Авария на Чернобыльской АЭС... Уже 31 год эта фраза заставляет мир с ужасом вспоминать одну из самых страшных техногенных катастроф в истории человечества, произошедшую в ночь на 26 апреля 1986-го. Фатальные взрывы на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС навсегда изменили судьбы сотен тысяч людей и имели разрушительные экологические, социально-экономические, морально-психологические и, наконец, общественно-политические последствия.

 

На снимке: обложка корпусного издания архивных документов «Чорнобиль. Документи Оперативної групи ЦК КПУ (1986—1988)».


После обретения независимости украинское общество узнало ответы на значительное количество вопросов, табуированных в советское время. Однако отдельные из них еще до недавних пор оставались открытыми. Это, в частности, касается деятельности специально созданной 3 мая 1986 года для ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС Оперативной группы Центрального комитета Компартии Украины. Ее руководителем был назначен председатель Совета Министров УССР Александр Ляшко.


Всего за период деятельности Оперативной группы ЦК КПУ прошло 55 заседаний, на которых рассмотрели около 700 вопросов, связанных с ликвидацией последствий аварии на ЧАЭС. 


Документы, освещающие деятельность Оперативной группы ЦК КПУ, недавно впервые были опубликованы в корпусном издании документов Национального архивного фонда Украины «Чорнобиль. Документи Оперативної групи ЦК КПУ (1986—1988)», которое стало результатом совместной работы Центрального государственного архива общественных объединений Украины и Института истории Украины НАН.


Всего в сборник вошли 130 документов за период от 3 мая 1986-го до 9 ноября 1988 года, которые хранятся в Центральном государственном архиве общественных объединений Украины. Обнародованные документы свидетельствуют, что руководство республики было ограничено в своих действиях и фактически отстранено Москвой от активного участия в преодолении аварийной ситуации непосредственно на Чернобыльской АЭС. Все решения принимались или по указанию союзных властей, или же после согласования с ними. С этим в значительной степени связаны задержка с эвакуацией населения с загрязненных территорий и определение границ зоны отчуждения. Не последнюю роль в медленном воплощении в жизнь срочных мер по преодолению последствий катастрофы играли экономические трудности в государстве, а желание советских вождей скрыть от мира истинные масштабы трагедии делало невозможным получение международной помощи. Однако нужно констатировать, что Оперативной группе удалось обеспечить выполнение значительного объема работ по преодолению последствий экологической катастрофы.


До обретения независимости документы об аварии на ЧАЭС были засекречены. Это касалось и материалов о работе Оперативной группы, у которых был высокий уровень секретности, а потому они хранились в «отдельной папке» ЦК КПУ.


 Предлагаем вниманию отдельные выписки из них, с полной версией можно ознакомиться в сборнике «Чорнобиль. Документи Оперативної групи ЦК КПУ (1986—1988)», размещенной на официальном веб-сайте архива, а с оригиналами — в читальном зале Центрального государственного архива общественных объединений Украины (язык, авторская стилистика и орфография сохранены).


Выписка из стенограммы заседания Оперативной группы ЦК КПУ. 3 мая 1986 г.


«О медицинском обслуживании.


тов. Качаловский — Есть указание Министерства иностранных дел. Иностранные граждане должны обязательно пройти медкомиссию, выдать справку, что он здоров и копию — в дело. Если человек не хочет проходить медосвидетельствование, он должен записать заявление, что никаких претензий не имеет и отказывается от обследования. Надо подумать, где проводить обследование. Интурист предлагает, чтобы у них организовать.


тов. Коломиец (первый заместитель председателя Совета Министров УССР, председатель Государственного агропромышленного комитета УССР. — Авт.) — Надо внести ясность относительно измерительных величин.
тов. Романенко (министр здравоохранения УССР. — Авт.) — Только сейчас академик Ильин (специалист в сфере радиационной гигиены, академик АМН СССР. — Авт.), а т. Буренков (министр здравоохранения СССР. — Авт.) подписал, написал, мы даем предельно возможную концентрацию радиоактивного вещества. Мы отошли от военной нормы.


О контроле за окружающей средой


тов. Качура — Надо продумать, как информировать население.
тов. Ляшко — Сегодня ничего не скажем, а завтра, после заслушивания на комиссии, составим предложения и информацию.
тов. Згурский — Мы просим разрешить собрать представителей землячеств, дать им разъяснения.
тов. Ляшко — Завтра после заседания решим. Думаю начать с информации с предприятий и организаций, пришли на работу, собрали и сказали об обстановке. Такую информацию мы должны подготовить.
тов. [...] (фамилия пропущена. — Авт.) — Сегодня мы можем сделать репортаж со станции по телевидению.
тов. Ляшко — Не надо.
тов. Муха — Москва дает данные, с нами не согласовывает. Они пишут 17 тяжелых, мы напишем 30.
тов. Ляшко — Есть телевидение на Киев и область. Продумаем и завтра утром решим».


Выписка из стенограммы заседания Оперативной группы ЦК КПУ. 26 ноября 1986 г.


«тов. Качаловский — В республике завершена работа по расселению, трудоустройству и обеспечению жильем граждан, эвакуированных из зоны Чернобыльской АЭС. Надо отметить, что ряд министерств и ведомств: МВД, Минэнерго, Минздрав, Главречфлот, Киевский облисполком в сроки не вложились, несмотря на неоднократные заверения. В вопросах медицинского обслуживания отдельными руководителями проявлена черствость, бездушие. Минздрав, его органы на местах допустили серьезные недостатки, недооценили всю серьезность сложившейся ситуации.


В настоящее время приняты меры по лучшему обслуживанию этой категории больных, но на сегодня по 11 больным лучевой болезнью нет никаких данных, кроме фамилий».


Ирина ЖУРЖА, главный научный сотрудник Центрального государственного архива общественных объединений Украины, кандидат исторических наук.