Сегодня слышно много разговоров, как правило восторженных, редко критических, о законодательных инициативах Минздрава и правительства. Украинцев, особенно «продвинутую» молодежь, достала многолетняя болтовня о реформе на фоне отсутствия заметных сдвигов.

 


Меня и таких, как я, это тоже возмущает не меньше.


Да и по возрасту я отношусь к категории родителей младоэнтузиастов реформы от Минздрава и, конечно же, осознаю, что больше, чем они, нуждаюсь в хорошей и доступной медицине.


Но я точно знаю, что существующую систему, вопреки желанию подавляющего большинства и моих коллег-медиков, и пациентов, быстро из точки А в точку Б провести невозможно.


Хотя возможно и быстрее, но это зависит от того, что является этой точкой Б — долго ожидаемой всеми новой национальной системой здравоохранения.


Простые примеры.


Нынешние руководители Минздрава вместе с правительством нам внушают, что нужно немедленно значительно сократить сеть больниц, так как их у нас в два раза больше, чем в зажиточных европейских странах. На самом деле коек в больницах восточноевропейских «новых» стран Евросоюза всего на 19 процентов меньше, чем у нас (80 на 10 тысяч населения у нас и 65 — у них). Таким образом, если бездумно сократить больницы да еще и при отсутствии транспортной инфраструктуры, при наших дорогах, на которые мы исправно с каждого литра горючего гривню платим, то значительной части населения медпомощь станет недоступна физически.

Сегодня и правда много мощностей больниц не заняты. На первый взгляд, это можно было бы расценить как индикатор их абсолютной ненужности. Если бы практически каждому украинцу на собственном примере или на примере кого-то из близких не был доподлинно известен факт, что многие ввиду крайне низких доходов и бедности вынуждены просто отказываться от необходимого лечения, обрекая себя (и это в европейской стране!!! в XXІ веке!!!) на медленную смерть. И в этих условиях министерство предлагает ответственность за существование медицинских учреждений разделить между учреждениями, громадами, врачами и их пациентами.

Государство даст ровно столько, сколько на год Кабмин предусмотрел в Госбюджете, а не сколько нужно на самом деле для того, чтобы опережающе формировать обновленные медицинские маршруты хотя бы по неотложными показаниям.


Это реформа? Кому пришло в голову назвать подобные действия реформой?


Нам говорят, что у нас многовато медицинских работников, не учитывая, что даже с лаборантами и врачами УЗИ, которых в других странах при подсчетах обеспеченности не учитывают, в Украине уже существенно меньше, чем в странах Западной Европы. Да еще и пенсионеров до 50 процентов. А ИЗБЫТОЧНОСТЬ МЕДИЦИНСКИХ КАДРОВ В УКРАИНЕ НА СКОРУЮ РУКУ УЖЕ ЗАФИКСИРОВАНА РАСПОРЯЖЕНИЕМ КАБМИНА. Сколько врачей нам нужно, не сказано, но в точке Б в результате действий правительства их должно стать меньше, даже значительно меньше, чем в среднем в европейском регионе. Расчет молодой команды Минздрава может быть лишь один: больные должны быстро нас покидать и им врач уже будет не нужен.


Это что, тоже реформа?


Правительственные чиновники с высоких трибун и через все проплаченные ими телеканалы и СМИ убеждают украинцев, что на здравоохранение тратятся сумасшедшие средства, а работники отрасли — это в основном просто вымогатели и безграмотные коновалы, а ученые — это безголовые коррупционеры на содержании у фармбизнеса.


На самом деле такой униженной по финансовому обеспечению из бюджетных источников системы здравоохранения, как наша, нигде в Европе нет. Наша медицина вместе с наукой и образованием получает вдвое меньше (в относительных показателях), чем минимально необходимо (три процента от ВВП из бюджетных источников при минимально необходимых шести!). И правительство всех пытается убедить, что за эти нищенские средства отрасль еще и необходимо развивать, в том числе и реформировать. Вот она и держится практически на деньгах граждан, а совсем не на «сумасшедших бюджетных» ассигнованиях.


