Альтернатива в энергетике — это другой путь. Не сжигание газа, мазута или угля в топках электростанций, а использование возобновляемой и безграничной энергии солнца, ветра и недр. Не атомные энергоблоки, а электростанции, работающие на геотермальной энергии земли или использующие мощности приливов и отливов мирового океана.

 

 

Традиционной энергетике наступают на пятки


Мы уже привыкли, что альтернативная энергетика — это экзотика, посмотреть на которую приглашают журналистов и высочайшее руководство страны. Так как, например, на Запорожье, которое благодаря природным факторам — южному солнцу и ветреному побережью Азова — совсем не плетется в хвосте традиционной энергетики Украины, доля ветро- и солнечных электростанций составляет всего 1,9 процента от произведенной в области электроэнергии.


Это капля в энергетическом море! Ведь Запорожской АЭС в течение 2015 года произведено 47705,2 млн. кВт-час. Это более 29 процентов общегосударственного производства, а солнечная и ветроэнергетика региона обеспечила производство всего 855,2 млн. кВт-час. электроэнергии.


А как у соседей? Не в областях Украины, где ситуация не лучше, чем на Запорожье, а в мире? Смотрим информацию об альтернативной энергетике Великобритании. Шотландия. Благодаря циклону с сильным ветром 7 августа текущего года турбины здешних ветроэлектростанций произвели 106 процентов дневного потребления электроэнергии в этой части Объединенного Королевства. По итогам 2015 года доля альтернативной энергетики в той же Шотландии составляла 50 процентов. Во всей Великобритании в прошлом году производство из возобновляемых источников достигло 21 процента. А доля электроэнергии, произведенной тепловыми станциями на угле во всем Объединенном Королевстве, не превышает 30 процентов.


Так что можно совершенно уверенно говорить, что на Британских островах есть альтернатива традиционной электроэнергетике и что планы правительства Ее Величества закрыть все угольные электростанции в ближайших 10—15 лет вполне реальны.


Добавим, что Британии нет даже в десятке лидеров, скажем, в сфере мировой ветроэнергетики. С большим отрывом впереди Китай и США. Бесспорный лидер в Европе — Германия. В Дании еще в 2013 году ветроэнергетика производила 43 процента всей датской электроэнергии. А у нас эта отрасль в зачаточном состоянии.


Все на уровне экзотики и разговоров

В современном мире нагревать атмосферу углем или даже более экологическим ядерным топливом по меньшей мере нерационально. Правительства многих стран задумываются над тем, как поощрить создание альтернативных мощностей. Ведь ни ветряные мельницы, ни солнечные панели сами по себе не появятся. Поощряют строительство государственной поддержкой. Например, в той же Великобритании в течение 2015 года выделено 300 миллионов фунтов субсидий на проекты возобновляемой энергетики.


Не стоит на месте и наука. В ноябре 2014 года появилось следующее сообщение: «В США достигнута важная веха в энергетике: цена солнечной и ветряной энергии сравнялась с ценой киловатта, произведенного традиционным способом... По оценкам консультационной компании Lazard, в США цена солнечной энергии опустилась до 5,6 цента за киловатт-час, ветряный, — до 1,4 цента, тогда как цена на электрику, полученную от сжигания природного газа — 6,1 цента, а угля — 6,6 цента».


Как видим, секрет успеха в том, что поощряется именно развитие альтернативной энергетики. То есть чем больше проектируется и строится мощностей ветряных, солнечных или геотермальных станций, тем больше субсидии. Дальше срабатывает закон рынка: хочешь прибыли — внедряй новейшие технологии. А государственный интерес в том, что растут мощности альтернативной энергетики — следовательно, снижаются (а для многих стран это очень важно) объемы импортированного минерального топлива или даже импорта электроэнергии.


У нас на энергетике крепко сидят монополисты-газовщики, угольщики, а еще «братья» со своими ТВЭЛами для ядерных реакторов. Поэтому об альтернативе идут лишь разговоры, а экономия энергоресурсов в последние два года превратилась в настолько жесткую шоковую терапию, что перспектива пережить без существенных потерь ближайшую зиму кажется довольно призрачной...


Но и это еще не вся правда. Определенный опыт европейских стран — тех, где кризис энергетики, в том числе и альтернативной, уже стал хроническим, — внедрен и у нас. То есть существует государственная поддержка не развития, а производства солнечной и ветряной электроэнергии. Речь о «зеленом тарифе». Его, было, пролоббировали вроде бы «по просьбе трудящихся», а на самом деле — мощных производителей альтернативной электроэнергии с известными собственниками. По закону, действие которого распространяется до 2030 года, каждый, кто построил ветряную мельницу или поставил солнечные панели, может продать их облэнерго. На самом деле только относительно мощная Токмакская солнечная станция (10 МВт) или Ботиевская ветростанция (200 МВт), собственно, для того и предназначены, чтобы продавать электроэнергию.


И что мы имеем?


При «зеленом тарифе» в 15—16 евроцентов и по заявленному годичному производству в 686 млн. кВт-час. будет достаточно и трех лет эксплуатации, чтобы целиком покрыть полную стоимость строительства, например, той же Ботиевской ВЭС (245 млн. евро). А дальше... лишь незначительные эксплуатационные затраты (зарплаты, профилактика и ремонты), так как ветер в Украине, по крайней мере сегодня, еще... бесплатный.


Не следует даже выяснять, за чей счет этот «зеленотарифный» банкет, ведь и так очевидно, что за счет атомщиков. Скажем только, что никакого наращивания мощностей в Украине не происходит! Тем более что благодаря странной политике НКРЭКУ в государстве наблюдается значительный профицит электроэнергии. Особенно теплоэнергетики уже с год бьют в набат: производство неуклонно сокращается — а это же зарплаты! Объемы производства электроэнергии на Запорожье в прошлом году мы подавали выше. За шесть месяцев текущего произведено 18,37 млрд. кВт-час. электроэнергии. Умножим эту цифру на два и получим прогнозируемые по итогам года 36,74 млрд. кВт-час. электроэнергии. То есть падение производства может составлять более 11 млрд. кВт-час. только в Запорожской области. А сколько в целом государстве?


Об этом, надеемся, у нас еще будет возможность поговорить в другой раз.

Запорожье.


Рис. Николая КАПУСТЫ.