Во все времена побережье Черного моря в Одесской области и многочисленные лиманы, плавни Дуная и Днестра были местами заповедными. Здесь в изобилии ловилась рыба, гнездились миллионы птиц, произрастали растения, деревья и кустарники, занесенные в международную Красную книгу.
Ради сохранения этого природного богатства по указу Президента Украины в январе 2010 года был создан Национальный природный парк «Тузловские лиманы».
С тех пор прошло семь лет. А природоохранная ситуация в парке ухудшается буквально с каждым днем — здесь бесчинствуют браконьеры, изуверскими способами вылавливается ценнейшая рыба, отстреливаются пеликаны и фламинго.

 

На снимке вверху: Ходулочник Hіmantopus hіmantopus (L.1758) — редкий кулик, занесенный в Красную книгу Украины.

 

Сегодня уже стало ясно — «Тузловские лиманы» находятся на грани уничтожения. Выяснилось, что границы парка на местности не установлены. Государственный акт выдан на самую малую часть территории. Режим охраны и использования природных ресурсов не утвержден. Вокруг зонирования идет жесткая борьба.

 

Так выглядят Тузловские лиманы с высоты птичьего полета.

 

Судя по горячим конфликтам и войнам, сотрясающим область, борьба идет, можно сказать, не на жизнь, а на смерть: с одной стороны — за сохранение дикой природы, с другой — за право пользоваться природными ресурсами бесконтрольно. Дело дошло до того, что депутаты Татарбунарского районного совета, на территории которого расположен национальный природный парк, с подачи местной мафиозной браконьерской группировки грозятся его ликвидировать.

Но главные противники существования национального природного парка — не чиновники и местные браконьеры, а, как ни прискорбно говорить об этом, — местные жители окрестных сел. По берегам лиманов местное население косит тростник, траву, выпасает скот. И, конечно, рыбачит и охотится. К тому же здесь функционируют местные курорты — «Лебедевка», «Катранка», «Рассейка». Однако, несмотря на бальнеологическую, рекреационную, туристическую привлекательность, южные районы Одесской области остаются депрессивными на протяжении многих лет. Села вымирают, люди в массе своей живут бедно, и для них традиционные виды промыслов — единственный способ выжить в нынешних условиях. Тузловские лиманы испокон веков кормили местное население. Когда связь с морем прерывалась, они превращались в соленые озера, из которых добывали соль. То есть Тузловские лиманы — с одной стороны, заповедные Рамсарские угодья, а с другой — вотчина охотников и рыбаков. Для баланса интересов — сохранения дикой природы и рационального использования ресурсов — собственно, и был создан Национальный парк «Тузловские лиманы». По закону о природно-заповедном фонде здесь устанавливается специальный режим охраны и использования ресурсов. То есть территория делится на четыре зоны: заповедную (запрещено охотиться и рыбачить), регулированной рекреации (разрешается только краткосрочный отдых и оздоровление населения), стационарной рекреации (позволено строительство гостиниц, мотелей, кемпингов и других объектов для обслуживания туристов) и хозяйственную (можно хозяйствовать с соблюдением требований и ограничений).

Директорская чехарда

За семь лет существования национального природного парка здесь сменилось семь директоров. Руководители менялись, как перчатки, а уникальный парк медленно умирал. Директоры не общались с местными жителями, не объясняли им, в чём разница между национальным парком и заповедником. Ведь в отличии от второго нацпарк имеет чёткое разделение на зоны: заповедную, где запрещена любая деятельность человека, рекреационную — для отдыха и туризма и хозяйственную, в пределах которой находятся населенные пункты и разрешена хозяйственная деятельность.

Процесс зонирования национального парка не начинался, местному населению вешали лапшу на уши разглагольствованиями о спасении природы, людей дезинформировали об экологических целях ученых нацпарка. Все это привело к тому, что люди попросту возненавидели «Тузловские лиманы». Они не знают, где проходят границы заповедной зоны, и считают, что парк отбирает их землю. Поэтому сейчас там процветает браконьерство и незаконный захват земель.

В конце 2015 года «Тузловские лиманы» возглавил известный в Одессе эколог доктор биологических наук Иван Русев. Вместе со своим заместителем Ириной Выхристюк они столкнулись с коррупционными схемами и полным игнорированием законов Украины местными чиновниками. Дирекция сразу взялась за разработку правил для парка и деление его на соответствующие зоны для удобства как местных жителей, так и туристов. И тут же получила отпор от Татарбунарского райсовета, вплоть до требования уволить всё руководство парка.

Прежде всего, новое руководство пыталось бороться с земельным беспределом на территории нацпарка. Выяснилось, что обязательная стометровая защитная зона побережья как таковая отсутствует. В 20 метрах от уреза воды земля засажена сельхозкультурами, которые обрабатываются химикатами, и всё это потом стекает в воду. Эти места очень привлекают местных чиновников и бизнесменов, которые не прочь выстроить себе особняк на берегу лимана или нажиться на земле, раздавая её в аренду и субаренду.

