В Украине намечается уникальное по своей значимости уголовное расследование. Прокуратура будет исследовать факт убийства в 1952 году главного художника Украинской Повстанческой Армии Нила Хасевича. По крайней мере, согласно заявлению Дениса Полищука из «Национального центра правозащиты», в Единый реестр досудебного расследования внесено дело по факту совершения в марте 1952 года работниками управления Министерства государственной безопасности умышленного убийства двух и более лиц на территории Ривненщины. Среди этих лиц находился Нил Хасевич.

Как отметил сам заявитель, это дело не имеет аналогов в Украине. Поступок офицера КГБ, которому инкриминируется упомянутое убийство и который в настоящее время проживает в Ривном, не имеет срока давности. Преступление спустя десятки лет остается преступлением. Убийство Хасевича, борца за независимость, должно расследоваться, и каждый причастный к этому преступлению должен получить приговор. Судебный процесс продемонстрирует способность украинского законодательства дать надлежащую правовую оценку преступлениям коммунистической эпохи и в дальнейшем урегулировать этот вопрос на должном уровне. Возможно, отдельно взятого человека можно простить. Но простить систему, уничтожившую миллионы украинцев, невозможно.

Нил Хасевич (см. автопортрет) — повстанческий художник-график. Во время формирования отрядов УПА он, несмотря на свое увечье (потерял ногу), присоединился к подпольной работе, трудился в редакции газеты «Волинь у боротьбі». Иллюстрировал почти все подпольные издания на Волыни и Полесье. В частности, сатирические издания УПА «Хрін» и «Український перець», где высмеивал власть.

Нила Хасевича считают творцом визуального образа УПА, его перу принадлежит портрет командующего отрядов УПА на Волыни Клима Савура, а также произведения «Волинь у боротьбі» и «Графіка в бункерах УПА», удивившие мир. Именно Нил Хасевич нарисовал облигации на боевой фонд УПА, так называемые бофоны.

В послевоенное время повстанцу, пребывающему в подполье, предлагали сдаться, но его предсмертными словами остались следующие: «Пока будет оставаться хотя бы одна капля моей крови, я буду сражаться с врагами своего народа. Я не могу воевать с ними оружием, но я борюсь резцом и долотом. Я, инвалид, сражаюсь в то время, когда много сильных и здоровых людей в мире даже не верят, что такая борьба вообще возможна...».

Евгений ЦИМБАЛЮК,
краевед.

Млинов Ривненской области.