За годы независимости главным событием в сфере отечественного энергосбережения было и остается принятие в девяностых годах прошлого века Закона Украины «Об энергосбережении».

Согласно этому закону создали профильное государственное учреждение — Госкомитет по энергосбережению. Немного позднее — Государственную инспекцию по энергосбережению, а еще через год — Центральную группу энергоаудита. Опираясь на государственные гарантии, стала работать энергосервисная компания УкрЭСКО и реализовали первые проекты по стратегии ЭСКО. Началась довольно активная работа над созданием нормативно-правовой базы энергосбережения: основоположные государственные стандарты, другие нормативные документы, налажена система контроля за использованием энергоресурсов благодаря деятельности Государственной инспекции по энергосбережению и, в конце концов, были заложены основные принципы энергетического аудита в Украине.

 

 

Затем начался поиск реальных источников финансирования, в частности для создания так называемого «экономического механизма энергосбережения». Как ни обидно это констатировать, но пока ни одна из попыток не дала желаемых результатов. Мы продолжаем оставаться энергозависимыми и уж слишком энергозатратными. Возможно, не те источники для финансирования проектов и не те подходы к стимулированию энерго-
сбережения выбрали? Давайте остановимся на каждом отдельно.


Ввести налог


Увеличение налогового давления на предприятия, работающие в Украине и платящие налоги, не может быть безграничным, а посему рассчитывать на это не следует. Первая (и последняя!) попытка установить пятипроцентный налог на нефтепродукты была очень быстро — через несколько недель — отменена.


Штрафы за сверхнормативное потребление


Опыт Государственной инспекции по энергосбережению засвидетельствовал недостатки «штрафного стимулирования энергосбережения». Согласно ее предписаниям назначались штрафные санкции за неэффективное использование энергоресурсов. Однако при отсутствии у предприятий денег этот источник едва ли поможет решить финансовые проблемы энергосбережения. Имели место весьма сомнительные предписания по штрафным санкциям. В определенной степени из-за этого было принято не безупречное решение о прекращении деятельности Государственной инспекции по энергосбережению.


Создание фондов


Отечественный опыт создания фондов энергосбережения в значительной степени дискредитировал саму идею. Деньги, поступавшие в такой фонд, направлялись в государственный бюджет. А региональные фонды энергосбережения, за единичными исключениями, — не совсем прозрачные. Так, решение об использовании денег упомянутых фондов часто принимают неизвестно кем созданные советы и неизвестно из кого созданные экспертные структуры этих фондов. Будем надеяться, что последняя попытка создания фонда энергосбережения с учетом зарубежного опыта, о которой нынче так беспокоятся экспертная среда и правительство, станет успешной. Самое важное — поставить действенные предохранители коррупции.


Об источниках формирования


Может быть три источника формирования фонда: частный капитал, бюджетные средства и бюджетные средства с привлечением иностранных инвесторов. Частный капитал при наличии благоприятного для инвестиций климата может реализовывать проекты в сфере энергоэффективности и энергосбережения без создания специального фонда и согласования его с министерствами и ведомствами. Создание фонда только с использованием бюджетных средств не кажется реалистическим ввиду ограниченных возможностей бюджета, ведь до сих пор ни одна из программ и стратегий не была профинансирована. Не следует отбрасывать и небезосновательные опасения коррупционных проявлений. Между тем презентованная вице-премьер-министром — министром регионального развития, строительства и ЖКХ Украины Геннадием Зубко концепция создания Фонда энергосбережения предусматривает, кроме бюджетных средств, привлечение иностранных инвесторов. Для уменьшения коррупционных рисков, наверное, целесообразно было бы предусмотреть право вето иностранных партнеров фонда на использование средств.


Не забываем о льготах


Введение льгот на проведение работ по энергосбережению, на энергосберегающие технологии и оборудование, то есть директивное энергосбережение. Это попытка заимствования западного опыта. Поскольку сложно определить юридически, какая именно технология или оборудование являются энергоэффективными в каждом конкретном случае, эти попытки обречены. Исключением здесь может быть разве что так называемая «маркировка» бытовой техники. Несерьезны также аргументы относительно оценивания энергоэффективности оборудования и технологии по удельным расходам энергоресурсов: один и тот же тип оборудования или технология в одном случае могут быть эффективными с точки зрения экономики, а в другом — нет. Так же при условии роста объемов производства удельные расходы для большинства случаев уменьшаются. А создание любых экспертных органов, которые будут определять, какое именно оборудование является энергосберегающим, приведет к чрезмерной доле субъективизма при оценивании. При отсутствии отечественного производства подавляющего большинства типов энергоэффективного оборудования мы будем стимулировать зарубежных производителей такого оборудования.


Реализация проектов по стратегии ЭСКО


Этот подход к финансированию проектов в сфере энергосбережения широко применяется в развитых странах уже в течение многих лет. Год назад было принято два основоположных закона по внедрению энергосервиса. К сожалению, традиционно для сферы энергосбережения эти законы лишены «прямого действия». Действительно, предполагалась реализация ESCO-проектов согласно  примерному договору, форму которого утверждает Кабинет Министров. Период окупаемости проекта определяется при проведении энергоаудита, после чего фиксируется в договоре на реализацию проекта. И вдобавок на время реализации ESCO-проекта предоставляются налоговые льготы. К сожалению, прошлым летом была отменена система энергоаудита в Украине. Поэтому нынче отсутствуют любые предостережения касательно достоверности показателей ESCO-проекта, а соответственно, и к возможным потерям поступлений в бюджет.


Группой экспертов разработана концепция реализации так называемого «экономического механизма энергосбережения». Представим ситуацию: в течение года предприятие снизило в структуре себестоимости долю расходов на энергоресурсы, увеличив — не уменьшив — вместе с тем объемы производства. В таком случае часть расходов на энергоресурсы, которую удалось сэкономить, подпадает под льготное налогообложение или вообще не облагается налогами. Государству это даст возможность по меньшей мере не снизить налоги, поскольку объемы производства и прибыль выросли, а с учетом НДС и других налогов поступления в бюджет вырастут. Продолжительность этой льготы составит год, после чего рост поступлений в бюджет будет еще больше. Предприятия от внедрения такого подхода получат реальные — не бюджетные — деньги на реализацию энергосберегающих мероприятий. Вырастет заинтересованность реализовывать именно незатратные (организационные) и малозатратные быстроокупаемые — в течение одного года — проекты. Заинтересованность во внедрении неэнерговместительных технологий и повышении материало- и фондоотдачи и в выпуске неэнерговместительной продукции.


Для государства даже в течение первого года поступления от налогообложения не уменьшатся, а с учетом НДС — вырастут. В дальнейшем денежные поступления увеличатся за счет повышения доходов предприятий.

Более того, уменьшится нагрузка на бюджет, поскольку деньги на энергосбережение предприятия будут получать непосредственно от конкретных инвесторов конкретных проектов, а не от государства. Уменьшатся также расходы на закупку под государственные гарантии энергоносителей, а народ Украины получит более современные и энергоэффективные технологии, что благодаря уменьшению энергопотребления позволит существенно улучшить экологическую ситуацию.


Владимир МАМАЛЫГА, кандидат технических наук, доцент, магистр бизнес-администрирования, сертифицированный энергоменеджер.


Рис. Николая КАПУСТЫ.