Киев называют городом каштанов, нынешний Кропивницкий отстаивает статус города роз. А как назвать Северодонецк, если он страдает от сорняков? И может ли озеленение, благоустройство города служить измерением патриотизма его жителей и властных структур?

 

В атаку пошли волонтеры


Наверное, найдутся люди, которые скажут, что заявленная журналистом тема не столь актуальна для региона, который находится в десятках километров от линии фронта. Дескать, есть более важные проблемы, нежели цветочные клумбы и ликвидация сухостоя. Тут бы выжить... К счастью, так думают не все и своим конкретным делом доказывают, как надо любить свой город, невзирая на ситуацию.


Наблюдения показывают, что сильным бурьяном Северодонецк зарастает дважды в год — весной и осенью, когда начинаются обильные дожди. Летом наоборот — проспекты и обочины улиц желтеют от выгоревшей на солнце травы. Цветочных клумб нет. Северодонецк построен на песке, и эта особенность грунта требует постоянного полива всех посаженых растений. Но вот уже два года, сколько автор этих срок живет в Северодонецке, ни разу не приходилось видеть, как на центральных аллеях и проспектах работают поливочные машины. Создается впечатление, что в коммунальном хозяйстве города таковых просто нет.


Нельзя сказать, что северодончане не патриоты своего города. Хочется думать, что и городская власть желает видеть его зеленым и цветущим. Но, судя по всему, им мешает некий, извините, пофигизм. Было бы иначе, жители уже давно бы вышли на акции протеста, потребовав от власти иного отношении к благоустройству, или в лучшем случае сами бы организовали субботники по ликвидации сорняков. Патриотично настроенных горожан много, а тех, кто свои чувства доказывает реальным делом, — раз, два и обчелся.


Северодонецк — город небольшой и очень компактный. Здесь созданы несколько скверов, но единственное место, где чувствуется заботливая рука человека, — это сквер им. Гоголя. Каждую весну и осень здесь появляются новые деревья и кустарники, скамейки, малые архитектурные формы. Причем все насаждения ухожены, политы, подкормлены, пострижены. Такое внимание к скверу объясняется очень просто — он находится под опекой волонтеров. Дело в том, что ни один сквер не состоит на балансе города, следовательно, не имеет хозяина, который бы о нем заботился. А вот месту отдыха на проспекте Центральном, можно сказать, повезло.


Пять лет назад Наталья Зубан, которая представляется как «предприниматель, а по отношению к этому скверу — волонтер», составила стратегический план развития сквера и обратилась в соцсети к горожанами за поддержкой предложения по его восстановлению.


— Сквер был запущен, дорожки в ужасном состоянии, — вспоминает она. — Я езжу мимо и каждый раз смотрю на это с болью. В сквере есть костяк — взрослые деревья, которые обычно составляют основу. И это хорошо. Нужно было только что-то добавить и возродить. Я призвала горожан: давайте все это поднимем. И многие откликнулись. На собрание у Веры Попсуй — председателя общества развития громады (она отозвалась первой) — мы пришли 12 января 2012 года. Почему зимой? Чтобы, пока наступит весна, мы уже имели четкий план своей деятельности, определились: что делать в первую очередь, а что отложить на перспективу. Мы сразу решили, что сначала вырежем сухостой, проведем воду, свет. Последнее нам пообещал сделать горисполком и сделал, а что касается сухостоя, то коммунальщики не захотели это выполнять бесплатно, поэтому предприниматели скинулись и заплатили им. А потом мы стали проводить субботники, работать по намеченному плану — сажать деревья, кусты, цветы, облагораживать территорию. Установили малые архитектурные формы, скамейки, а два года назад оборудовали детскую площадку.


Примечательно, что в 2014 году, после того как Северодонецк освободили от боевиков, желающих благоустраивать сквер стало больше. Люди поняли цену миру. Горисполком по просьбе волонтеров поставил ограждение и в октябре 2014-го проложил здесь дорожки.


История этого сквера интересная. Несколько лет назад бывший городской голова отдал его территорию одному предпринимателю, который собирался здесь строить магазин. Общественность поднялась, и это место отдыха горожан отвоевала.


Содержать сквер дорого, тем более в условиях песчаного грунта.


— Чтобы посадить дерево-крупномер, нужно выкопать огромную яму и засыпать в нее едва ли не полмашины чернозема, — рассказывает Наталья. — Предприниматели привозили землю за свой счет. Кстати, когда сквер закладывали, то для покрытия его территории на глубину 20—25 см сюда завезено примерно, сто «КамАЗов» грунта на один гектар.


По плану озеленения не хватало цветных деревьев, и Наталья с Верой написали в сетях: «Кто хочет поучаствовать и высадить в сквере семейное дерево — милости просим. Давайте посадим красные клены, яблоню Медведского, ясени золотистолистые, чтобы в сквере появилось разноцветье, чтобы он был красив своей гаммой. И осенью, и весной, и летом радовал глаз». Люди откликнулись. На первых порах медленно, а потом активнее. Покупали деревья и сажали их всей семьей. Сегодня сквер живет только благодаря волонтерам, предпринимателям и неравнодушным северодончанам, которые взяли это место отдыха под свою опеку и не жалеют для его содержания собственных средств.


Планы есть, летают где-то ...

