В марте-ноябре 1943 года на территории теперешних Маневичского, Рожищенского, Киверцовского районов Волынской области на площади более двух тысяч квадратных километров действовала Колковская республика. Там не было ни немецкой, ни советской власти... Это был островок независимого государства в оккупированной Украине. Здесь работали школы, библиотеки, книжные магазины, военные курсы, лазарет, действовала издательская служба. Неумолимое время мало оставило нам свидетелей тех событий. Один из них бывший узник Норильских лагерей, заслуженный работник культуры Украины, почетный гражданин Маневичского района Петр Трифонович Мосийчук, с которым посчастливилось встретиться в мае этого года. Вот что он рассказал тогда.

 

— Несмотря на то, что мне на то время было только двенадцать лет, хорошо помню все события, связанные с Колковской республикой, — вспоминает Петр Мосийчук об уже давно прошедших годах. — Кроме того, встречался с людьми, коренными колковчанами, которые мне много об этом рассказывали. В Караганде, в лагере, у меня был бригадиром Ефимчук, по уличному его называли «Маюк», такой был героический парень из Колок. Сначала, чтобы раздобыть оружие, пошел в полицию. Набил там немцу морду, и все думали, что его расстреляли. Но он оказался в Деражно в концлагере. Весной 1943 года они организовали там группу, разоружили немецкий конвой и с винтовками и автоматами пришли в Колки.


Как началась Колковская республика? Дело в том, что нужно было найти какое-то место, несколько отдаленное от немцев. Повстанцы выбрали Колки, где не было железной дороги, к которой всегда держались гитлеровцы. Весной 1943-го окружили городок своими сотнями. Подразделения Украинской Повстанческой Армии стояли у Тростянца, Годомичей, Градья, Красноволи... В самих Колках был курень Рубащенко (Степан Коваль, родом был из Ивано-Франковской области). В Луцке тогда организовали какую-то школу, кажется сельскохозяйственную, где они учились. И Рубащенко привел их всех сюда. Кстати, мне даже пришлось с ним встретиться и говорить.


Немцы увидели, что повстанцы их могут убить и решили бежать из Колок. А чтобы обезопасить себя, взяли в заложники местную молодежь, перемешались с ней и на машинах выехали отсюда на Розничи и Копылье. И хоть в розничевском лесу находились повстанцы, они не решились стрелять, ведь на машинах было очень много молодежи. Таким образом немцы без боя вышли отсюда.


13 мая 1943 года Колки полностью заняли повстанцы. Вот за этим домом, где мы сейчас с вами стоим, была гражданская управа. Там находилась служба порядка, то есть местная полиция, которую возглавлял Юрий Шевченко. По этой улице стояли клуб и типография. Заправлял всем этим Клим Савур (Дмитрий Клячковский). В селе Староселье размещался большой издательский отдел.


Здесь, где эта школа стоит, были военные курсы артиллеристов, были также военные курсы старшин, минеров, радистов, шоферов, медсестер... Там, где польский костел, кавалерия их была. У немцев была хорошая разведка. Почему они целое лето не трогали повстанцев? Знали, что здесь их было много и по лесам сотни стояли. Сначала полезли немцы и Киверцов, их за Тростянцом встретили. Потом полезли немцы из Маневич, в Яблоньке прошел большой бой. Возле Яблоньки было две больших могилы. В одной много убитых немцев, в другой — 18 повстанцев. А повстанцы, это — местные молодые ребята из Ситницы, Борович,.. Колки были их столицей. Сюда никто не мог сунуться. Для детей открыли школу, даже книгу издали для обучения новую. Где находится лесхоз, был лазарет.


Но хочу рассказать об одной странице, о которой не знают колковчане, недавно сам вычитал из мемуарной литературы руководителей, находившихся здесь. Повстанцы брали к себе окруженцев. Поэтому среди них было много «схидняков». И как раз здесь в Колках в основном из «схидняков» организовали подпольную коммунистическую организацию, которой предстояло уничтожить ту республику. Там, где была служба порядка, стоял двухэтажный домик и в нем размещалась Служба безопасности (СБ). Это была страшная структура, туда попадать было нежелательно. Как говорили тогда: «эту работу тоже надо кому-то делать».


