Российский оккупант Погодин, расстрелявший в июне 2014 года на востоке нашей страны украинского школьника Степана Чубенко, оказался дома. Убийцу оправдали в оккупированном Крыму, где тот отсиживался. Большинство россиян восприняло эту новость с ликованием: «Справедливость восторжествовала», «Лучше надо было воспитывать парня, который ходил с сине-желтой ленточкой». Им даже в голову не могло прийти, что парня, как и тысячи других, убили в Украине российские «ихтамнеты» за любовь к родине. За патриотизм. Убили за то, что они — украинцы! У народа, который не пожалел ничего для свободы, всегда есть путь. И сакральная ответственность: любить страну и оставаться просто людьми.

Ольга БОЛОШИНА (Санкт-Петербург, гид-переводчик, преподаватель):
— Я не вправе что-либо советовать вам и желать то, чего у вас нет, кроме МИРА и ПОКОЯ, СЧАСТЬЯ, которое целиком исходит от ваших цельных, гармоничных, прекрасных душ. Я люблю вас, и я плачу четыре года без остановки и без просьбы или надежды на ваше прощение. Не прощайте россиян! — единственный совет, который я смею дать. Я прожила в Киеве год и вынуждена была уехать из-за правила 90/90 дней, которое я нарушила и пыталась преодолеть, официально обращаясь в миграционную службу с просьбой позволить мне не выезжать за пределы Украины. Чтобы не ехать в РФ, я поехала к незнакомой старухе (мать тети) в Минск. Та меня выгнала через неделю. Сейчас я в РФ. Год в Украине я провела, общаясь и работая с волонтёрами из музея литературы им. Шевченко. Мы — друзья, и я вернусь. Я вернусь в Киев этой осенью и откажусь от гражданства РФ. Все готово.
Вы заслуживаете счастья и процветания на Земле, и эта война разрывает душу, потому что атакует то, в чем я вижу смысл жизни как таковой. Россия — больше, чем убийца. То, что они пытаются сделать, — больше, чем убийство и больше, чем кощунство. Это больше, чем Каин. Хуже и гнуснее. Вы невероятно сильные и светлые, поразительно, насколько много среди вас светлых людей и подлинного героизма. Героизм рождается трагедией дикой несправедливости. Герои не должны быть вынуждены геройствовать. Это созидатели и соль земли. Вы победите, и вместе с вами приду в себя, воскресну и я тоже.
Без вашего счастья и мира всему человечеству не на что надеяться.
«Счастья тебе, Украина!» Я бы хотела найти слова, которые не бередят вам души, а лечат, но я сама в России и разрываюсь на части от боли. Я не могу сейчас найти других, более успокаивающих слов. По крайней мере до возвращения в Киев. Я люблю вас всем сердцем, потому что больше некого. Это личное. Я вышла из «матрицы» — и семьи (не муж), и «родины». Репатриация в Украину будет мной завершена, и эта добрая страна утешит меня правом жить в ней.

Валентина СОТНИК (из Москвы, врач, живет в Иерусалиме):
— Мне так стыдно за то, что я просто уехала из России и... и не могу, и не имею права на что-то влиять. Но мне ужасно стыдно за то, что творит российская власть в вашей стране. И я очень хорошо понимаю ваше негодование. Но я твердо верю, что вы выстоите. Киев родной город моей мамы и бабушки и всей моей семьи со стороны мамы. Но, к сожалению, кроме мамы и ее сестер с бабушкой все остались там, в Бабьем Яру, а мама вывезла вышеназванных в Казахстан, и вернулись они только в 45 году в Киев, а я родилась в 46-м в Москве, куда маму привез мой отец. Кстати, первый мамин муж, от которого у мамы есть еще одна дочь, старше меня на 10 лет, погиб в 41-м под Киевом, в первые же дни войны разбомбили его часть. Я Киев знаю прекрасно, так как каждое лето гостила у бабули. Душевный город и хорошие люди. Мне стыдно, и я не представляю, что я могу пожелать украинцам.

Людмила СУББОТИНА (Великие Луки, бухгалтер, пенсионер):
— Я очень хорошо отношусь к Украине и украинцам, я с самого начала Майдана всех убеждала, что вы все правы. К сожалению, мало кого удалось за столько лет убедить. Я давно разочаровалась в нашем люде, если бы не Фейсбук, то было бы совсем плохо жить. В глубинке, где я живу, народ мало образован и агрессивен, не умеют думать, верят телевизору. Но я верю, что Украина будет жить достойно, она заслужила это.
У меня нет украинских корней. Эта любовь к правде от семьи, мама была репрессирована, всегда не любила НКВД, КГБ, ФСБ. Вот как это обернулось. Во главе стоит энкавэдэшник, а от них не ждать добра.
С самого начала было понятно, что нет «фошиздов» в Киеве. Я и дня в это не верила, боялась включенного телевизора, муж его смотрел, верил тогда как-то, теперь много понял. Были споры со свекровью, невесткой, да и со всеми. Я читала репортажи Бабченко, Лойко, записки Степовой, «Цензор-нет», вот так и узнавала обо всем, ну и наше радио «Свобода». А то, что вы нормальные, я и так знала, еще с первого Майдана.
Люблю свободных людей, независимые люди не могут быть «фашистами». Мира тебе, Украина!

