Выступая в День Государственного флага Украины, Президент Украины Петр Порошенко сказал: «Настоящую историю нашего флага советская власть держала за семью печатями... Она следила, чтобы сочетание синего и желтого вообще никогда не попадалось на глаза  гражданам. Право на отдельное существование эти цвета, конечно же, имели. Ну, не закроешь же людям глаза на голубое небо... И не запретишь выращивать золотую рожь или пшеницу. А вот синергии цветов режим не допускал категорически и считал ее большим криминалом».


На некоторых сайтах после этого появилось много возмущенных и насмешливых отзывов. Особенно на тех, где постоянно «сидят» украинофобы. Если отбросить обычную ругань, а выделить аргументы, то останется следующее: пользователи иллюстрируют свои отзывы тем, что на первый взгляд опровергает слова Петра Порошенко. Например, герб СССР. Там много синего и желтого. И для милицейских машин тоже выбрали такое сочетание цветов. Среди иллюстраций — почтовые открытки, марки, шевроны ВДВ СССР, эмблема хоккейного клуба «Химик» (Воскресенск), даже плакаты по технике безопасности. Но что из этого сделано или придумано в УССР? Абсолютно ничего. Для художников, дизайнеров РСФСР это было просто сочетание цветов, приятное глазу. А вот в УССР все было совсем по-другому.
В редакции одной из популярных киевских газет во второй половине 60-х годов прошлого века был список слов, которые нельзя употреблять. Например «серед» (вдруг на последнюю букву краска плохо ляжет) только «з-поміж». Не разрешалось писать «вродлива дівчина» — вдруг кто-то подумает «уродливая». А еще в том перечне было «блакитний». Даже слово репрессировали...
Почему это делалось? Москва присылала руководить Украиной очень специфические кадры. Например, вторым секретарем ЦК КП(б) У в начале 1933-го назначили Павла Постышева, у которого было незаконченное начальное образование. Он один из тех, кто виновен в усилении голодомора. Идеолог сноса памятников церковной архитектуры в Украине. Но главным его заданием было покончить с украинизацией, которую придумали сами же большевики: ее забросали трупами расстрелянных. «Отметился» Постышев и в России, куда его перебросили возглавлять Куйбышевский обком ВКП(б). Из продовольственных магазинов там вдруг изъяли «Любительскую» колбасу, потому что когда ее разрезать, якобы были четко видны контуры фашистской свастики. В магазинах Чапаевска и Сызрани вдруг не стало спичек, хотя ящики стояли на складах. Оказывается, Постышев в линиях на этикетках увидел профиль Троцкого. Выступая затем на пленуме в Куйбышеве, он провозгласил гневную тираду: «Я предлагаю прокуратуре и НКВД посадить человек 200 работников торговли, судить их показательным судом и человек 20 расстрелять».
Представляете, требовал расстрелять только потому, что ему, Постышеву, что-то показалось. А цвета все же реальные. Неправильно их сочетаешь — и такое пришьют... Поэтому люди боялись и остерегались. Ведь таких постышевых в УССР было много. По иронии судьбы, Постышева, уверенно рассмотревшего профиль Троцкого на спичечном коробке, вскоре расстреляли как правого троцкиста, да еще и японского шпиона.
Прошли годы, время массовых расстрелов отошло в прошлое. И вот история, которую рассказал житомирский пенсионер — он был студентом на рубеже 1960—1970 годов. Вызвали студентку в деканат, где она услышала, что так одеваться нельзя. А была на ней темно-синяя юбка и желтая кофта.
И не только синее с желтым вызывало подозрение. Вот отрывок из интервью, которое дал Дмитрий Павлычко. Речь идет о самой известной песне на его стихи: «Партийно-советская цензура «Два кольори» охарактеризовала как националистическую, как гимн ОУН. У них в репертуаре была похожая песня, мы с Билашем об этом не знали. Там были следующие слова: «Наш прапор червоно-чорний. Червоний — то добро, а чорний — пекла дно...». Через некоторое время меня и Сашу Билаша кадебисты пригласили в партийную школу на ужин. Там начали меня распинать за то, что написал гимн бандеровцам. А Билаша предупредили, что Павлычко может его подвести: «Ты с Полтавщины, а Дмитрий Васильевич из Галичины...».
Но Билаш не побоялся сказать: «А разве на Полтавщине не такие рушники? Не такая вышивка? Что вы выискиваете в той песне?! Она о человеческой жизни. Я ее написал и не отрекусь от нее!».

Житомир.