В сентябре нынешнего года Верховная Рада в первом чтении приняла законопроект № 4334 «О внесении изменений в Закон Украины «О теплоснабжении» относительно стимулирования производства тепловой энергии из альтернативных источников энергии». Пока законопроект активно готовится ко второму чтению, попробуем проанализировать его основное содержание и выяснить, какие изменения он принесет государству и простому потребителю тепловой энергии.


О чем законопроект?


Законопроект разработан народными депутатами при участии ведущих экспертов Госэнергоэффективности, профильной Биоэнергетической ассоциации Украины и предлагает: установление органами местного самоуправления тарифов на тепловую энергию для бюджетных организаций и нужд населения, которая производится из альтернативных источников, на уровне 90 процентов от соответствующих действующих в населенном пункте тарифов на тепловую энергию из газа; лицензирование областными государственными администрациями хозяйственной деятельности по производству, транспортировке и поставкам тепловой энергии, которая производится с использованием альтернативных источников.


Законопроект должен решить две неотложные проблемы. Сегодня при установлении тарифов на тепло из альтернативных источников регулятором (НКРЭ КУ) применяется принцип «себестоимость +6%», доставшийся нам в наследство еще с советских времен и абсолютно не отвечающий принципам рыночной экономики. Он «стимулирует» производителей тепловой энергии всеми возможными способами завышать себестоимость, поскольку его рентабельность будет равняться 6 процентам от себестоимости. Чем больше себестоимость — тем больше доход. А платить за увеличенную себестоимость придется потребителям. Кроме того, он абсолютно не стимулирует ни ТКЭ, ни частных инвесторов вкладывать средства в подобные проекты, а у государства и коммунальных предприятий средств на это тоже нет. У инвестора всегда есть альтернатива положить свои средства на депозит в надежный банк. Например, «Ощадбанк» заплатит в таком случае 15,5 процента годовых. Так что никакого смысла нет вкладывать в альтернативную котельную под 6 процентов, еще и с множеством дополнительных рисков!


Еще один недостаток существующей практики тарифообразования: все производители тепловой энергии из альтернативных источников утверждают свой тариф в НКРЭ КУ. Их уже сейчас более трех сотен, и каждый из них предоставляет расчеты своей себестоимости регулятору, а тот проверяет сотни этих расчетов и заявлений. Приводит такая практика к тому, что регулятор перегружен и не может утвердить эти тарифы в короткие сроки.

Типичное ожидание производителями утверждения их тарифов — до трех месяцев, но случается, что и до полугода. Как правило, в это время уже в разгаре отопительный сезон, и производители вынуждены работать без установленного тарифа, тем самым грубо нарушая законодательство.


Законопроект, собственно, и направлен на решение этих проблем. В рамках децентрализации он предусматривает передачу полномочий по установке тарифов органам местного самоуправления, где тариф на альтернативное тепло будет устанавливаться по простой и понятной формуле, которая не требует сложных расчетов и проверок. Этот тариф обеспечивает минимально приемлемый уровень рентабельности для привлечения инвестиций в эту отрасль. Причем утверждается тариф тарифными отделами исполкомов органов местного самоуправления, чем решается проблема очередей в НКРЭ КУ.


Отметим, что законопроект не создает преференций какому-то одному виду топлива. Его действие распространяется на тепло из всех альтернативных источников энергии. Это все возобновляемые источники энергии, включая биомассу, биогаз, тепловые насосы, энергию солнца, геотермальное тепло; сбросовый тепловой потенциал производственных процессов; шахтный метан; горючие промышленные газы. В случае отнесения к альтернативным источникам энергии бытовых отходов (существует подобная законодательная инициатива), тепло из них, согласно этому законопроекту, также будет подпадать под стимулирующее тарифообразование.


Кроме того, законопроект устанавливает стимулирующий тариф на тепло из альтернативных источников не только для котельных, но и для ТЭЦ, что в свою очередь будет стимулировать производство тепла в более эффективном цикле — совместно с производством электроэнергии.


