Уже более двух лет Украина противостоит российской агрессии. Оккупационные войска пытаются реализовать стратегию Путина по уничтожению нашей независимости и свободы. В то же время Украина продемонстрировала свою субъектность, за короткий период восстановила свой военный потенциал и стала бастионом на пути Путина в Европу.

 

Для того, чтобы эффективно противостоять российскому агрессору, нам необходимо четко осознавать мировую картину, понимать место и роль нашей борьбы в глобальном измерении. Российская агрессия в Украине, войны на Ближнем Востоке, нестабильность и военные конфликты в Северной Африке, рост напряженности в отношениях между государствами Восточной Азии, агрессивные провокации КНДР, международный терроризм являются симптомами кризиса глобальной системы международной безопасности, который со временем только углубляется.


Вполне вероятен рост масштабов и интенсивности этих конфликтов, возникновение новых зон нестабильности со все более широким привлечением ведущих государств к военному противостоянию. Такая опасная тенденция может привести к возможности всемирного военного конфликта, который может представлять собой как полномасштабную войну, так и систему локальных и региональных конфликтов разной степени интенсивности, по результатам которых произойдет формирование нового мирового баланса сил.


Эта нестабильность, как уже бывало в истории, сопровождает изменение технологических укладов. Радикальные прорывы достигнуты в хранении и производстве электроэнергии, информационных технологиях, биологии и медицине, производстве принципиально новых материалов, а также связанных с этим новых военных и в сфере безопасности технологий, соответствующие изменения в формах и методах ведения современных войн.


Мир находится на этапе трансформации и формирования новой модели управления глобальными процессами. Существенно возрастает вес человеческого, прежде всего интеллектуального, ресурса, значение отдельных элементов инфраструктуры, а именно информационно-телекоммуникационных, транспортных, финансовых, институционных.


Трансформируется роль природных ресурсов. Принципиальным требованием становится экологичность и эффективность их использования. Все это происходит на фоне глобальных климатических изменений, роста количества и масштабов природных катаклизмов.


На наших глазах началось завершение эры нефти. Как отметил еще в прошлом веке саудовский министр нефти Заки Ямани: «Каменный век закончился не потому, что на Земле закончились камни». Традиционные углеводороды сыграли свою историческую миссию и постепенно вытесняются новыми источниками энергии, прежде всего возобновляемыми, и энергоэффективными технологиями. Неучет этих процессов отбрасывает страны на периферию мирового развития.


В региональном измерении опасность угроз усиливается из-за кризиса Европейского проекта. Население Европы стареет, что вызывает необходимость в привлечении трудовых ресурсов извне. Вместе с тем, европейские общества не в состоянии обеспечить органическую интеграцию мигрантов при условии невиданных по масштабам со времен Второй мировой войны миграционных процессов. Кризисные явления усиливают разногласия между общеевропейскими и национальными интересами. Результаты консультативного референдума в Нидерландах (апрель 2016 года) обусловлены не столько отношением граждан этого государства к Украине, сколько их неудовлетворением процессами, происходящими в ЕС. Еще более наглядным последствием этих процессов стал Brexіt. Этот кризис не первый и вряд ли будет последним. Европа — живой организм, который может преодолеть свои проблемы и выйти из кризиса обновленным и более сильным, чем раньше. Но для этого необходимо реалистически оценивать и оперативно реагировать не только на внутренние проблемы, но и на внешние вызовы.


Внутренняя слабость единой Европы усиливает ее уязвимость перед российской угрозой и международным терроризмом, составляющими в совокупности экзистенционный вызов Европейской цивилизации, что осознано далеко не всеми. 


Европейская внешняя и политика безопасности — инерционная и реактивная, ее определяющей чертой стала «мягкость без силы». События 2008—2016 годов убедительно доказали, что в современном мире даже огромная экономическая мощь, сила права и убедительность успешной общественной модели не гарантируют защищенности от гибридных угроз, а бесстыдное применение жесткой силы дает результат, если не встречает достойного сопротивления.


При этих условиях снова, как и во времена холодной войны, ключевой является роль США как ведущей демократии мира и гаранта международной безопасности. США и возглавляемые ими альянсы, прежде всего НАТО, является глобальной силой, способной сделать невозможным возвращение мира к временам большого противостояния демократии и тоталитаризма, что стоило жизни десяткам миллионов людей как в Европе, так и в Азии во время последней мировой войны. Вместе с тем в самих США в ответ на кризис глобализации усиливаются изоляционистские тенденции, традиционный внешнеполитический курс Вашингтона после президентских выборов может  существенно измениться. Поэтому надежды на американский «зонтик» безопасности без проведения собственной политики защиты национальных интересов являются легкомысленными и инфантильными.


