Как за 12 лет сделать более 400 операций на сердце, знают в Кировоградском областном кардиодиспансере. И как в 37 лет вылечить врожденный порок сердца — тоже.

На работу сердца влияет все: сколько человек спит, чем дышит, как и что ест, сколько шагов делает за минуту, какие физические нагрузки дает на организм, сколько сигарет выкуривает и т. п. Симптомов неправильной работы сердца крайне много. Определить самостоятельно, в чем проблема, невозможно. А прибегая к самолечению, можно распрощаться с жизнью.

Но следует знать одно: в Кропивницком есть специалисты, имеющие хорошую репутацию даже в европейских сообществах, а оснащение кардиодиспансера — одно из лучших в Украине.

«Мышца сердца постоянно качает кровь по организму — выполняет роль насоса, — объясняет заведующий отделением рентгенэндоваскулярной диагностики и лечения Виталий Крошка (на снимке). Внутри его есть специальные камеры, которые заполняются кровью. Сердце сжимается и проталкивает из камер кровь в одном направлении — к мозгу, рукам, ногам. Сердцу для нормальной работы необходимо несколько вещей. Во-первых, кровоснабжение сердечной мышцы (работа сосудов), ей нужен толчок, чтобы сердце сжималось. К сердцу, как по проводам, идут импульсы, которые и вызывают сокращение. За минуту таких сокращений примерно 80. Во-вторых, кровь должна идти в одном направлении. Это обеспечивают клапаны. Сейчас все эти сферы могут быть диагностированы и, по необходимости, прооперированы в Кировоградском областном кардиоцентре.

«Сосуды диагностируются с помощью коронарографии. Если где-то есть сужение сосуда, то сердечная мышца по нему недополучает кислород и будет страдать. То есть нужно давать обходной путь или же убирать бляшку, которая мешает движению крови. Стентирование — восстановление проходимости сосуда. Шунтирование — создание обходного пути. Это открытая операция, которая делается со вскрытием грудной клетки и вшиванием нового сосуда», — рассказывает врач.

А начинается все со сложного процесса — установления диагноза. В Кропивницком доступны 80—90 процентов методов обследования. В частности, по показаниям для аортокоронарного шунтирования, замена клапанов, имплантация искусственных водителей ритма при разных видах аритмии.

Кардиооперационная — одна из лучших в Украине

В 2012 году за счет государственной субвенции в онкодиспансере установили ангиограф — появилась возможность стентировать коронарные артерии. С 2015 года началось обустройство открытой операционной. На кону — 5 миллионов гривен, но и возможность проводить операции на работающем сердце. Сверхсовременная операционная все-таки была оборудована в кардиодиспансере, как специализированном учреждении, где лечатся больные с кардиологической патологией.

Фото Игоря ДЕМЧУКА.

«Размещение такой операционной было запланировано еще при строительстве учреждения. Поэтому мы лишь реконструировали это помещение согласно современным требованиям», — рассказывает главный врач Анна Сухомлин (на снимке). — Прежде всего установили ламинарную вентиляцию, чтобы любые микроорганизмы и бактерии, которые постоянно витают в воздухе, выходили из помещения и не попадали в раны во время операции. Вторым шагом стало приобретение современного оборудования, которое гарантирует успешность операций и значительно облегчает работу врачей. Операционная лампа, например, позволяет работать одновременно двум бригадам — используется при операциях сложных типов. Наркозная станция имеет возможность многих настроек и работает в разных режимах. Аппарат искусственного кровоснабжения (АИК) с четырьмя насосами работает вместо организма пациента и имеет функцию замещения сердца во время операции»...

Могут прогнозировать вероятность остановки сердца

Среди многочисленного перечня доступных в Кропивницком операций — использование искусственных водителей ритма (мини-компьютеры, которые полностью отслеживают деятельность сердца и, по необходимости, корректируют ее), шунтирование, стентирование. В ходе многих заболеваний может быть несколько вариаций оперирования. Врачи не берутся класть пациента на операционный стол на процедуру «пальцем в небо». Перед этим проводится специальное исследование, которое дает возможность вычислить вероятность остановки сердца в течение нескольких лет.

«В случае сужения сосудов может быть два варианта: шунтирование или имплантация стентов. Тогда мы используем специальную программу, позволяющую прогнозировать продолжительность жизни человека в случае той или иной процедуры. Например, вероятность смерти в течение двух лет при проведении стентирования составляет 10 процентов, шунтирования — 5. Врач не может по своему усмотрению сказать: «А я вот хочу сделать шунтирование». Такого нет. Мы ориентируемся на доказательную медицину и ищем оптимальные методы лечения конкретного пациента», — утверждает Виталий Крошка.

При условии, что есть все необходимые затратные материалы, операция для пациента бесплатная. Однако, поскольку каждому пациенту все подбирается индивидуально, часто нет того, что нужно.

«Мы получаем затратные материалы от государства. Обеспечение ими осуществляется централизованно, ведь закупками занимается Минздрав. Поэтому есть определенные размеры таких материалов. Тем не менее каждому пациенту их нужно подбирать индивидуально, — говорит Виталий Крошка и приводит пример из практики. — Мы получаем 10 стентов размером 3,5 мм на 18 и 10 — 2,75 мм на 18. А у человека поражения 4 на 24 мм. И как в этом случае решать вопрос? Это не исключение из правил. Это правило. Поэтому стент необходимого размера приходится оплачивать пациенту».

