Почему судмедэксперты из Бахмута Донецкой области назвали самоубийцами двух офицеров и солдата-контрактника с Виннитчины еще до завершения расследования? Факт самоубийства они заверили письменно в свидетельствах о смерти, выданных родным.

 

Майор Александр Басюк.

 

Капитана Юрия Барашенко.

 

Солдат Михаил Лысак.

 

Фото предоставлены
родными погибших.

 

Все три случая самоубийств произошли с военными после того, как они позвонили и сообщили, что собираются домой. Именно тот факт, что те сами наложили на себя руки, вызывает сомнение у родных. Не понимают также, почему их назвали самоубийцами еще до завершения расследования? По стечению обстоятельств названные факты самоубийства удостоверили в одном медицинском учреждении — Бахмутском отделении Донецкого бюро судмедэкспертизы. Там выдали справки о смерти с указанием факта самоубийства. Родным погибших не могут четко объяснить еще одно — почему дела офицеров расследует не Военная прокуратура, а Нацполиция.

— А может, это проявление действий замаскированных сепаратистов? — говорит жена кадрового офицера 32-летнего майора Александра Басюка Инна. — На два года растянули расследование гибели моего мужа. Сколько еще времени это будет продолжаться, непонятно. Мне даже в присутствии адвоката не разрешают ознакомиться с материалами следствия. Будто я чужой человек, будто это пострадал кто-то другой, а не я и наша семья. Обратились бы в суд с иском об установлении обстоятельств гибели, но следствие еще не закончено. Зато сразу назвали мужа самоубийцей.

Майора Басюка нашли повешенным 26 мая 2015-го. По словам жены, именно в тот день он должен был выезжать домой. Так сказал накануне в телефонном разговоре ей, сыну, своей матери.

— Я знаю Сашу с пятого класса, — рассказала «Голосу Украины» Инна. — Мы вместе учились. Еще тогда между нами появилась симпатия, потом поженились. Все время мы вместе. Что у него на сердце, чувствовала даже в дыхании в телефонную трубку. Убейте меня — никогда не поверю, что он мог набросить себе петлю на шею. Я бы в суде искала правды, но расследование затягивают. Вокруг глухая стена.

Кадровый офицер Александр Басюк служил в воинской части А 0853 в городе Бар, где проживал с семьей, там живет и его мать. Впервые в зоне АТО побывал, как только объявили о проведении антитеррористической операции. Он прошел Славянск, донецкий аэропорт. Это была его четвертая командировка, которая закончилась загадочной гибелью. Родные добиваются одного —правды о том, что на самом деле произошло с молодым офицером.

Претензии к следователям Попаснянской полиции на Луганщине есть еще у одной семьи с Виннитчины — погибшего командира роты капитана 50-летнего Юрия Барашенко из Бершадского района. Он должен был быть дома 3 августа 2016 года. Хотел успеть на юбилей жены, который планировали отметить 6 августа. Офицера ждал внук, двое детей, уже пригласили родню, близких друзей. Накануне по телефону отец обсудил с дочерью Викторией подарок для именинницы.

— А после этого отца нашли с простреленной головой, — говорит дочь погибшего Виктория. — Пять пуль прошли насквозь. Но как! Две горизонтально с виска, а три — вертикально с подбородка. Произошло это возле Попасной на Луганщине. Но судмедэкспертизу проводили, почему-то, в Бахмуте Донецкой области. Эксперт написал, что это — самоубийство. До сих пор не проведены некоторые следственные действия, которые должны были выполнить незамедлительно. Не сдвинулось дело и после того, как мы обратились к Генпрокурору, в Нацполицию, к народному депутату, когда я лично ездила в Луганскую областную полицию.

Не дождались дома и 29-летнего военнослужащего-контрактника Михаила Лысака. Позвонил, сказал, что уже собирается в отпуск. Потом сообщили печальную весть. В справке судмедэксперта, кстати тоже из Бахмута, как и в двух предыдущих случаях, указано, что военнослужащий совершил самоубийство — застрелился из автомата в районе Попасной.

— Непонятна оценка событий у военных, — делится мыслями сестра погибшего Людмила. — В обнародованной в СМИ информации пишут, что Миша погиб во время обстрела их поста. А в справке о смерти читаем — смерть настала вследствие самоубийства. Семьи капитана Барашенко и солдата Лысака теперь добиваются эксгумации тел погибших для проведения повторной экспертизы.

Виктор СКРИПНИК.

Винницкая область.

 

КОММЕНТАРИЙ

Маис СОЛОГУБ, юрист, судмедэксперт с почти 40-летним стажем:

— Только следователь имеет право выдавать заключение о причинах гибели человека, это не входит в компетенцию судмедэксперта. Пострадавшая сторона, которой являются родные погибшего солдата, имеет полное право требовать повторной экспертизы. Она может подтвердить или опровергнуть сомнения родных по поводу факта самоубийства.