НАЧАЛО В №№ 110, 115, 118, 124.

 

Имеющий глаза, увидит; имеющий уши, услышит...

Композиция из кафедрального храма Александра Невского в Каменце-Подольском демонстрирует пренебрежение к украинским истории и народу.

Во многих городах и селах Украины, в частности в Каменце-Подольском, Жмеринке, Костополе, Хотине, есть храмы Александра Невского, канонизированного РПЦ, в церковных лавках продают его иконки, а на украинских порталах, таких как «Справочник школьника» (lessons.com.ua) и других, можно прочитать о «красивом, как никто другой», князе — солнце земли Суздальской, как и о «величии и могуществе России», «нашем народе российском» и его непобедимой «доблестной армии». Кто создал этот сайт и кто его поддерживает и почему информационную бомбу не спешат обезвредить соответствующие службы — тема отдельного разговора. Невский не просто князь, это еще и символ современной России — в 2008 году таким его назвали большинство россиян, принявших участие в телеопросе. Для страны с ее умением, по выражению исследователя Павла Правого, «из монстра сделать героя», это закономерно — там заметен дефицит героев. Иное дело Украина, где каждая эпоха порождала известных мужей — это Святослав Храбрый, Владимир Великий, Ярослав Мудрый, король Даниил Галицкий, Богдан Хмельницкий, Иван Выговский, Петр Калнышевский, а в более поздние времена герои Крут, Трубежа, УПА.
Украинцы приходят в храмы «благоверного князя» Александра Невского, покупают его иконки, ни на минуту не задумываясь над тем, что этот лубочный образ, веками создаваемый усилиями заангажированных историков и РПЦ, кардинально отличается от образа реального. Кандидат философских наук Валерий Бабенко отмечает, что мифы о Невском стали одной из предпосылок формирования проекта «Московская Русь». Хотя на самом деле Александр всю свою жизнь служил хану Золотой Орды, переняв от того жестокость, с которой не только расправился со своим братом Андреем, но и пытал новгородцев, подавлял бунты в Ростове, Суздале, Ярославле, Владимире, отрезал повстанцам носы и выкалывал глаза. «Святой палач Руси», как его назвали историки, родился в 1220 году и был вторым сыном князя Ярослава Всеволодовича. По данным источников, его прабабка, бабка и мать были половецкого рода, что, вероятно, сформировало характер паренька и определило его жизненные приоритеты и моральные ценности. Когда в 1237-м хан Батый, внук Чингисхана, захватил Владимиро-Суздальское княжество, большинство поселений без сопротивления подчинилось ему (Киев яростно оборонялся, из 50 тысяч его жителей живыми остались едва 2 тысячи), не сопротивлялись и Ярослав Всеволодович с сыновьями. В следующем году отец Александра из рук Батыя получает ярлык на княжение во Владимиро-Суздальском улусе и собирает дань для ордынцев, а в залог хану (в аманаты), в знак того, что будет верно служить хану, оставляет своего старшего сына. Об этом свидетельствует посол Папы Римского в Орде Плано Карпиани. Юноша, прожив не один год в ставке хана, после соответствующего обряда становится побратимом сына Батыя Сартака. К нему в 1252 году Александр обращается с жалобой на брата Андрея, с которым не может поделить власть, и не просто жалуется, а прибывает с доносом, говорит, что тот задерживает выплату дани орде. На то время это было не просто ослушание, а вызов, большое преступление, за которое нарушитель должен был заплатить жизнью. По призыву Невского на Владимиро-Суздальское княжество отправляется монгольское войско под командованием Неврюя. В битве на реке Клязьме он разбивает суздальские, владимирские, тверские полки, после чего князь Андрей сбегает в Новгород, а потом в Швецию. Для Александра Невского не суздальцы и владимирцы — родня, его народ, а золотоордынцы. В 1257 году князь жестоко подавляет восстание в когда-то вечевом Новгороде. Первая новгородская летопись рассказывает о том, как «окаянные татары сыроядцы Беркай и Касачик» прибыли в город для переписи населения, чтобы увеличить поборы. Возмущенный люд поднимает восстание. Беркай и Касачик бросаются к Александру, который как раз находился в Новгороде: «Дай нам сторожу, чтобы нас не убили!». «Благоверный» поднял свои полки и силой подавил «мятеж», а его участников отправил в рабство, других покарал смертью.