У нас не было бы уже ни одного кардиохирурга, да что там — терапевта или педиатра толкового, если бы люди не «благодарили» врача. Страны-соседи этим умело пользуются. Например, в Польше, Словакии, Чехии, Венгрии, Германии достаточно практически лишь сдать экзамен на знание языка, чтобы получить право на врачебную практику с украинским дипломом — там врачей не хватает. Они эту проблему за счет наших специалистов решают, так как понимают, что это в десятки раз дешевле для государства, нежели готовить 10 лет специалиста. И платят врачам достойно, а не как после последних инициатив правительства о повышении минимальной зарплаты до 3200, где в итоге украинский врач получает на 100 гривен больше, чем младшая медсестра без образования. О наших профессиональных медсестрах я уже молчу. Хоть кто-нибудь знает, сколько из них ухаживают за пожилыми людьми в европейских краях в то время, как у себя дома их недосмотренные родители умирают?


Наши ученые успешно выступают на европейских форумах, а европейские приезжают к нам и отмечают растущий научный уровень.


Нам предложено прихлопнуть все это одним махом, дескать, много врачей безграмотных и профессоров коррумпированных, больниц неэффективных, потом когда-то все возродится, уже на новейших американских принципах.


Когда когда-то? Каким образом? Кто сосчитал, сколько в Украине останется украинцев из-за отсутствия врачей и больниц? Болезненный план по уничтожению населения набирает все более ощутимые обороты. Но самое страшное, что экспериментам в медицине отведено в нем видное место. Как-то будет, ибо хуже уже некуда — кричат некомпетентные невежды со всех сторон!


Это реформа?


Нас утешают: зато лечиться будете то ли по британским, то ли испанским или норвежским и даже американским стандартам.


Такое дилетантское дерзкое самодурство наиболее коварно, ибо заманчивое, как сладкий ярмарочный петушок на палочке, но отравляющее, как вокзальный беляш в условиях отсутствия санэпиднадзора (тоже «реформа в действии»).


Что лечить будет часто просто некому и больница отдалится за пределы реальной достижимости — это, надеюсь, уже понятно каждому здравомыслящему украинцу.


Вместе с тем мы же все уверены, что импортоцилин наверняка действеннее отечественного пенициллина, хотя это и не совсем и не всегда так. Национальные стандарты даже самых крутых стран между собой, бывает, существенно отличаются вплоть до прямых противоречий. Каждая страна имеет свои национальные стандарты, их разрабатывая или адаптируя наиболее пригодные к собственным возможностям и особенностям. Иначе не было бы и упоминания ни об американских стандартах, ни о французских, ни о британских, а на самом деле были бы «международные».


Поймут младореформаторы и правительственные чиновники тогда, когда будет сказано, что по «международным» стандартам мы можем на наши «сумасшедшие» бюджетные деньги пролечить 20 процентов нуждающихся.

Остальные — извините, на вас не напасешься.


Правительство смело констатирует, что мы слишком много платим из кармана за медицину. Это истинная правда, и мы доверчиво развешиваем уши.


Но ответственность за это правительство «смело и принципиально» возлагает на медицинских работников, так как не стремится ни копейки добавлять на медицину «из своего кармана» до «европейских нормативов», несмотря на то что налоги мы платим значительно выше тех же средних европейских нормативов.


Поэтому нам, собственно, и не показывают до времени даже прикидок «гарантированного пакета медицинских услуг», который для большинства будет равняться «гигиеничному пакету»!


Это что, реформа? Для кого она?


По приведенным характеристикам уже можно достаточно четко представить точку «Б».


В результате «реформы» от Минздрава и правительства в точке «Б» будем иметь:


НЕ ДЛЯ ВСЕХ ДОСТУПНЫЕ БОЛЬНИЦЫ.


Их будет немного, они будут для многих далековато, и коек в них будет меньше, чем нужно, чтобы всех, кто в этом нуждается, разместить.


НЕ ДЛЯ ВСЕХ ДОСТУПНЫХ ВРАЧЕЙ И МЕДСЕСТЕР.


Их будет физически меньше, чем нужно для всех по необходимости, да и нагрузка на них будет такой, что о качестве и безопасности можно будет забыть.


НЕ ДЛЯ ВСЕХ ДОСТУПНОЕ ЛЕЧЕНИЕ.