Вышеупомянутое хорошо осознают в ведущих столицах мира. И если государства Запада и Китай в условиях латентного противостояния стараются использовать технологические изменения и экономический потенциал для обеспечения своих стратегических интересов, то руководство России действует на основе права силы как первого и последнего аргумента. В то же время ресурсы РФ стремительно тают, и нынешняя попытка геополитического наступления может стать прелюдией конца путинского режима. Важной особенностью текущего кризиса является наличие у имперско-шовинистической России ядерного оружия и демонстративная готовность к его использованию как ultіma ratіo. Право вето в Совете Безопасности ООН позволяет России блокировать использование международно-правовых механизмов предотвращения агрессии, предусмотренных Уставом ООН.


Российская внешняя и политика безопасности определяются противоречивым влиянием двух основных факторов: ностальгией за имперским величием и попытками дестабилизировать рынки нефти и газа для восстановления сверхприбылей от высоких цен. Оба эти фактора по своей сути являются иррациональными, поскольку базируются на некритическом восприятии мифологизированного прошлого и не учитывают объективные современные тренды.


Уже с 2012 года российская экономика вопреки высоким на то время ценам на энергоносители и отсутствию торговых ограничений начала демонстрировать признаки вхождения в рецессию. Социальный контракт времен 1-го и 2-го сроков В. Путина, который предусматривал отказ населения от реальных политических прав и свобод в обмен на неуклонный рост социальных стандартов, больше не мог выполняться. При таких условиях Кремль, как и в начале XX века, нашел выход в раздувании милитаристских и шовинистических настроений в обществе.


Формируя у своих границ зоны замороженных и горячих конфликтов и дестабилизируя соседние государства, Россия в сознании кремлевских реваншистов неуклонно проводит политику усиления собственных позиций накануне глобального конфликта. Наиболее опасно то, что Кремль надеется победить в будущем противостоянии с несравненно более мощным противником, что невозможно без превентивного применения ядерного оружия. Такой подход приводит к отвлечению гигантских ресурсов на милитаризацию, что только ухудшает и так непростую экономическую и социальную ситуацию в России.


Вопреки иллюзорности мотивов, российская агрессивная внешняя политика сегодня опирается на довольно мощные материально-технические и военные ресурсы и средства и имеет реальные результаты. Сегодня Кремль принимает все меры для восстановления прямого контроля над государствами, территории которых когда-то входили в Российскую/советскую империю. Украина, Беларусь, Молдова, Казахстан, страны Южного Кавказа и Центральной Азии — это первоочередные объекты российской агрессии. В качестве инструментов «принуждения к дружбе» Россия использует энергетические ресурсы, экономические рычаги, искусственные объединения, такие как СНГ, ОДКБ,     ЕАЭС, а при необходимости, как это было в 1992 году в Молдове, в 2008 году в Грузии и с 2014 года в Украине, и прямую военную силу. Ситуацию усложняет и то, что экономики и политические системы именно этих стран недостаточно реформированы, способности в обороне и безопасности не отвечают масштабу российской угрозы, эти государства не интегрированы в ЕС и НАТО и не могут рассчитывать на внешние гарантии безопасности.


Вместе с тем, целью Кремля на европейском направлении, в отличие от времен доминирования коммунистической доктрины, является не столько получение непосредственного контроля над свободными странами Европы, сколько разрушение единства ЕС и преобразование его составляющих на коррумпированные автократии, по своей сущности подобные путинской России. Союзниками Кремля при этом объективно становятся радикальные политические силы всего спектра — от коммунистов до фашистов.


Поддерживая авторитарные тенденции в регионе, в том числе прямо финансируя антидемократические политические силы, коррумпируя элиты, активно используя криминалитет, Россия выступает фактором разрушения международной безопасности, общественного регресса и деградации.


В российской агрессивной стратегии Украина занимает ключевое место. Без ее полного подчинения задачам Кремля успешное продолжение агрессивного внешнего курса РФ невозможно.


