Таким был лейтмотив круглого стола «Годовщина Большого террора: Быковнянское измерение», прошедшего в стенах Киевского городского совета. В его рамках состоялось открытие фотодокументальной выставки «Быковня — территория памяти», презентация новых книг и фильма режиссера Олеся Гриба, посвященных теме массовых политических репрессий в Украине. Организаторы мероприятия — комиссия Киевского горсовета по вопросам восстановления прав реабилитированных, Киевское общество политзаключенных и жертв репрессий и Национальный историко-мемориальный заповедник «Быковнянские могилы» поставили перед собой задачу — не только шире информировать общество о событиях тех трагических дней, но и поименно назвать организаторов и исполнителей массового убийства людей в 1937-1938 гг., что, как отметил заместитель Киевского городского головы-секретарь Киевского городского совета Владимир Прокопив, стало следствием насильственного насаждения коммунистической идеологии.

 

Мемориальный комплекс в Национальном историко-мемориальном заповеднике «Быковнянские могилы».

 

— Как известно, 2 июня 1937 года было принято постановление Политбюро ЦК ВКП (б) «Об антисоветских элементах», в соответствие с которым, 5 августа вышел приказ НКВД СРСР № 0044, положивший начало массовым репрессиям, — отметил Владимир Прокопив. —  Уже до середины ноября 1938-го без суда было вынесено 681 692 смертных приговоров, которые немедленно исполнялись. Более 1,7 миллиона человек были отправлены в лагеря.

Территорией беззакония и смерти стал Быковнянский лес возле Киева. Как отметил генеральный директор Национального историко-мемориального заповедника «Быковнянские могилы» Богдан Беляшевский, здесь обнаружено крупнейшее в Украине погребение расстрелянных в 1937-1941 гг. «врагов народа», «шпионов» и «вредителей», как называла советская власть обычных колхозников, бухгалтеров, поэтов, художников, актеров, государственных служащих. Точное число жертв до сих пор, почти после тридцати лет исследований, продолжающихся до настоящего времени, неизвестно. Установлено, что здесь нашли последнее пристанище по меньшей мере 30 тысяч замученных, но количество их может достигать пятидесяти или ста тысяч.

К уничтожению народа власть готовилась. 20 марта 1937-го Киевский горсовет выделил «для спецпотребностей НКВД УССС» участок в Дарницком лесничестве. Его отмежевали, огородили трехметровым забором с колючей проволокой, поставили четыре башни со стражей. Все делалось в обстановке чрезвычайной секретности. Местным говорили, что это — военный полигон.

— Сохранились протоколы, переписка, другие документы, свидетельствующие о ходе подготовки к началу террора, — говорит Богдан Беляшевский. — В частности, живо обсуждался вопрос, что делать с телами убитых.

В начале августа в Быковню, под покровом ночи, привезли тела первых жертв, замученных в застенках НКВД. До этого «врагов народа» закапывали на Лукьяновском кладбище, пока оно не переполнилось. После того как был найден «новый могильник», персонал кладбища по обвинению в причастности к контрреволюционной организации был арестован и тоже расстрелян.

— После свертывания Большого террора, — говорит Богдан Беляшевский, — стрелки перевели на энкаведистов, их обвинили в перегибах (карательные органы доводили лимиты на расстрелы по каждой республике, а на местах брали повышенные социалистические обязательства по уничтожению «антисоветского элемента». — Авт.), и их тоже поставили под пули.

В Киеве людей казнили в пяти тюрьмах до самой оккупации города немцами. Те, с целью изобличения большевистских преступлений, открыли быковнянские могилы на обозрение общественности. Как отмечает гендиректор заповедника, в сентябре 1941-го одно из немецких изданий обнародовало информацию об ужасах в Быковне. Статью перепечатали украинская и чешская газеты. А после окончания войны соввласть провела собственное «расследование» и заявила, что в Быковне перезахоронены жертвы фашистов. Этот вывод подтвердили государственные комиссии 1945, 1971 гг. Вся информация о Быковне была строго засекречена. Но уже в конце 80-х скрывать правду стало невозможно. Опираясь на свидетельства старожилов, житель Киевщины (позже один из основателей «Мемориала» и автор сотен статей и нескольких книг о коммунистическом терроре в Украине) Николай Лысенко организовал широкое общественное движение за снятие табу с Быковнянской темы, к раскрытию тайны «территории забвения» присоединилась диаспора.

— Осада молчанием, — говорит заместитель директора заповедника по научной работе Татьяна Шептицкая, — была снята в 1989 г., тогда власть признала, что в Быковне похоронены жертвы сталинских репрессий. Первые почтения памяти жертв репрессий проводили общественные активисты.

Уже в годы независимости Украины здесь был открыт мемориальный комплекс, создан заповедник, начали проводиться траурные акции.

— Быковнянская трагедия полностью не исследована, — говорит Богдан Беляшевский. — Сегодня важно знать не только, сколько украинцев, поляков, представителей других национальностей здесь уничтожено, а и кто эти люди. Ведь за каждой цифрой — конкретный человек, судьба семьи. К сожалению, многие документы, касающиеся Быковни, находятся в архивах Москвы, и доступ к ним ограничен. Почтение памяти жертв репрессий без идентификации сводится к обычному ритуалу. Основной документ, по которому идет идентификация, — протокол о расстреле.

Требуется помощь общественности. Чтобы пересмотреть большое количество расстрельных дел, скажем 50 тысяч, нужны помощники.

Депутат Киевского городского совета Юрий Сиротюк отметил, что преступления сталинского режима должны быть осуждены.

— Ненаказанное зло возвращается. Не наказали, и оно пришло на Донбасс, где заговорило языком «Градов» и снарядов, — говорит он.

Светлана ЧЕРНАЯ.

Фото автора.