Его стоимость (тарифы) будет неподъемной, чтобы ее покрыть за бюджетный счет. Хотя бы в значительной степени покрыть. Таким образом, из перечня гарантий придется решительно (чего-чего, а решительности Минздраву хватает) вычеркивать заболевания, которые «не угрожают жизни». Сегодня «не угрожают», а завтра глядишь — человека уже нет. Так что все правильно — угроза жизни исчезнет сама собой.


Последний легитимный министр здравоохранения Украины нам увлекательно рассказывал о суперсовременных клиниках, построенных в Грузии. Давали интервью и врачи этих клиник, которые имеют зарплаты на уровне лучших европейских клиник. Но они молчали о том, что услуги этих учреждений более доступны зажиточным гражданам Турции и России, чем собственным гражданам Грузии. Впрочем, собственникам этих клиник этот факт «по барабану», так как они к Грузии никакого отношения не имеют, в Грузии только их бизнес и больше, как говорится, «ничего личного». Других клиник в стране просто нет.


Последствия грузинской реформы нам рекламировали, указывая на стремительный рост во время реформы средней ожидаемой продолжительности жизни. Для простого слушателя это успех. Но, развешивая уши, следует знать, что стремительно этот показатель возможно «улучшить» лишь за счет активного изъятия из выборки лиц, кому мало осталось до смерти, то есть в представлении нынешнего медицинского и страхового руководства государства — «человеческого балласта» — старых и немощных. Это просто ускорение 

в ы м и р а н и я — чтобы было понятно совсем.


При реализации правительственных и министерских инициатив в точке «Б» нас ждет то же самое.


Есть ли альтернатива?


Нам говорят, что предложения правительства — лучшие, в частности, потому, что выбора нет.


Но это лукавство!


Нет ли здесь скрытого стремления просто игнорировать другие возможности, так как сделать лучше просто не способны или сознательно не хотят?


Согласен со всеми, кто не уважает критиканства. Сам этого не люблю.


Не следовало бы всю эту болтовню разводить и пытаться выжать слезу из гранита сугубо коммерческих интересов, если бы альтернативы не было. А она, оказывается, есть и причем уже довольно давно.


Итак, сжато об альтернативе.


Два года подряд в СМИ от всей души «поливают» Комитет Верховной Рады Украины по вопросам здравоохранения. Сначала за то, что комитет не пропустил грузинский сценарий реформы. Он был связан с судьбоносными (без кавычек) законодательными инициативами Минздрава 2015 года, которые должны были привести к банкротству и приватизации больниц и земли, на которой они размещаются.


Сейчас за то, что, дескать, комитет вообще противится любой реформе, не уважает и не поддерживает молодую команду пингвинов-реформаторов.


Не хочу вдаваться подробно в корни этой «нелюбви» и «неуважения».


Только замечу, что кто был внимательным и фильтровал минздравовскую пропаганду через просвещенное сознание, многое может вспомнить и сравнить. И самую последовательную непоследовательность: «законы не нужны, все может сам Кабмин», и вдруг: «без этих законопроектов реформ не будет до 21-го года». И четкое «соблюдение» обещаний: «в декабре», «в январе», «в апреле уже точно повезет», «повезло не всем, но виноваты другие».


Правдивый отсчет конфликта следует начинать совсем не с появления в Минздраве госпожи Ульяны и ее команды, а, наверное, с июля 2016 года, когда во время совместного заседания Коллегии, Ученого совета Минздрава и комитета относительно реформы здравоохранения уже был практически достигнут консенсус политических сил и главных стейкхолдеров (как теперь по-модному говорят), а на самом деле по-украински — заинтересованных участников.


Именно тогда была достигнута договоренность относительно точки «Б» и путей ее достижения.