Героя из Александра Невского сделал Сталин

Мифологизованы не только сама фигура Александра Невского, но и его заслуги перед Россией. Официальная московская историография приписывает ему защиту от шведов и тевтонских рыцарей в 1240-м и 1242 году. Впрочем, значение битв, состоявшихся в те годы, значительно преувеличено: в битве со шведским отрядом на берегу Невы, в устье Ижоры (1240), с обеих сторон приняли участие не более 300 человек. Все бы и ничего, отмечает исследователь Павел Правый, если бы не белые нитки, которыми сшит этот миф. Во-первых, никакие источники, кроме Новгородской летописи не упоминают о данном отпоре шведам, посягавшим на «исконно русские земли». «Не помнит такого похода и официальная история Швеции», — подчеркивает П. Правый. К тому же летописцы написали, что храбрый князь ударил копьем в лицо шведского правителя — ярла Биргера, который возглавил страну позднее, лишь в 1248 году. А во время битвы близ Невы ярлом был совсем другой мужчина — Уль Фаси. О масштабе битвы свидетельствует и количество погибших. Та же летопись сообщает: «Новгородцев же пало здесь Константин Луготиниц, Гюрята Пинещивич, Наместь, Дрочило Нездилов — сын кожевника, а всех 20 человек с ладожанами, или мене, бог его знает». Знаменитая битва на Чудском озере, где, по московской версии, Невский разгромил ливонский орден, тоже поражает «грандиозностью». В той же Новгородской летописи говорится: «Немцы тут пали, а Чудь дала пдеща; и гнали их 
7 верст по льду до Суболичьского берега; и пало Чуди незчисленно, а Немцев 400, а 50 руками взяли и привели в Новгород». А ливонская хроника дает другие цифры: потери рыцарей составляли 20 человек (на то время орден насчитывал всего 100 лиц), пленных — шесть. Есть еще один нюанс. Ливонска хроника говорит, что убитые падали на траву, новгородская летопись повествует, что немцев гнали по льду и они тонули в озере. Однако до сих пор с помощью самого современного оборудования на дне Чудского озера не выявлено ни одного меча, шлема или чего-то такого, что свидетельствовало бы о «большом побоище».
Что говорить, если сами российские историки вменяют Невскому коллаборационизм в пользу монголо-татар, предальство им братьев Андрея и Ярослава, что способствовало установлению на суздальской земле золотоордынского векового ярма. Вот как говорит о «благоверном» российский историк К. Кедров: «Александр Невский, такой гордый с римскими послами, был чрезвычайно смиренный и безропотный перед татаро-монгольским ханом. Он покорно ездил в Орду получать ярлык на княжение и, к сожалению, пролезал таки на карачках к ханскому трону, как того требовал обычай Орды. Кроме того, он был вынужден беспощадно утихомиривать в своих владениях любые выступления против татар и собирал дань для хана, утихомиривая соотечественников огнем и мечом. Принять корону от папы, как все европейские государи, Александр Невский считал для себя позором, а подползать под ярмо и принимать ярлык на княжение от злого ордынца позором не выглядело».
Зато честью, вероятно, считал коварство и измену. Князь донес хану и на короля Даниила Галицкого, который имел стратегический план восстановления автономии Руси-Украины и создавал в Европе коалицию для борьбы с захватчиками. «Одним из главных препятствий на пути стал Александр Невский, брат Андрея Ярославича — зятя Даниила. Этот названный сын Батыя, узнав о намерениях родственников, разоблачил их и привел на Русь орду (под руководством Куремсы. — Авт.). Никем не поддержанное восстание Руси-Украины захлебнулось», — отмечает кандидат философских наук Валерий Бабенко. Исследователь считает, что заслуги короля Даниила Галицкого, как борца за свободу родной земли, его слава были позднее приписаны Невскому, а «Сказ» об этом князе называет настоящим шедевром социальной фантазии.
Продолжительное пресмыкание перед ханским троном не могло не сказаться на моральном облике всего Московского государства. Так в чем же его заслуги перед церковью и Божьим престолом? Кстати, известные российские историки Соловьев, Ключевский о «благоверном» писали мало и без какого-либо желания. А героем его сделал Сталин вместе с режиссером Эйзенштейном, который накануне Второй мировой по партийному заказу снял патриотический фильм «Александр Невский».