На должность секретаря Северодонецкого городского совета переселенец из Луганска Григорий Пригеба избран в прошлом году, и, судя по всему, ситуация озеленения и благоустройства города на повестке дня его деятельности все еще остро не стояла.


— Я тоже удивлен тем, что озеленением города занимаются только волонтеры, — признается он. — Да, надо разработать специальную программу, создать систему, определить финансирование. Насколько мне известно, в прошлом году на озеленение города выделено из бюджета 40 тыс. грн. Приобрели деревья, посадили, но ни одно из них не принялось, потому что не поливали. Я думаю, что надо изменить устаревший фонд — тополя не сажать, а озеленять город хвойными деревьями. По 10—20 тысяч саженцев высаживать каждый год в свободных зонах возле школ и в других местах. Надо, надо сажать деревья, цветы.


Однако на вопрос о том, сколько же бюджетных средств депутаты горсовета выделили на озеленение Северодонецка в текущем году и сколько уже было освоено, Григорий Пригеба ответил неуверенно: где-то 50—100 тыс. грн., а по поводу их освоения вообще промолчал. Видимо, не располагал такой информацией. Зато сообщил, что в коммунальном хозяйстве города наконец-то нашлись две должности инспекторов по благоустройству, которые теперь будут заниматься в городе наведением порядка.


— Создадим комиссии, которые будут обходить подъезды, магазины, остановки транспорта, выявлять мусор, заросшие сорняками участки и заставлять их ликвидировать, — воодушевленно рассказывал председатель горсовета. — У нас очень много аварийных деревьев, поэтому комбинат зеленого хозяйства сейчас занимается в основном обрезкой сухостоя.


Правду говоря, от председателя горсовета хотелось бы услышать другое — о конкретных, в чем-то, возможно, революционных действиях, а не о создании очередных формальных комиссий. Но когда заходит об этом речь, Григорий Пригеба опять говорит о намерениях и идеях, а не о реальной работе. Например, он хочет создать еще одно коммунальное хозяйство, за которым закрепить 25 га садово-паркового характера.


— Если это будет нормальная структура, если сюда будут привлекаться инвестиции, будет административно-хозяйственная деятельность, коммерческая составляющая и если будут аттракционы. У него будет каждый куст, каждое дерево на балансе, — с энтузиазмом говорит он. — Но возможности городского бюджета ограничены. Так что мы рассчитываем на помощь общественников.


Нам не нужна власть, которая может плодить только чиновников


Общественники, в свою очередь, возмущаются. Они не согласны с той политикой, которую ведут городские власти. Как рассказывает координатор общественного движения «Очищення» Яна Кравцова, два года назад в Северодонецке было создано садово-парковое хозяйство, в уставную деятельность которого, кроме городского парка культуры и отдыха, в бесплатное пользование отданы все комплексы остановок местного транспорта.

Хозяйство обязано следить за ними и очищать от сорняков, мусора и грязи. На некоторых остановках, где стоят киоски, руководитель садово-паркового хозяйства стал требовать от их собственников заключения договора на отчисление 50% прибыли, которая должна пойти на благоустройство территории. В основном предприниматели проигнорировали это решение: из 66 субъектов договор заключил только один. В итоге некоторые остановки транспорта поросли травой и имеют совсем непрезентабельный вид.


— Теперь горсовет намерен создать еще одну коммунальную структуру, которая будет заниматься благоустройством, — возмущается Яна. — Зачем? Сделайте эффективной деятельность уже созданных предприятий.

Комбинату зеленого хозяйства вообще перекрыли кислород, зато не жалеют денег для разных сомнительных структур. В апреле 2016 случилась интересная ситуация. Фирме Вадима Власенко, который близок к одному из депутатов горсовета, вдруг выделили 600 тыс. грн. на озеленение. Вопрос о выделении рассматривался на сессии, и депутаты проголосовали за это в пакете с другими вопросами, так и не разобравшись, кого и что они финансируют. Коллективная безответственность, спросить не с кого. На балансе города не состоит ни один сквер. Ни парки, ни деревья, ни газоны никому не принадлежат. В горисполкоме даже убрали должность главного архитектора города. Вот такой у нас патриотизм.


Глядя на такое отношение городской власти к благоустройству, общественники взвесили свои силы и взяли под свою опеку еще один сквер. Как рассказала депутат Северодонецкого горсовета Елена Нижельская, первыми людьми, которые пришли работать в эко-сквер, были военные ВСУ, переселенцы и просто активные жители города. Целый год они чистили территорию от сухих деревьев и мусора.


— Уже высадили в эко-сквере деревья и очень трепетно за ними ухаживаем, — рассказывает она. — Рассчитывали, что наш проект по озеленению города поддержит власть, но, к сожалению, этого до сих пор не произошло. Не стали ждать милостыни от властей и подали больше пяти проектов в разные фонды. Выиграли. Мы не только создаем зеленую зону, мы хотим, чтобы эко-сквер стал местом социальной активности, чтобы люди вышли из своих четырех стен и нашли новое место для общения, новых впечатлений и идей.


Судя по всему, городом роз или тюльпанов Северодонецк станет еще нескоро, а вот на звание города волонтерских скверов, видимо, может рассчитывать.

Луганская область.

 

Одна из аллей сквера.

 

«Предприниматель, а по отношению к скверу — волонтер» Наталья Зубан.

 

Фото автора.