Как и почти 100 лет назад, Россия нуждается в мощностях украинской промышленности, прежде всего ОПК, заменить которые Кремлю не удалось за 25 лет после распада СССР. Для получения хоть каких-то шансов на успех противостояния с НАТО российские вооруженные силы должны укрепиться на украинских территориях, по крайней мере, по берегу Днепра. Спасение российской экономики, которая стремительно деградирует, по замыслу кремлевских стратегов требует привлечения украинских ресурсов, в частности рук и умов миллионов украинцев.


Битва за Украину для путинской РФ, как и для ленинской РРФСР — поворотный момент. 


Если Кремль победит, то система европейской безопасности будет окончательно разрушена, а перед российскими войсками откроется путь дальше на Запад. Если Украина выстоит — расползание войны будет остановлено.


Россия активно использует парадигму гибридной войны, то есть комплекс скоординированных и связанных общим замыслом дипломатических, информационных, военных и экономических мер, направленных на реализацию агрессивных целей имперской политики.


Во-первых, парадигма гибридной войны направлена на подрыв и разрушение всего комплекса общественных отношений у объекта агрессии, уничтожения воли к сопротивлению. Помним об этом особенно сегодня, когда 
комплексная дестабилизация является основным инструментом агрессии РФ против нашего государства. Наряду с оккупацией Крыма и прямой военной агрессией на Донбассе в ход идет все: от коррупции и организованной преступности, поддержанных профессиональным арсеналом российских спецслужб, до специальных кибер и информационных операций. 


Российские спецслужбы активизировали работу в радикальных средах и стремятся направить нередко оправданное недовольство людей для разрушения нашего государства.


Во-вторых, гибридная война, с одной стороны, является самостоятельной парадигмой ведения боевых действий, а с другой, может рассматриваться как комплекс мероприятий предвоенного периода, который передует началу открытой широкомасштабной военной агрессии. Это нужно четко осознавать и учитывать во время оборонного планирования.


В-третьих, примененные во время гибридной войны средства являются высоко латентными, их сложно идентифицировать, а еще сложнее нанести удар в ответ. 


Классическим уже стало выражение «нас там нет». 


Например, разрушая инфраструктуру жизнеобеспечения в Сирии, российская авиация стимулировала миграционные потоки в Европу, фактически открыв новый фронт против Запада. Вместе с тем, доказать наличие такого замысла и ответить на него крайне сложно для современных демократических государств.


Российская агрессия является самой угрожающей опасностью для будущего Украинской государственности, нашего суверенитета и территориальной целостности. РФ укрепляет армейские корпуса на оккупированном Донбассе, обеспечивает их современной военной техникой и оружием. Только по официальным заявлениям министра обороны РФ С. Шойгу около границ Украины проходит разворачивание трех новых дивизий. На западном направлении в дополнение к уже развернутым войскам формируется одна танковая и две общевойсковые армии. Мощная группировка войск наступательного характера создана в оккупированном Крыму. На ее вооружении находятся ракетные комплексы и самолеты, способные нести ядерное оружие, а инфраструктура для его хранения в Крыму восстанавливается быстрыми темпами.


Спецслужбы РФ ведут активную работу по дестабилизации Молдовы. Если им это удастся, то можно ожидать быстрое образование опасного источника нестабильности в Приднестровье и значительное наращивание российского военного потенциала возле юго-западных границ Украины. Россия пытается усилить свое военное присутствие в Беларуси.


Исходя из стратегических намерений Кремля подчинить наше государство, ситуация может развиваться по следующим основным сценариям:


1. Военный сценарий — полномасштабная военная агрессия, которая сейчас наиболее проблемная и опасная для самого Кремля, но к проведению которой ВС РФ настойчиво готовятся.


2. Гибридный сценарий, который на сегодняшний день остается наиболее возможным.


Этот сценарий предусматривает продолжение боевых действий малой интенсивности на Донбассе, что не исключает возможности локальных наступательных операций российских регулярных и иррегулярных подразделений, а также подрывную деятельность на остальной территории Украины. При этом россияне сознательно и системно нарушают Минские соглашения, постоянно обстреливая позиции наших войск, в частности из тяжелого оружия, запрещенного этими соглашениями. Это оружие нередко прячут среди жилых кварталов, специально подвергая опасности мирных украинцев, страдающих от оккупации. Только за день оккупационные войска тратят от 1 до 10 тонн боеприпасов.


Мы должны быть готовы к реализации каждого из этих сценариев.


Долгосрочный характер российской угрозы на фоне стойких тенденций к росту нестабильности в Европе и мире формируют внешнюю среду безопасности вокруг Украины и определяют высочайший приоритет политики национальной безопасности в государственной политике Украины.