Как идеологи в рясах казаков в ад отправили

На стене кафедрального храма Александра Невского УПЦ Московского патриархата, что в Каменце-Подольском, есть композиция, на которой изображено, как украинские казаки, мусульмане и представители других религий горят в аду. Неизвестный художник нарисовал ангелов — один из них трубит неотвратимость Страшного суда, и грешников, которых ждут страшные мучения. На своем престоле, двуглавом морском чудовище, восседает Дьявол в виде чернокожего седого старца, который держит на коленах душу Иуды, а рядом в огненной реке — католики, родноверы, мормоны, иудеи, буддисты, собранные в одну кучу; в другой группе грешников, как можно догадаться, — «раскольники». Это епископ в сине-желтом облачении, служитель в главном уборе митрополита с седой бородой, очень похож на известного церковного деятеля современности, монах. В аду и коммунист-красноармеец в военном френче по пояс в огненной реке. Это, вероятно, показывает степень его грешности. Казак с традиционным «оселедцем» за ухом и сережкой и мусульманин, по версии заказчика этой росписи,  — наиболее грешные, они в огне по самую шею.
Храм, где демонстрируется такой уровень нетерпимости к представителям разных конфессий и верований, к украинскому казачеству, являющемуся одним из символов нашего государства, был заложен в 1891 году. В годы большевистского богоборства церковь разобрали на стройматериалы, которые пошли на гостиницу и техникум. На месте собора планировался театр, который так и не появился; вместо него стояли магазин и пивная. С обретением независимости Украины храм отстроили, и не так давно, в 2011-м, его освятили.
Вместе со зданием идеологи в рясах освятили нетерпимость, ксенофобию, которой нет места в цивилизованном мире, пренебрежение к истории народа, на земле которого этот храм стоит. Что же должны сказать мирянам изображение казака-«грешника» и какие чувства воспитать? Понятно, что никак не гордости за казачество. Идеологи в рясах словно подсказывают: вместо казачества вам есть кем гордиться, вот он, герой, рыцарь, благоверный Александр Невский — солнце земли суздальской, Расеи-матушки!
Заказчикам пропагандистской стенописи следует напомнить, что украинское казачество в течение веков было защитником христианской веры и церкви. Себя запорожцы любили называть христианскими рыцарями. А вступление в сечевое общество начиналось словами: «Ты в Бога веришь? А ну перекрестись».
В пределах Войска Запорожского Низового было более 60 церквей, а в центре каждой Сечи стояла Покровская церковь, в которой ежедневно проходили Богослужения. Казаками были сооружены Трахтемировский, Межигорский и другие монастыри, немало храмов, которые стоят и по сей день — среди них такие жемчужины архитектуры, как Троицкий собор в Новомосковске Днепропетровской области (бывший запорожский город Самар, центр Самарской паланки; храм построен без единого железного гвоздя и относится к 100 выдающимся деревянным сооружениям мира), Свято-Преображенская церковь в Великих Сорочинцах на Полтавщине, Екатерининская в Чернигове и другие.
— На просторах Украины казацкое войско возникает не как агрессивная, а как оборонительная сила, — отмечает кандидат исторических наук Раиса Иванченко. — Поэтому на все походы казаки просили благословения у церкви. Они были очень набожными. Во время чтения Евангелия наполовину вытаскивали сабли из ножен в знак того, что готовы защищать слово Божье от врага. Казаки, возвращаясь из похода или идя под старость в монастырь, жертвовали сечевым и паланковым церквам все свои деньги, золото и серебро, посылали богатые дары в Иерусалим, на святую гору Афон, в киевские храмы.
Известные исследователи истории казачества Дмитрий Яворницкий и Яков Новицкий подчеркивали, что религиозность украинских казаков была не показушной, а глубокой и искренней. Казак не мог пройти мимо церкви, не сняв шапку, это было большим грехом. Священники, хотя и отправлялись с товариществом в походы, не воевали и свято придерживались этого установленного сечевиками правила, в отличие от многих представителей УПЦ МП, которые не только освящают танки и «Грады» террористическо-российских войск, но и сами берут оружие в руки, чтобы убивать украинцев. Как установила СБУ, протоиерей Свято-Иверского монастыря, что неподалеку от Донецкого аэропорта, корректировал огонь террористов «ДНР» по позициям украинской армии; на Одесщине задержан настоятель одного из храмов Беляевского района протоиерей Георгий Д., приверженец «Одесской народной республики», с гранатами и оптическим прицелом во время подготовки теракта. Есть и другие примеры такого «служения» Богу. Патриарх УПЦ Киевского патриархата Филарет отметил: «В целом украинская церковь Московского патриархата не осудила агрессора — Россию. Почему весь мир осуждает, а украинская церковь Московского патриархата не осуждает, не говорит правду?». Поэтому логически возникает еще один вопрос: кто же на самом деле должен гореть в аду?

Светлана ЧЕРНАЯ.
Фото автора.

Научный консультант —
доктор церковно-исторических наук,
проректор по научной работе
Киевской православной богословской академии
протоиерей Виталий Клос.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.