Прооперировали врожденный порок сердца в 37 лет

С начала работы новой операционной (февраль 2016-го) в диспансере прооперировали 29 пациентов. Из них — 17 хирургических вмешательств на открытом сердце. Самые сложные операции проводит Андрей Клянчин (на снимке) — хирург, которым гордится Кировоградский кардиодиспансер, врач высшей категории, кардиохирург, бывший заведующий кардиологическим отделением Луганской областной больницы.

«Мало кардиохирургов умеют оперировать на работающем сердце. Он — один из немногих в Украине, владеющих такой методикой. Андрей Клянчин стажировался в Бельгии, в ведущих институтах Киева: Институте Амосова, Центре сердца. Из отмеченных 17 пациентов 8 прооперированы на работающем сердце, 6 — с аппаратом искусственного кровообращения», — отмечает Анна Сухомлин.

В нынешнем году исполняется 12 лет, как Андрей Клянчин начал спасать людей. В целом на счету врача более 400 операций. Почти 300 — шунтирование.

Выпускник Луганского мединститута прошел полтора года интернатуры. Потом почти два года работал хирургом поликлиники, а по совместительству в стационаре по оказанию ургентной помощи. Потом освободилось место в кардиохирургическом отделении.

«Знакомые подсказали, что можно получить такое специфическое развитие. В 2004-м я пошел работать. Через шесть лет стал завотделением. А еще через два года в Луганске начались все эти события. Пришлось уехать. Начал искать работу, и в Кировоградский кардиодиспансер попал случайно», — вспоминает кардиохирург.

Одной из первых пациенток хирурга Андрея Клянчина в новой операционной стала 37-летняя женщина с врожденным пороком сердца. Из-за болезни происходило смешивание крови двух типов: насыщенной и не насыщенной кислородом. Это значительно ограничивало физические возможности, приходилось избегать нагрузок. Продолжительное время это не мешало женщине жить. Однако через год-два могла произойти резкая декомпенсация состояния здоровья. Поэтому перетяжка (перевязка) протока была сделана в превентивных целях. «Такая операция должна делаться у маленьких детей. А у этой женщина порок сердца обнаружили случайно, когда она обратилась к врачам. Те услышали шум в сердце. Сделали УЗИ — нашли такую штучку», — говорит Андрей Клянчин.

Начали делать симультантные операции

В нынешнем году в обновленной операционной Кировоградского областного кардиодиспансера стартовала новая эпоха кардиохирургии. Врачи начали делать операции, которые проводят далеко не в каждом госпитале Украины. Простыми словами — две разнотипные операции под одним наркозом. А это, как минимум, вдвое короче срок пребывания в стационаре, экономия сил пациента, времени и нервов. Например, одновременно на коронарных артериях и на артериях кровоснабжения головного мозга или по протезированию и пластике клапанов сердца. Пациент оплачивает одну операцию и один наркоз, а оперируют его фактически дважды. К тому же это сокращает срок пребывания в стационаре.

«Для пациента пребывание в стационаре — это стресс. Каждый раз, когда надо оперироваться — «жизнь останавливается». А так он зашел в одно место, ему все сделали. Все. При этом время реабилитации такое же, как после одной операции. Для пациентов это существенно», — рассказывает кардиохирург Олег Бохонко (на снимке).

Благодаря симультантным операциям, кардиохирургам удалось улучшить качество жизни не одному пациенту. Однако следует иметь в виду, что не каждому пациенту можно сделать двойную операцию. Несмотря на все преимущества симультантных операций, врачи не практикуют такую методику везде, где необходимо несколько хирургических вмешательств.

«Мы подходим к пациентам индивидуально. Определяем: можно делать две операции одновременно или нет. Это зависит от сопутствующих патологий», — отмечает кардиохирург.

Кропивницкий.

P.S. Недавно в Институте сердца впервые в Украине имплантироали механическое сердце. Мы поинтересовались, готовы ли врачи Кировоградского областного кардиодиспансера провести подобную операцию. Как выяснилось, операционная учреждения приспособлена для того, чтобы проводить операции такого уровня. Однако еще есть вопросы технологического и финансового характера.

«Технически это возможно. Хотя мы сердце еще не пересаживали, — отмечает Андрей Клянчин. — Специалисты в Кропивницком могут провести операцию такого уровня. Если представить, что завтра нам привозят это искусственное сердце, мы можем пригласить на первую операцию наших коллег, которые это уже делали. Но следует учитывать еще некоторые факторы. Несколько суток послеоперационного периода пациент должен находиться в реанимации. Сейчас наше реанимационное отделение общее. То есть нынче здесь находятся и те больные, которых госпитализируют по линии «скорой» с инфарктами. Реанимации надо разделить, так как это разный профиль лечения. Создание хирургической реанимации рядом с операционной планируется, но не раньше следующего года. Как только появится реанимация, приспособленная для ухода за прооперированными больными, можно будет говорить о, скажем так, «космических» операциях».

Еще один аспект вопроса — финансовый. Искусственное сердце стоит до 120 тысяч евро. Наверное, сегодня ни один человек «не потянет» такие средства самостоятельно. Кроме того, имплантация человеку искусственного сердца предусматривает, что через определенное время будет пересажено настоящее сердце. Механические сердца долго не работают — год-два. Максимальное время работы, зафиксированное в Европе, — три года. В Украине действует презумпция недонорства: человек после фактической смерти может быть донором только при условии согласия родственников. Во многих других странах каждый человек, не подписавший отказ, является донором. Например, в Европе есть возможность найти настоящее сердце для пересадки. А в Украине сделать это почти невозможно.

 

Фото Ольги ТКАЧЕНКО.