Только успешная и последовательная политика, исходящая из максимально эффективного использования собственных ограниченных человеческих, финансовых, материально-технических и информационных ресурсов, неуклонное продвижение в направлении европейской и евроатлантической интеграции, а также всестороннее развитие взаимодействия со стратегическими союзниками, в том числе в сфере налаживания военно-технического сотрудничества, позволят защитить интересы Украины и создать синергетический эффект национального единства и международного сотрудничества.


В этих условиях высочайшим национальным приоритетом является дальнейшее укрепление сектора безопасности и обороны. Во время внешней агрессии развитие Вооруженных Сил, Национальной гвардии, Службы безопасности Украины, правоохранительных и разведывательных органов является без преувеличения условием выживания независимой Украины и ее прогресса. На этом нельзя экономить деньги. Финансы не потребуются, если мы не сможем защитить государство.


Военная реформа должна обеспечить полный отказ от российско-советского отношения к солдату как к пушечному мясу и внедрение главного принципа НАТО — безусловная важность сохранения жизни военнослужащих при выполнении боевых заданий. Прохождение военной службы должно открывать социальные ступени, стать обязательным условием для политической или государственной карьеры, быть общественно престижным и материально привлекательным.


В то же время необходимо усилить демократический гражданский контроль за сектором безопасности и обороны Украины. Политики должны не только контролировать военных, но и нести свою долю ответственности за принятые ими решения и их последствия.


За эти два года сделано немало. Фактически с руин восстановлены Вооруженные Силы Украины. Проходит постепенная профессионализация нашей армии. 


Только за семь месяцев 2016 года почти на 40% увеличилось количество контрактников. Уже во втором полугодии 2016 года все мобилизованные должны вернуться домой. Но в случае серьезного обострения на фронте новая мобилизация будет объявлена немедленно.


В условиях противостояния с РФ Украина не может отказаться от призыва. Потребность в подготовленных резервах слишком велика и критическая для выживания государства.


Впервые в истории независимой Украины осуществлен комплексный осмотр сектора безопасности и обороны, на основе которого Совет национальной безопасности и обороны Украины принял систему стратегических документов в сфере безопасности и оборонного планирования.


В частности, 
принята новая Стратегия национальной безопасности Украины, в которой определены приоритетные задачи защиты нашего государства и безопасности ее граждан. Стратегия определяет, что залогом национальной безопасности и восстановления территориальной целостности Украины являются мощные Вооруженные Силы Украины, другие образованные согласно законам Украины воинские формирования, 


обеспеченные современным вооружением и военной техникой, активная внешнеполитическая деятельность, эффективные разведывательные, контрразведывательные и правоохранительные органы.


Новая Военная доктрина Украины определяет главной целью военной политики Украины создание условий для восстановления территориальной целостности государства, ее суверенитета и неприкосновенности в пределах государственной границы Украины. Также этот документ четко определяет военных партнеров, а также военного противника, которым сегодня является Российская Федерация.


Впервые в истории Украины утверждена Концепция развития сектора безопасности и обороны Украины, определяющая взаимосвязанные по единому замыслу направления и приоритеты развития сектора безопасности и обороны как целостной системы. Документом определены основные задачи и этапы реформирования всех субъектов сектора безопасности и обороны.


Стратегический оборонный бюллетень Украины развивает и конкретизирует положения Стратегии национальной безопасности Украины, Военной доктрины Украины и Концепции развития сектора безопасности и обороны Украины и является завершающим документом в цикле оборонного планирования. 


Бюллетень определяет конкретные меры по реформированию ВСУ и других сил обороны.


Стратегия кибербезопасности Украины впервые устанавливает распределение ответственности органов сектора безопасности и обороны в сфере кибербезопасности, предусматривает создание координационного механизма в этой сфере, определяет направления и приоритеты развития способностей по киберзащите и обеспечению кибербезопасности.


Углубляется сотрудничество с НАТО, последовательно вводятся стандарты Альянса в секторе безопасности и обороны Украины. Вместе с партнерами создано шесть новых трастовых фондов, к процессам развития сектора безопасности и обороны привлечены эксперты из государств—членов НАТО, развивается военно-техническое сотрудничество с этими государствами. На Варшавском саммите Альянс принят решение о предоставлении Украине Комплексного пакета помощи.


