В кармане резко зазвонил телефон. На границе это совсем неуместно. Ведь мы в зоне деятельности польской мобильной связи. И разговор может дорого обойтись моему собеседнику, да и мне. Лишь приехав во Владимир-Волынский, набираю знакомый номер.

— Так когда будем убирать военное кладбище? — слышу голос директора Маневичского гослесхоза Владимира Радиона. — Давай подождем, пока пройдет дождь, легче будет работать. Кстати, до какого числа все это надо сделать? Есть две недели времени? Хорошо.
Читателям объясню: речь идет о небольшом кладбище вдоль шоссе Луцк—Любешов—госграница с Республикой Беларусь, что возле села Рудка-Червинская. Это один из многих некрополей, где похоронены защитники Червищанского плацдарма. По данным исследователя этих событий волынского краеведа Геннадия Гулько, в апреле 1917 года здесь погибло по меньшей мере восемь тысяч воинов российской армии, значительную часть отравили газом. Поскольку на днях исполняется сто лет известного Луцкого (Брусиловского) прорыва, то лесоводы взялись помочь обустроить это старое и, к сожалению, заброшенное солдатское кладбище. Не обошлось здесь и без инициативы автора этих строк. Это не первая такая акция. В прошлом году вместе с группой волынских краеведов пришлось также принимать участие в расчищении некрополя в селе Кухотская Воля, что в Заречненском районе Ривненской области.
Журналистика, которую выбрал и которой не изменяю всю жизнь, требует быть небезразличным, инициативным. Уже сложно даже перечислить, что кроме написания газетных материалов удалось сделать. В прошлом году, помню, после посещения с водохозяйственниками мемориального музея Леси Украинки в селе Колодяжное удалось найти возможность уже через несколько дней сделать новую отмостку вокруг Лесиного «белого» домика. В свое время даже приходилось помогать восстанавливать футбольный клуб, который когда-то был чемпионом области, а потом бесследно исчез, заступаться за сирот, людей преклонного возраста, добиваться установления памятника на братской могиле уничтоженных в годы Второй мировой войны жителей села Красный Сад и т. п. В основном делал это, как и положено настоящему христианину, молча, без огласки, не рассчитывая на благодарность.
Сегодня могу сказать, что в выборе профессии не ошибся. Журналистика подарила мне много приятных минут жизни, позволила общаться с интересными людьми, помогать тем, кто в этом нуждается. Правда, достатков больших не принесла. 

Волынская область.