Завтра — День памяти Героев Крут

 

В Крутах всегда холодно. Может, потому, что мы приезжаем сюда каждый год 29 января, а в это время, даже когда температура нулевая, на поле, окаймленном далекими лесными полосами и отрезанном ниткой железной дороги, всегда холодно. А возможно, этот холод еще и от того вечного холода, в который легли здесь молодые горячие тела защитников Украинской Народной Республики...

 

Идентифицированные участники боя под Крутами: первый ряд (слева направо) командир украинских сил Аверкий Гончаренко, сотник Яков Рябокинь-Рогоза-Рогозанив, Игорь Лосский, сотник Модест Семырозум, сотник Федор Тымченко, подполковник Николай Янив; второй ряд (слева направо) Николай Ганкевич (погиб), Иван Сорокевич (погиб), Владимир Шульгин (погиб), Николай Корпан (погиб), Осип Твердовский, Григорий Пипский (погиб), Иван Шарый, хорунжий Сергей Евтимович.

Коллаж создан на основе информативного материала с сайта http//kruty.org.ua

 

Плакат в селе Водяном под оккупированным Донецком.

 

— Войско наше носило тогда характер импровизированный, лишь название было, что войско, — писал неизвестный автор подпольной листовки 1949 года, вспоминая события 1918-го. — В украинизированных частях бывшей царской армии велась коммунистическая пропаганда, от которой не убереглись и новосформированные национальные полки. В направлении исходящей угрозы отправили самые надежные и, возможно, единственные боеспособные части: ребят военной школы им. Богдана Хмельницкого и состоящий из киевских студентов и гимназистов так называемый Студенческий курень. Фактически сотня, которая и вошла в историю как главный герой Крут.


Ничего не напоминает? Разве не в подобном состоянии была украинская армия 2014 года, когда началась очередная российско-украинская война? И разве не добровольцы — будто возродившиеся души крутянцев, первыми стали на защиту Отечества?!


Превосходящие силы российской оккупационной армии во главе с Муравьевым разгромили наспех сформированные украинские части возле станции Круты на Черниговщине. Тела украинцев потом собирали крестьяне из близлежащих сел и хоронили — одно из таких захоронений уже в наше время восстановили в селе Печи Борзнянского района. Как свидетельствует черниговский историк-археолог Олег Васюта, проводивший исследования, удалось установить лишь то, что погибший юноша — из числа галичан, выступивших в составе Студенческого куреня.


А в Киеве торжественное перезахоронение части погибших под Крутами состоялось еще в 1918 году, когда в город вернулась украинская власть. Когда тела провозили возле здания Центральной Рады, с этого дома снимали российскую имперскую символику. Об этом заявил Грушевский, превратив событие в своеобразный ритуал: «Вот в эту минуту, когда провозят их гробы перед Центральной Радой, где в течение года ковалась украинская государственность, с фронтона ее дома сдирают российского орла, позорный знак российской власти над Украиной, символ неволи, в которой она прожила двести шестьдесят с лишком лет. Видимо, возможность его содрать не давалась даром, видимо, она не могла пройти без жертв, ее надо было купить кровью. И кровь пролили эти молодые герои, которых мы ныне провожаем!»


Но Круты — это еще и тяжелый урок всем украинцам, который наиболее жестко передал поэт и участник освободительной борьбы Евгений Маланюк: «Грушевский оставил около десяти томов библий, где воспевал любимые массы и пропагандировал ненависть к собственной власти (речь идет о народнической теории в истории. — В. Ч.). Драгоманов подвел под это все «идеологию», а Винниченко направлял энергию элиты на половые проблемы (речь о художественных произведениях. — В. Ч.).