Увеличим рентабельность инвестиций


Ниже расчеты окупаемости крупного проекта на биомассе в централизованном теплоснабжении: 10 МВт, на древесной щепе (см. табл. 1).

 


Считаем, что эти результаты убеждают: 90 процентов от газового тарифа — это минимальный тариф еще интересный для инвестиций в условиях Украины. Если тариф будет установлен на низшем уровне — никто инвестировать в такие проекты в ЖКХ не будет, собственно, что и происходит нынче. Обращаем внимание, что это крупный проект (10 МВт). На практике преобладающее количество проектов будет меньшей мощности, их окупаемость окажется еще хуже.


Таким образом, предложенный в законопроекте подход формирования тарифов позволяет увеличить рентабельность инвестиций с 6 процентов при нынешней практике до 15—20 процентов. При таких условиях конечный потребитель сразу ощущает экономический эффект в снижении тарифов, а компания, которая осуществила инвестицию, будет иметь достаточные гарантии возвращения средств.


Опыт других стран убеждает


Напомним, что «Эффективным центральным тепло-снабжением и охлаждением» согласно директиве 2012/27 EU «Об энергоэффективности» считается «система центрального теплоснабжения или охлаждения, которая использует минимум 50 процентов возобновляемой энергии, 50 процентов сбросового тепла, 75 процентов тепла от когенерации или 50 процентов комбинации такой энергии и тепла». Согласно этой терминологии законопроект 4334 как раз и направлен на создание в Украине эффективных систем централизованного теплоснабжения.


Если обратить внимание на опыт европейских стран, то в них на протяжении последних 20 лет в производстве тепловой энергии стабильно растет доля возобновляемых источников, преимущественно биотоплива — древесной щепы, соломы, пелет, брикетов. В среднем по Евросоюзу эта доля составляет 23 процента. В отдельных странах этот показатель значительно выше: в Норвегии — 70, в Швеции — 65, в Литве — 61, в Дании — 47, в Австрии — 41, в Финляндии — 37, в Латвии — 28 процентов.


Вот, например, показатели Литвы (см. табл. 2).

 


Для Украины такая практика тоже не новая. Производители тепла из возобновляемых источников работают в промышленности, коммерческих и бюджетных учреждениях, причем по более низким тарифам, чем производители тепловой энергии из газа. А вот для их вхождения в ЖКХ необходимо принятие этого законопроекта.


От принятия выиграют все


* Потребитель гарантировано получит альтернативное тепло на 10 процентов дешевле газового. Это постепенно будет снижать общую цену тепловой энергии для конечных потребителей.


* Создадим новый кластер украинской экономики, новые рабочие места, новые машиностроительные заводы.


* Уменьшим потребление и импорт газа, улучшим наш торговый баланс и снизим давление на гривню.


* Повысим энергетическую безопасность и независимость страны.


* Начнем конкуренцию при производстве тепловой энергии. Закон станет первым шагом к созданию конкурентного рынка тепловой энергии, работа над которым активно продолжается.


Законопроект приведет к значительному положительному макроэкономическому эффекту (см. табл. 3).

 


Убеждены, принятие законопроекта №4334 — это шаг в правильном направлении. От него выиграет и государство, и каждый из потребителей тепловой энергии. Призываем Верховную Раду Украины к приоритетному рассмотрению этого законопроекта во втором чтении. Тогда еще в этом отопительном сезоне мы ощутим альтернативное тепло в наших жилищах!


Александр ДОМБРОВСКИЙ, народный депутат, и.о. председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности;


Сергей САВЧУК, глава Государственного агентства по энергоэффективности и энергосбережению Украины;


Диана КОРСАКАЙТЕ, руководитель проекта «Муниципальная энергетическая реформа», USAІD;


Георгий ГЕЛЕТУХА, председатель правления Биоэнергетической ассоциации Украины.