или Почему российско-украинские войны — не региональный конфликт, а проявление цивилизационного противостояния*

В поход за «киевское наследие»

Война 1492—1494 гг.

Недавно сотни людей посмотрели в соцсетях видео, снятое во время шовинистического марша в Москве. Молодчики, шагая колонной по городу, выкрикивали: «Всех хохлов в состав России! Нам мало Крыма! Мариуполь — русский огород, Киев — русский огород» и дальше по списку. Называя «русскими огородами» Таллинн, Варшаву, Берлин и Стамбул, орали: «Наши МиГи будут в Риге, танки — в Праге». Им бы навести порядок на своих заброшенных территориях — в РФ рост количества обезлюдненных районов уже составляет угрозу национальной безопасности. По данным переписи 2010 г., сотни сел и городков, даже тех, что в 200—300 километрах от столицы, остались только на картах. Они существуют в кадастрах, на бумаге, а в действительности являются виртуальными. Только при правлении Ельцина в России исчезли 20 тыс. населенных пунктов. Да и там, где еще теплится жизнь — покосившиеся избы, разваленные церкви, невспаханные поля, которые автору этих строк пришлось видеть и на Псковщине, и в Карелии, и даже возле Санкт-Петербурга.
Зачем народу, который не способен обработать собственный огород, чужие земли? И откуда у него ген захватчика — наверное, от воинствующего и жестокого Чингисхана, которого на мировые просторы из забайкальских степей выгнала небывалая засуха и жажда власти и чужого добра? По определению киевского историка Леонида Зализняка, так называемый сбор русских земель московские правители и нынче проводят восточными методами.
Претендуя на удельные киевские земли, в 1492 г. Москва начинает войну против Великого княжества Литовского и Русского, в состав которого входили такие украинские земли, как Чернигово-Северщина, Киевщина, основная часть Волыни и Восточное Подолье. Это государство было конфедерацией местных земель, каждая из которых сохраняла свои особенности. Характерно, что в Литовском княжестве кодекс законов «Русская правда», составленный в Киеве в XІ—XІІ вв., выполнял такую же роль, как в средневековом украинском государстве, а государственным языком здесь был руський (украинский) язык.
— В 1480 году граница между Московией и Великим Литовским княжеством проходила лишь в 150 км от Москвы, — рассказывает доктор исторических наук Виктор Брехуненко. — Пытаясь ее отодвинуть, московский князь Иван ІІІ первый свой удар направляет на Чернигово-Северскую землю, в пределах которой были такие города, как Гомель, Стародуб, Брянск, Курск, Путивль.
Боевые действия 1492—1494 гг. можно назвать первой гибридной войной, готовясь к которой, Москва переманивает на свою сторону князей, имевших межевой статус, которые по соглашению 1449 г. хотя и признавали превосходство великого литовского князя, но имели право выйти из него. К тому же Иван ІІІ, с целью отвлекать силы противника, заключает союз с крымским ханом Менгли-Гиреем, направленный против Литвы и Польши. Поддерживаемые Москвой крымчане в 1482 г. совершили первый страшный поход на Киев и сожгли его. Очередные их нападения сделали невозможным перебрасывание в район боевых действий, которые вели три московские армии, войск украинских князей. По итогам войны Литва потеряла верховье Оки с городами Перемышль, Козельск, Одоив, а также Вязьму. Тогда же стороны обязались в дальнейшем не переманивать князей с их землями, а Иван ІІІ после подписания мирного договора, названного «вечным миром», который по московской традиции будет много раз нарушен, выдает за великого литовского князя Александра свою дочку Елену, ставшую со временем еще одним элементом гибридной войны северной деспотии против цивилизованного мира.

Война 1500—1503 гг.