Получило мощный импульс развитие отечественного оборонно-промышленного комплекса, превратившегося в один из приоритетных секторов экономики. Целью реформирования ОПК является обеспечение Вооруженных Сил Украины и других воинских формирований современным вооружением и военной техникой. Совет национальной безопасности и обороны Украины определил основные направления развития ОПК и задачи по обеспечению ВСУ, других воинских формирований современным вооружением и военной техникой.


Должно стать безусловным приоритетом восстановление ракетного щита Украины, увеличение боевого потенциала артиллерийских систем и восстановление надежной ПВО, производство боеприпасов, развитие систем телекоммуникаций, автоматизированных систем управления войсками и разведки.


Реформируется система Министерства внутренних дел Украины. Создана Национальная полиция, основная задача которой — защита прав, свобод и законных интересов граждан. Сегодня Национальная полиция несет тяжелый груз ответственности за борьбу с преступностью, масштаб которой уже начинает угрожать национальной безопасности.


Сформирована Национальная гвардия Украины как воинское формирование с правоохранительными функциями на принципиально новой европейской основе. Развиваются Государственная пограничная служба,

Государственная служба по чрезвычайным ситуациям и Государственная миграционная служба как составляющие системы Министерства внутренних дел.


Согласно требованиям Конституции Украины реформируется система досудебного следствия, создана институционная основа для усиления борьбы с коррупцией.


Формируется национальная система кибербезопасности и киберзащиты, которая должна обеспечить оперативное и адекватное реагирование на киберугрозы. Четко определена ответственность составляющих этой системы.

При Совете национальной безопасности и обороны Украины начал деятельность Национальный координационный центр кибербезопасности. В государстве разворачивается Национальная телекоммуникационная сеть.


Начато реформирование разведывательных органов. Создан Объединенный комитет по вопросам разведывательной деятельности при Президенте Украины, разработана и утверждена Главой государства Национальная разведывательная программа Украины на период до 2020 года. Завершается создание системы обеспечения видовой информацией органов сектора безопасности и обороны и других потребителей, увеличиваются возможности аэрокосмической разведки.


В сотрудничестве с экспертами ЕС и НАТО разработан проект концепции реформирования СБУ, который учитывает европейские принципы функционирования спецслужб и отечественный опыт противостояния российской агрессии.


Формируется сектор безопасности и обороны Украины как целостная система, объединенная единым руководством. Усовершенствован механизм координации деятельности его составляющих. В частности, по решениям Совета национальной безопасности и обороны Украины создан Военный кабинет СНБО Украины, Главный ситуационный центр Украины, активно развивается сеть ситуационных центров органов сектора безопасности и обороны, а также центральных и местных органов исполнительной власти. В частности, ситуационные центры созданы во всех областных государственных администрациях. Эта сеть предоставляет возможность обеспечить координацию и контроль действий государственных органов в режиме он-лайн, а в случае кризисных ситуаций перебирать на Главный ситуационный центр государства управление силами и средствами сектора безопасности и обороны Украины.


В целом в течение 2015-го и первого полугодия 2016 года в Украине определено стратегическое видение развития системы обеспечения национальной безопасности и сектора безопасности и обороны. В основном сформирована его законодательная и нормативно-правовая база. Активно реализуются определенные стратегические цели реформы. Таким образом, завершен первый этап реформирования системы национальной безопасности и обороны.


Реформа системы обеспечения национальной безопасности и обороны нашла поддержку как большинства граждан Украины, так и иностранных партнеров, прежде всего государств—членов НАТО.


Ключевая задача дальнейшей реализации реформы системы национальной безопасности и обороны состоит в развитии оборонного и потенциала безопасности государства. Особая ответственность за ход реформы возлагается на руководителей органов сектора безопасности и обороны согласно задачам, определенным Президентом Украины и Советом национальной безопасности и обороны Украины.


Но все эти реформы возможны лишь на основе успешного экономического развития. А для этого нужно существенно увеличить эффективность государственного аппарата, обеспечить тотальную борьбу с коррупцией, создать благоприятные условия для национального производителя и иностранных инвесторов.


Убежден, мы можем это все сделать. Но главная предпосылка для этого — консолидация и единство нашей нации!


Слава Украине!

 


Александр ТУРЧИНОВ, Секретарь СНБО Украины.

 

Донецкая область, зона АТО.

 

Секретарь СНБО Украины Александр Турчинов принял участие в церемонии передачи военной техники в зону АТО.

 

Фото Владимира СТРУМКОВСКОГО.