Второй бедой национального природного парка стали браконьеры. Некоторые татарбунарские охотники даже подняли бунт из-за того, что на территории парка нельзя охотиться, и из-за этого им якобы не за что кормить свои семьи. Но давайте проясним ситуацию. В Татарбунарском районе на сегодняшний день — 120 тысяч гектаров земли, которую занимают охотничьи угодья. И всего 3 тысячи гектаров прибрежной заповедной зоны, в которой в соответствии с Законом «О природно-заповедном фонде Украины» охота запрещена, ведь там гнездятся редкие птицы. Неужели отведенной под этот промысел территории недостаточно?

«Мы уничтожим национальный парк. Экология нам не нужна»

Сегодня судьба национального природного парка больше всего волнует местных жителей, заявляющих, что они добьются его уничтожения.

Конфликт заключается в том, что жители района хотят, как и раньше, осуществлять свою хозяйственную деятельность на территории парка, охотиться и рыбачить. А работники парка, строго придерживаясь законодательства, мешают, а в большинстве случаев запрещают им заниматься обычным делом, систематически выявляя нарушения природоохранного законодательства, из-за чего происходят стычки между сторонами с нанесением телесных повреждений». (Цитата из письма местных жителей в Министерство экологии и природных ресурсов в связи с обострением конфликта между сторонами.) Дело в том, что команда Русева жестко взялась наводить порядок на территории парка, инспектировать объекты, ловить браконьеров, составлять протоколы, изымать сети. Свои акции и рейды Русев проводил вместе с общественностью и СМИ, что еще больше злило рыбаков и местных «князьков». «Да кто вы такие? Покажите, где границы вашего парка. Нет их?» — так реагировали местные на просьбы сотрудников парка предоставить документы.

Новый глава Одесской области Максим Степанов, когда ему стало известно о напряженной ситуации с национальным природным парком, стал принимать меры по ее разрешению. Но она неразрешима, к сожалению. И была заложена в указе Президента Украины от 2010 года о создании природного национального парка. В нем не были определены границы нацпарка, что и породило сегодняшнюю далеко не простую ситуацию в Татарбунарском районе Одесской области.

Вячеслав ВОРОНКОВ.

Фото
со страницы в Фейсбуке
Национального природного парка «Тузловские лиманы».

Одесская область.

 

ИЗ ДОСЬЕ «ГОЛОСА УКРАИНЫ»

Национальный природный парк «Тузловские лиманы» занимает 27,8 тыс. гектаров. В него входят: песчаная коса Черного моря (длина — 36 км, ширина — 50—400 м, площадь — 316,8 га); морская акватория (ширина — 200 м, 882,7 га); 11 лиманов (21,1 тыс. га) и 541 га леса. Соединенные между собой три самых больших лимана с загадочными названиями, оставшимися после татарских поселений, — Шаганы, Алибей, Бурнас — Украина еще в 1995 году включила в перечень водно-болотных угодий международного значения, охраняемых Рамсарской конвенцией.

 

АКТУАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ

Иван Русев, доктор биологических наук:

— В дельте Днестра мы теряем птиц, которые являются очень важной частью экосистемы. Это блестящие ибисы, символ национального парка. Эта птица прилетает всего на три месяца, и ей нужны заливные луга. Когда не было плотин, это происходило регулярно и естественно. Сегодня идет массовая коттеджная застройка, сопровождающаяся наращиванием грунта. Таким образом, ибисы не могут кормиться, они исчезают. Еще 30 лет назад их численность составляла порядка 1500 пар, сегодня, даже в лучшие годы, — 100 пар, а вообще 20—30 пар. Если мы говорим о рыбе, то из промышленного оборота уже исчезли осетр, рыбец, чехонь. Когда экосистема теряет некоторые звенья, это рано или поздно приводит к коренным переменам в ней самой. Начинается доминирование конкретных видов, в частности карася. Однако это приведет к увеличению числа пеликанов, которые уничтожат карася и уйдут искать другие места. Мы теряем не просто дикую природу, но и ресурсы для экологического туризма, а, следовательно, и живые деньги. В последние годы распахано около 60% всей экосистемы Днестра.

Когда в 70—80-е годы мы с коллегами боролись с плотинами и ядохимикатами, думали: это самое страшное, что может быть. Однако все это осталось в прошлом, и сейчас идет активная деятельность по захвату берегов. Несмотря на то, что по закону в стометровой зоне реки что-либо строить запрещено, эта тенденция набирает силу. Различные объекты вырастают на берегу реки как грибы, огораживаются заборами, блокируют доступ к воде. На бумаге все это выглядит как лодочные станции, охотничьи объекты, рыбные заводи, однако в реальности это частные виллы, пансионаты для отдыха и прочее. Там же вилла бывшего начальника управления экологии Одесской областной государственной администрации, который нас клятвенно уверял, что там не только дома его нет, но и никаких интересов. Мы его все-таки подловили, когда он заезжал в особняк на своем «Мерседесе». Попробовали вызвать на интервью, но он спрятался и не вышел. Парадокс и цинизм в том, что этот гектар земли находится на заповедной земле, и он захватил ее, будучи чиновником.