Сейчас все чаще вспоминают слова канцлера Германии Отто фон Бисмарка о том, что «Договора с Россией не стоят и бумаги, на которой написаны». Он хорошо знал, о чем говорил, ведь в 1859—1862 гг. был послом Пруссии в Санкт-Петербурге, где изучил все тонкости русской дипломатии. Еще со времен Ивана ІІІ или даже более ранних, здесь главное правило -никаких правил.
Несмотря на подписание в 1494 г. «вечного мира» с Литвой, через шесть лет Московия объявляет новую войну Великому княжеству Литовскому и Русскому.
— Поводом для войны стал религиозный вопрос, — продолжает беседу Виктор Брехуненко. — Иван ІІІ обвиняет Александра в том, что он склоняет Елену к католицизму и преследует православных. И хотя обвинения были абсолютно надуманными, они должны были оправдать нарушение мирного договора.
Москва смогла отправить против неприятеля три армии общей численностью до 50 тысяч воинов. Наступление развивалось успешно и вскоре они захватывают Брянск, затем Новгород-Северский, Стародуб, Чернигов, Гомель, Любеч.
— Путивль, отчаянно оборонявшийся, потому что не желал жить «под Москвой», — отмечает историк, — вообще пришлось сжечь. Значительная часть населения названных городов покинула свои дома, перебравшись на незахваченные московитами земли. В частности, с 23 тогдашних боярских семей Брянска только три остались на месте, в пяти произошел раскол, другие уехали из города.
— Уже тогда Москва разработала две стратегии войны со своими соседями, — продолжает Виктор Брехуненко. — Во-первых, это формирование промосковской «пятой колонны» в среде вероятного противника, а во-вторых, представление своей агрессии за внутренний конфликт.
Эти же стратегии задействованы и в нынешней войне России с Украиной. РФ с первых дней нашей независимости вкладывает миллионы долларов в формирование «пятой колонны» в Крыму, восточных и южных областях, финансирует разные пророссийские организации, скрывающиеся под личиной центров культуры, разжигает религиозные конфликты, пропагандируя нетерпимость к представителям других конфессий. Не случайно на Донбассе была создана и нынче воюет «Российская православная армия», для боевиков которой все, кто не «московского патриархата», враги. Недавно пастор из Донецка Александр Хомченко, которого жестоко пытали в застенках так называемой «ДНР», дал показания в Брюсселе. Там перед заседанием в международном суде в Гааге состоялось предварительное слушание дела о преступлениях русских военных в Украине. Пастор рассказал, что его схватили, подвешивали на дыбу и на протяжении нескольких дней трижды выводили на расстрел только за то, что он вместе с представителями разных конфессий — УПЦ Киевского патриархата, греко-католиками, католиками, мусульманами, прихожанами церкви «Слово жизни» в 2014 году молился в центре Донецка, который уже захватили российские террористы, за мир в Украине.
В ходе войны 1500—1503 гг. московиты одержали значительную победу в битве при Ведроше. В итоге Чернигово-Северщина и восточная часть Смоленщины оказались под влиянием Москвы, что означало большой успех последней. Теперь граница между Литовским княжеством и Московией пролегла в 100 км от Киева.
— Кроме того, великий литовский князь Александр был вынужден пойти на значительную идеологическую уступку — согласился на титулование в договоре Ивана ІІІ как «государя всей Руси», что вдохновляло Москву на дальнейшую экспансию украинских и белорусских земель, — отмечает Виктор Брехуненко.

«Перемирие заключил только для того, чтобы дать армии отдохнуть»

Война 1507—1508 гг.

Так Иван ІІІ писал в свое время в инструкции послам к крымскому хану Менгли-Гирею. Новую войну за «киевское наследие» Москва, спекулятивно подняв флаг защиты православной веры, традиционно начала первой и ударила по Полоцку и Смоленску. Одновременно с боевыми действиями всеми силами подпитывала недовольство русского (украинского) князя Михаила Глинского политикой Литвы и его желание «отобрать великое княжество из рук Литвы и вернуть Руси, как бывало испокон веков, и восстановить Киевское государство».
— Москва пыталась руками Глинского ослабить своего противника. Весной 1508 г. из северной столицы и Великих Лук в направлении Смоленска отправилось два войска общей численностью 50 тыс. человек. Еще 20 тыс. воинов были снаряжены на помощь Глинскому. Перед этим Василий ІІІ присылает к повстанцам своего дядю Губу-Моклокова, обещая московскую поддержку, — продолжает разговор доктор исторических наук. — Как и в предыдущих войнах, он делал акцент не на генеральной битве, а на провоцировании внутренних междоусобиц. А значит, выкристаллизовалась главная ось московских захватнических стратегий — прообраз современной гибридной войны.
После боев под Минском, Слуцком, Оршей, Вязьмой и другими городами, стало понятно, что ни одна из сторон не может нанести решающий удар. По новому «вечному миру», подписанному в октябре 1508 г., Москва согласилась вернуть Любеч и несколько более мелких городов, большинство территории Чернигово-Северщины остались за ней. Князь Глинский со своими сторонниками отступил к Московии.

Война 1512—1522 гг.

