вас дает нам надежду на то, что Вы вмешаетесь в это страшное дело и спасете невинно осужденную, сведенную с ума нашу дочь.
Профессор, доктор мед. наук А. Г. Черняховский Черняховская Людмила Михайловна».


Из постановления о прекращении следственного производства по архивно-следственному делу по обвинению Л. М. Старицкой-Черняховской. 31 июля 1948 г.


«...Старицкая-Черняховская Людмила Михайловна органами Государственной Безопасности разрабатывалась по делу — формуляр № 439 с 1934 года по подозрению в антисоветской националистической деятельности.


В начале отечественной войны Старицкая-Черняховская бывшим 3 Управлением НКГБ УССР только по агентурным материалам была арестована и следствие по ее делу велось с июня месяца по сентябрь 1941 года.
В процессе следствия никаких данных о принадлежности ее к антисоветской националистической деятельности добыто не было, а с приближением линии фронта Старицкая-Черняховская из гор. Киева этапирована для дальнейшего следствия вглубь Советского Союза.


При проверке по эшелонным спискам тюрем, из которых была первоначально этапирована Старицкая-Черняховская не установлена. Данных о местонахождении в настоящее время через родственные и иные связи не добыто, также в деле не имеется материалов о побеге ее из-под стражи.


Старицкая-Черняховская имеет преклонный возраст 79 лет.


Анализируя вышеизложенное


Постановил:


В связи с тем, что в процессе следствия материалов об антисоветской деятельности Старицкой-Черняховской не получено, а также учитывая ее преклонный возраст, уголовное преследование Старицкой-Черняховской Людмилы Михайловны прекратить и архивно-следственное дело по обвинению Старицкой-Черняховской Л. М. сдать на хранение в архив отдела «А» МГБ УССР.


Публикацию подготовила директор ЦГАОО Украины заслуженный работник культуры Ольга Бажан.

 

Паспорт Л. М. Старицкой-Черняховской (из архивно-следственного дела).

 

Постановление о предъявлении обвинения Л. М. Старицкой-Черняховской от 14 сентября 1941 г. (из архивно-следственного дела).