Между повстанцами была девушка Валя Апраксина, дочь киевского профессора. Отец ее был репрессирован и расстрелян в 1937 году. Валю вместе с другой молодежью везли в Германию. Повстанцы остановили этот поезд и выпустили пленников. И эту девушку забрали к себе. Она была грамотной, работала у повстанцев машинисткой в издательском отделе в Староселье, а жила в Колках. И руководители этой подпольной организации увидели, что она умная, работает в таком солидном заведении, и решили ее завербовать. Тогда она идет к руководителю СБ и сообщает, что ее вербуют. «Иди, — сказал тот, — но будь осторожной». Так с помощью этой Вали Апраксиной, ее псевдо было Оксана, СБ ликвидировала в Колках ту подпольную организацию, которая по приказу командира партизанского отряда спецназначения «Победители» Дмитрия Медведева должна была захватить и доставить к нему кого-то из руководителей Колковской республики.


Таким образом, подразделения УПА находились здесь до 2 ноября 1943 года. 2 ноября рано утром, помню был такой морозный день, летит самолет. Разворачивается над нашим селом Годомичи, повернул на Колки и началась бомбардировка. Немцы узнали, что была дана секретная команда, чтобы все повстанческие отряды шли на восток. Наступала Красная армия, и они боялись, чтобы их не зажали с обеих сторон. Считали, что на Ривненщине и Житомирщине будет легче перебыть фронт. Повстанцы покинули Колки, оставив здесь лишь маленькую заставу. И когда сюда немцы пришли, обороняться некому было. На берегу Стыри лежалая команда где-то из 30—40 человек. Они заминировали мост и одному из повстанцев поручили поджечь бикфордов шнур, когда уже немцы будут ехать к мосту. Очевидец из бывших повстанцев мне рассказывал, что поручили одному из бойцов сделать это. Немцы уже возле моста, а взрыва все нет. Говорит, смотрю, а он убежал, уже так далеко отбежал. Прицелился, выстрелил, тот и упал, ногу ему прострелил. Всю жизнь хромал, но так никто ему не вспоминал, что был повстанцем.


Так немцы вошли в Колки. Биться им уже не было с кем. С немцами было очень много власовцев и поляков. Поляки действовали тогда очень жестоко, не считались ни с чем. У нас в селе Годомичи 90-летняя старушка сидела на печке, и ее расстреляли и сожгли в доме. Только в Колках уничтожили более 500 человек. А больше всего жгли 4 ноября, как раз был праздник Казанской Божьей Матери. Горели Колки, Годомичи, Четвертня... Так прекратила свое существование Колковская республика. 2 ноября 1943 года стал последним ее днем.


Повстанцы сами со временем писали: «Мы были без опыта и учились на своих ошибках». Да и не удивительно, ведь им было всего лишь по 22—25 и даже 19 лет.


  * * *


Уже 73 года отделяет нас от того бурного времени. На память о героических делах Колковской республики в городке установлен памятник. К этому делу присоединился со своими сыновьями Петр Трифонович Мосийчук. Каждый год в дни государственных праздников идут к нему благодарные волыняне, чтобы почтить память воинов Украинской Повстанческой Армии, которые, не жалея своей жизни, защищали родную землю. В 2004 году приезжал поклониться светлой памяти героев Колковской республики и Президент Украины Виктор Ющенко. Положили цветы к стеле и 14 октябрю — в День защитника Украины и Украинского казачества.


Зерна свободы, зарожденные в далеком 1943 году на Волынском Полесье, дали хорошие всходы в наше время. Уроженец Колок майор, командир батальона 51-й отдельной механизированной бригады Леонид Полинкевич (сын поселкового головы Колок Александра Полинкевича) погиб в зоне АТО, героически защищают восточные рубежи нашего государства и другие выходцы поселка.


Воспоминания Петра Мосийчука, возможно, несколько отличаются от других, более героизированных. Но они правдиво изображают события тех лет на Волыни. В этом их самая большая ценность.

 

Петр Мосийчук вспоминает о событиях далекого уже 1943 года.

 

Памятник героям Колковской республики в поселке Колки.



пгт Колки.


Волынская область.


Фото автора.