Следующие четыре года с момента окончания вооруженного противостояния между Литовским княжеством и Московией прошли в приготовлениях к новой войне.
— Военные действия опять же таки первой начала Москва, грезившая захватом Смоленска и предпочитавшая оставить за собой Чернигово-Северщину, — говорит Виктор Брехуненко. — Да еще и использовала традиционные зацепки. Якобы в Литве преследуют православных и плохо обходятся с вдовой Александра — Еленой.
На рубеже 1512—1513 гг. Василий ІІІ попытался завладеть Смоленском, но потерял четыре тысячи войска и отступил. Этот город он снова штурмует летом. Тогда в составе московских армий впервые находились наемники из Европы — итальянцы и немцы. Особую важную роль сыграло появление европейских артиллеристов. Как минимум 300 пушек поддержали осаду Смоленска, завершившуюся капитуляцией 31 июля 1514 г. Тогда Василий ІІІ пообещал смоленцам сохранить все привилегии, в то же время город ограбил, все золото и серебро из замка и костелов вывез, защитников взял в плен.
Эту историю нужно помнить всем, кто рад купиться на сладкие обещания нынешних правителей Москвы. Как и другую — историю князя Глинского, которого Василий ІІІ бросил в тюрьму, так как тот, разочаровавшись в местных порядках, захотел вернуться домой, в украинские земли.
— Славной страницей украинского, литовского, польского и белорусского оружия стала победа союзного войска под командованием русского князя Константина Острожского над московской армией численностью 40 тысяч 8 сентября 1514 г. под Оршей, — подчеркивает Виктор Брехуненко. -После шести часов битвы с неприятелем, значительно преобладавшим численно, было покончено. Всю ночь длилась погоня. Точно неизвестно, каковыми были потери московского войска, минимум десять тысяч. Многие попали в плен — среди них 11 князей, много бояр. Со стороны Острожского, который удачно маневрировал и сумел выбрать оптимальную тактику боя, погибло до 500 воинов.
Когда исследуешь историю российско-украинских войн, постоянно наталкиваешься на события и факты, которые повторяются в нашем времени. После битвы на Орше Василий ІІІ отказался выкупить своих пленных и сказал, что считает их всех погибшими. Сейчас российские правители тоже с легкостью отказываются от своих погибших и пленных солдат.
— Победа под Оршей не смогла перебить потерю Смоленска, — подчеркивает историк. — Возвращения города пришлось ждать почти сто лет. Следует отметить, что в ходе кампании 1512—1522 гг. впервые в московско-литовских войнах была использована тактика выжженной земли — захватчики все вокруг разрушали и сжигали, людей казнили, других вывозили. Еще один штрих — в эти годы впервые в военных операциях против Москвы, как ярого врага, принимает участие украинское казачество. Такое отношение степные рыцари унаследовали от украинских князей и шляхты.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

* ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО В «ГОЛОСЕ УКРАИНЫ» ОТ 18, 25 МАЯ 2016 Г.

СПРАВКА

Брехуненко Виктор Анатольевич — доктор исторических наук, профессор, заведующий отделом теории и истории археографии и смежных источниковедческих наук Института украинской археографии и источниковедения им. М. Грушевского. Автор более 50 научных работ, опубликованных в Украине, США, Франции, Польше, России. Среди них «Отношения украинского казачества с Доном в XVІ — середине XVІІ века» (1998), «Взаимоотношения казацкого сообщества Восточной Европы в XVІ — середине XVІІ в., «Московская экспансия и Переяславская Рада» (2004) и другие. В этом году в соавторстве с Владимиром Ковальчуком, Михаилом Ковальчуком, Вячеславом Корниенко издал книгу «Братское» нашествие. Войны России против Украины XІІ—XXІ вв.». Тысячу экземпляров научно-популярного издания передали на фронт украинским бойцам.

Факт

Князь Константин Иванович Острожский (ок. 1463—1533) принадлежал к одному из славетнейших украинских родов. Один из величайших полководцев XVІ в. Выиграл 60 битв с татарами, турками, московитами, две проиграл. Великий князь Литовский Жигмонт назначает его великим гетманом литовским, то есть главнокомандующим всех вооруженных сил государства. Меценат. Строил храмы, помогал монастырям. Долгое время финансово поддерживал Киево-Печерскую лавру, где его похоронили. Существуют свидетельства, что надгробие на его могиле сохранялось до 1941 года. Сын Василий-Константин Острожский (1527—1608) был киевским воеводой, вошел в историю украинской культуры как выдающийся меценат, основатель Острожской академии.

 

Литовская артиллерия пересекает Днепр по понтонному мосту. Фрагмент картины «Битва под Оршей» неизвестного автора XVІ века, возможно, очевидца битвы.