Это прежде всего:


а) «Концепция построения новой национальной модели здравоохранения Украины», которая, в отличие от всего, что наработано Минздравом, целиком отвечает и задачам плана мер по имплементации Соглашения об Евроассоциации, и концептуальным положениям ВОЗ по построению систем здравоохранения;


б) законопроект «Об основах государственной политики здравоохранения» (№ 2409а);


в) законопроект «Об организации медицинского обслуживания населения в Украине» (№ 4456) — он, в частности, содержит все регуляции, которые сегодня предлагает Минздрав как собственные и безальтернативные новеллы, но значительно более комплексно и корректно, а следовательно, менее рискованно для их имплементации;


г) законопроект «О лекарственных средствах» (№ 2162-д) предоставляет полный комплекс правовых регуляций по фармацевтическому обслуживанию населения, в частности содержит имплементацию европейских принципов и стандартов в вопросах предоставления разрешений на введение лекарственных средств на рынок Украины и их обращение;


д) законопроект «О врачебном самоуправлении» (№ 5617) позволит наконец освободиться врачу из профессионального минздравовского рабства и стать действительно независимым профессионалом по принципам и основам, по которым живут уже лет 50 все наши европейские соседи-врачи;


е) законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно оптимизации системы центральных органов исполнительной власти и их деятельности в сфере санитарного и эпидемического благополучия населения» (№ 5134-1) строит европейскую систему санэпиднадзора вместо существующей пустоши после поспешного разрушения сан-эпидемслужбы, будет гарантировать людям безопасность пищевых продуктов, воды, окружающей среды, местожительства и т. п.;


ё) законопроект «Об общеобязательном государственном социальном медицинском страховании» (№ 4981-1) дает ответ на ожидаемое уже лет десять реальное медицинское страхование с полной его гарантией со стороны государства, говорит, как, откуда и сколько будет дополнительных средств на хронически недофинансированную медицину.


Таким образом, альтернатива есть. Она системная и комплексная, согласованная между собой и со всеми участниками системы здравоохранения. В конце концов, она понятная и прогнозируемая.


Это комплексная и разветвленная платформа законопроектов и задач по построению национальной системы здравоохранения, разработанная лучшими отечественными экспертами на основе национального и мирового опыта и доказательных данных.


Это еще не уничтоженный кадровый потенциал отрасли, который сегодня прирастает патриотической и проактивной молодежью, нуждающейся в прививке ценностей и приоритетов гуманистических, а не исключительно монетарных.


Еще существует инфраструктурный потенциал отрасли, который при хозяйственном отношении и прогнозируемом развитии привлекательный и емкий для инвестиций, в том числе по механизму государственно-частного партнерства.


Это и научный потенциал, который при условии внедрения гибких современных методов финансирования возможно поднять на мировой уровень, а по некоторым на-правлениям — он и так там.


Это и колоссальный потенциал фармацевтической отрасли, который, при условии содействия его развитию, способен обеспечить большинство потребностей в лекарствах по доступным ценам не только украинцев, но и многих стран-соседей.


Почему это не учитывается, клеймится, позорится и исключается членами правительства, псевдопациентами, некомпетентными чиновниками министерства?


Потому что кому-то все это просто не нужно. Кому-то это просто мешает. Мешает грабить и уничтожать украинцев. Мешает получать гранты и донорскую помощь, как правило, с конечным потребителем — собственным карманом правительственных чиновников и их прислужников-«грантожоров».


Ибо приятнее рисовать свой бизнес на чистом листке.


Вот почему так нагло нам «на голову» пытаются одеть вместо правовых актов какие-то шутовские колпачки с популистскими лозунгами и скрытыми смыслами, за которые потом будет больно и стыдно.


Почему именно так — это вопрос уже не к Минздраву. Его некомпетентность, непрофессионализм, экспериментаторство на человеческих жизнях, кажется, понятно каждому.


В большой игре за 40 миллионов потребителей товаров и услуг они — марионетки, хотя и выглядят, как в песне известного барда, довольно похожими на людей.


Это вопрос к высшему уровню нынешнего руководства государства.


Это вопрос к международным донорам.


Это вопрос к украинской патриотической диаспоре.


Это вопрос к правительствам других стран, которые нам якобы сочувствуют.


Неужели украинцы в их болезненном воображении уже ниже пола и исключительно для «бизнес-танцев на гробах»?


Опомнитесь, ведь время расплаты за подобные эксперименты обязательно наступит!


Доктор Олег МУСИЙ, народный депутат Украины, министр здравоохранения в 2014 году, президент Всеукраинского врачебного общества.