Имя украинского скульптора Михаила Левченко известно в Бельгии, Германии, Италии, Испании, Чехии, Турции, Китае, Сирии, Иране, Польше, Люксембурге и во многих других странах. Он имеет международные отличия и призы, его работы являются частью постоянных коллекций в музеях Кипра, Аргентины, Италии и вошли в каталоги Іnternatіonal contemporary artіst, Art Padova, Art Monaco, Іmportant Artіsts іn the world. Он принимал участие в престижных международных выставках: «Параллакс Арт Фэйр» в Нью-Йорке и «Карусель Лувр Арт Фэйр» в Париже. А вот на родине имя Левченко знакомо немногим. Да и свое будущее творчество художник откровенно связывает с заграницей. Почему так? Разговор с ним, который начался именно с этого вопроса, естественно превратился в дискуссию о современном искусстве в Украине:

 

На снимке: одна из работ Михаила Левченко, которая экспонируется в Германии.

 

— У нас никто не заинтересован в том, чтобы люди разбирались в искусстве. Нет соответствующего образования. Наше отношение к культуре — это искусственный вакуум. Даже в Интернете отсутствует серьезная информация на эту тему. Есть много искусствоведов, но найти фундаментальные статьи практически невозможно. А профессиональные издания, как правило, постоянно пишут об одной и той же группе художников. Так продолжается годами. Как разорвать этот круг — не знаю.

— Но ведь в Киеве начали регулярно проводить скульптурные салоны. Разве это не признак оживления культурной жизни?

Михаил Левченко при реплике о скульптурном салоне горько улыбается и напоминает, что за участие в нем скульптор должен заплатить немалую сумму, не говоря уж о том, что на салоне ему надо что-то представить. Это означает, создать это «что-то» он должен тоже за собственный счет. А удастся ли ему продать там свои работы — большой вопрос.

— Когда я посчитал, во сколько мне обошлось бы участие в киевском скульптурном салоне, я понял, что значительно дешевле принять участие в выставке в Монако, ведь билеты туда и обратно стоят дешевле, — подытоживает скульптор.

Выясняется, в других странах у художников не забирают последнюю копейку, а наоборот — в них вкладывают средства. Например, в Бельгии, рассказывает историю из собственного опыта Михаил Левченко, владельцы салонов приглашают художников из разных стран, выделяют им определенную сумму, чтобы они создали скульптуру, а потом ее выставляют. Конечно, 30 процентов с продажи работы галеристы берут себе, но они вкладывают деньги в скульпторов, а не заставляют их искать средства на материал, аренду мастерской да еще и заплатить за участие в их выставке.

От ситуации в Украине переходим к тому, каким и где видит свое будущее Михаил Левченко:

— Сегодня я живу на два государства — в Украине и Польше, готовлюсь к симпозиуму скульпторов в Иране, который состоится в конце апреля (наш разговор состоялся в начале апреля. — Авт.). В свободное от основной работы время подаю заявки на участие в разных арт-проектах, и только 10 процентов из них, в лучшем случае 15, гарантируют мне участие в том или ином проекте.

— Почему не хотите принимать участие в украинских конкурсах?

— Потому что они объявляются чуть ли не подпольно, и имя победителя известно сразу, — отвечает Михаил Левченко. По его словам, из-за того, что общество пронизано коррупцией, будто металл коррозией, художникам без особых связей здесь нечего делать, и они выезжают. Поэтому не исключено, что вскоре в современной скульптуре может появиться еще один Александр Архипенко, но, как и первый, он тоже получит всемирную славу далеко за пределами Родины.

Татьяна ПАСОВА.

Фото из архива Михаила ЛЕВЧЕНКО.