Недавний арест заместителя министра здравоохранения Украины Романа Василишина за взяточничество и крышевание коррупционных схем в урологическом отделении Александровской больницы, выпущенного под залог за баснословные для чиновника 2 миллиона 856 гривен, отнюдь не случаен. Как считают многие, и я в том числе, наша медицина давным-давно поражена метастазами стяжательства снизу доверху. Посмотрите только, на каких иномарках подъезжают к больницам и поликлиникам по месту своей работы хирурги и гинекологи, гастроэнтерологи и кардиологи... И это при маленьких зарплатах. Иногда правоохранители все же пытаются бороться с медицинской коррупцией. Но, как правило, безуспешно. К примеру, несколько лет назад по подозрению в совершении различных преступлений были возбуждены уголовные дела в отношении почти десятка врачей из различных известных столичных клиник и медучреждений. Но закончилось это ничем. Почему, можно только догадываться. Налицо и печальный факт иного рода: все так называемые реформы в медицине привели к тому, что отечественное здравоохранение оказалось, по сути, на грани краха. Утверждать так имею достаточно веские основания, ведь и лично я, и мои знакомые на себе почувствовали, чего стоит наша «бесплатная» медицина.

 

Нейрохирургическая «шокотерапия»


Эту историю поведал мне известный киевский общественный деятель Дмитрий Павличенко:


— Как-то неизвестные избили меня возле собственного дома. «Скорая помощь» доставила в отделение нейрохирургии одной из коммунальных киевских больниц скорой помощи. Там я был определен в шестиместную палату, на разломанную вдребезги кровать. После осмотра врач сразу отправил меня (с гематомой и сотрясением головного мозга!) в аптеку на первом этаже — по его словам, никаких препаратов в его распоряжении нет. Я купил все по списку. Впоследствии меня снова отправили в аптечный киоск приобрести пленку для рентгеновского снимка. Через несколько дней у меня спросили, имею ли деньги? Оказалось, в отделение не было даже элементарных лекарств, в том числе анальгина! К счастью, деньги у меня были. Если бы их не оказалось, то пришлось бы надеяться только на чудо. Впоследствии моему возмущению не было предела: что же это за бесплатная медицинская помощь? Ведь я плачу государству приличные налоги, а после этого еще и полностью должен покрывать расходы на свое лечение.


Так кто же в белых халатах?


Рассказывает полковник милиции в отставке, участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС 1-й категории, инвалид войны ІІ группы, ветеран органов внутренних дел Владимир Трампоров (фамилия изменена):


— Еще в 2007 году после прохождения всех необходимых обследований, а они обошлись мне в весьма кругленькую сумму (хотя для льготника должны были быть бесплатными), я госпитализировался в некогда всемирно известную столичную государственную больницу. Там мне должны были сделать операцию на сердце — аортокоронарное шунтирование. Анестезиолог пообещал обеспечить «классный наркоз», намекнув, что за него впоследствии нужно заплатить. Мою жену врачи отправили в Александровскую клиническую больницу, где она на время выписала для меня аппарат «искусственное сердце». Разумеется, за него пришлось заплатить, но при этом квитанция оказалась заполненной почему-то на чужую фамилию.

Когда же аппарат был доставлен мне, врач сообщил, что... у них такой есть. В больнице на все была негласная, но четкая такса. Побрить тело перед операцией стоило 30 гривен, отвезти-привезти из операционной — по 200 гривен санитаркам и т. д.

Платить пришлось абсолютно всем: профессору, его ассистентам, операционным медсестрам... Таким образом «бесплатная» операция мне, льготнику, в общем-то достаточно заслуженному перед обществом человеку, обошлась в сумму более 5 тысяч долларов. Деньги давали все больные, с которыми я общался. Не делалось исключение даже для коллег эскулапов: главврачу одного из медицинских заведений Одесской области за установку кардиостимулятора пришлось выложить 8 тысяч долларов. Благо, они у него были. Словом, бесплатная медицина лишила мою семью всех сбережений, накопленных за всю жизнь. И, по имеющейся информации, в этой больнице ничего не изменилось. Только услуги стали еще дороже.


Почувствовал лично


Почти три десятилетия моей службы в органах внутренних дел сказались на состоянии здоровья: ночью меня в кошмарной, тряской карете «скорой помощи» доставили с инфарктом в одну весьма известную столичную больницу. К слову, нести до автомобиля меня было некому, поэтому пришлось будить соседа. Дежурный врач-кардиолог посмотрел на мою кардиограмму и сразу спросил: «Деньги есть?». Получив утвердительный ответ, сообщил, что, вероятно, придется ставить стент, и настоятельно посоветовал не отказываться от этой операции. Затем позвонил в аптеку и заказал большой список лекарств и всякого медицинского инструментария, который обошелся в более чем 4 тысячи гривен. По словам медика, все препараты были нужны очень срочно, хотя впоследствии выяснилось, что половина из них оказались ненужными. Позже я понял, что весь этот список врач заказал в «своей» аптеке, где цены были значительно выше, чем в других, — за это он просто получал определенный процент. Подошедший ко мне кардиохирург сообщил, что за установку обычного стента мне нужно будет заплатить 20 тысяч 145 гривен, с медицинским покрытием — 32 тысячи. Я подписал «информированное соглашение» на установку обычного стента. Через несколько часов после операции врач принес мне две квитанции с просьбой оплатить поскорее. Я не спорил. Но, ознакомившись с бумагами, удивился. Как оказалось, деньги за стент я должен был почему-то перечислить не в больничную кассу, а на адрес... двух каких-то неизвестных фирм. Причем счет в них был выписан на оплату «медицинских устройств» без конкретного указания их назначения. На следующий день я попросил кардиохирурга предоставить мне для оплаты нормальные счета, приложить к ним сертификаты на стент и выдать акт о проделанной работе. Этих документов я не получил.


А дело было вот в чем. В том же «информированном соглашении»  на второй странице было указано, что стент без покрытия устанавливается за бюджетные средства в соответствии с программой «Здоровье киевлян» и что эта страница «информированного соглашения» заполняется при наличии расходных материалов, закупленных по этой программе. То есть врачи хотели меня элементарно «развести»: я должен был оплатить уже оплаченную государством медицинскую услугу, которая предоставлялась мне бесплатно! Причем, кроме моих денег, медики получили бы еще и деньги из казны! Но номер у них не прошел. При переводе в другую больницу в отделении кардиологической реанимации мне дали выписку из истории болезни, в которой я, коренной киевлянин, числился жителем одного из сел Макаровского района Киевской области! По моему требованию выписку незамедлительно заменили. Примечательно, что спустя два месяца в истории болезни, которая уже находилась в архиве, ее уже не оказалось — она была заменена другой. Думаю, какие-либо комментарии тут излишни: жители Киевской области и других областей страны в Киеве под программу «Здоровье киевлян» не подпадают и обслуживаются на платной основе при «бесплатной медицине». А скольких же киевлян, попавших в безвыходные ситуации, удалось обмануть?


Вместо послесловия


Однозначно, что наша медицина тяжело больна. Это, к слову, констатировал и Премьер-министр Владимир Гройсман. В больницах сегодня повально нет элементарных лекарств, аптеки же по-прежнему «лупят» такие цены на препараты, что они давно попали в разряд недоступных для подавляющего большинства пациентов. В стране все списывается на войну и всевозможные реформы, которые в сфере медицины фактически как не проводились, так и не проводятся. Торговля различными справками, больничными листами, поборы с пациентов, дорогие подарки, «откаты» при проведении процедуры государственной закупки лекарственных препаратов и медоборудования превратились в украинском здравоохранении в устойчивую обыденность. Заложниками же всего этого произвола являются простые люди. Допускаю, что Украина, наверное, единственное государство в мире, где дворник получает зарплату едва ли не равную зарплате врача или высококвалифицированной медсестры. Рост уровня коррумпированности медицинской отрасли определенным образом вызван и этим фактором, но больным-то от этого не легче! О том же, что льготникам, инвалидам практически невозможно приобрести необходимые лекарства по скидкам, установленным законодательно, даже в ведомственных лечебных учреждениях типа МВД, и говорить не приходится. И в то же время не хотелось бы обобщать. Далеко не все слуги Гиппократа — мздоимцы. Да, тысячи медиков работают на пределе своих сил, они творят часто невозможное, возвращая пациентов буквально с того света. Вот только попасть к таким везет далеко не всем. Большинству же приходиться надеяться на реформу. И вопрос, сколько тысяч людей еще уйдут из жизни, пока она начнется и завершится, далеко не праздный...

Рис. Алексея КУСТОВСКОГО.