Наталья САЖКО (Cамара, филолог):
— Я уехала из Украины в 1983 году. У меня в Виннице осталась родная сестричка (мы близнецы). И ее семья. Родителей уже нет. Я приезжаю на родину раз в два года. В прошлый раз я была в Виннице в июле 2016-го. Мы с сестричкой устроили себе поездку во Львов. Бродили по городу, радовались солнечным дням, высокому небу, глазели по сторонам и восхищались всем, что видели. Людьми — в первую очередь. Но у меня такой громадный камень лежал на сердце. Потому что вот я приехала на родину из страны, которая стала моим домом, где я живу более тридцати лет, и там выросли мои дети, и подрастают внуки... И почему так случилось, что какая-то нечисть из этого «моего дома», из-за каких-то болезненных амбиций — вдруг посчитала для себя возможным в кирзовых сапожищах вторгнуться на территорию моей родины. И грязная тень накрыла и меня... как будто позорным пятном замарала. И в какой-то мере я, как и остальные граждане, несу ответственность за все, что происходит сейчас в Украине. Никому не простится смерть людей, молодых, прекрасных, кто мог бы при мирной жизни способствовать расцвету любимой Украины. И меня не покидает чувство вины. И чувство боли. Поэтому ждать от меня пожеланий украинцам не приходится. У Леси Украинки есть такие строки: «Щоб тута жити, треба мати крила!» Я верю в Украину, я люблю Украину, и я знаю, что мы — великая нация. А великие — преодолевают все. Через кровь, смерть, войну. Слава Україні!

Вера ЛАВРЕШИНА (Москва, журналист, блогер «Граней.Ру»—запрещенных цензурой РФ, гражданский активист):
— ЧТОБЫ КРЫМ ВЕРНУЛСЯ ХОЗЯЕВАМ... Помню, каким шоком для меня, для моих друзей и, как тогда казалось, для большинства граждан РФ было вторжение в Крым путинских «зеленых человечков» в 2014 году. Первым делом эти «вежливые люди» посбрасывали украинские и крымскотатарские флаги в Симферополе с административных зданий и водрузили на их место «триколоры». Сразу стало ясно, что это начало оккупации — и чьей именно, флаги-то выдают вора! И когда разгорелась кровавая бойня в Луганске и Донецке, тоже понятно было: можно называть происходящее «АТО» или просто словом «конфликт», но от сути не уйти — это война, настоящая война между украинцами и русскими. И русские, как ни чудовищно это звучит, пришли захватить украинские земли, потому что их прислал Путин. Оказывается, чтобы понравиться российскому электорату, надо захватывать и бомбить чужие территории. Украину, Сирию. Отрицать этот факт бессмысленно, таков способ удержания власти в Кремле. И ради продолжения этой власти еще на один срок Путин и Ко всегда готовы устроить где-нибудь новое кровопролитие. Да хоть в Беларуси, например. Там сейчас находится много российских военных. Без опознавательных знаков, но все знают, кто они и откуда. И всем страшно от осознания такой перспективы. И не случайно сейчас снова в Донецком и Луганском регионах усилились боевые действия. Это такое начало предвыборной кампании Путина. К сожалению, именно война — визитная карточка так называемого президента РФ и подходящий повод для обезумевшего от телепропаганды населения «сплотиться» вокруг вождя. В это трудно поверить, это хотелось бы отрицать, но это так. Путин никогда полноценно не избирался, его привел Ельцин, назначил преемником. Впоследствии, вопреки Конституции, Путин продолжил «избираться» в Кремль и второй, и третий раз. Меняя Конституцию под себя, усаживая на трон «местоблюстителя» Медведева. Неудивительно, что после такого вот захвата Кремля он перешел к захвату Крыма, бомбежкам Донецка и Сирии. Такая агрессия — своего рода «взятка» населению от кремлевского тирана. Чтобы гордились тем, что «Россию все боятся». И население пока вовсе не собирается арестовывать Путина и Шойгу, чтобы отправить их в Гаагу, где нападение на Украину уже признано военным преступлением, а — напротив. Большинство продолжает «гордиться» военными преступлениями «нацлидера», и говорят, теперь в армию РФ записываются в очередь желающие пострелять в кого-нибудь, особенно — за деньги и по контракту, и практически не стало «уклонистов». Такие вот жуткие новости. Но благодаря Интернету мы теперь все чаще узнаем и о фактах позитивных — о начавшемся «прозрении» людей и в Крыму, и в Луганске, да и в самой Российской Федерации тоже. О переосмыслении происходящего между некогда «братскими» (как это называлось во времена СССР) народами. Благосостояние россиян все ухудшается, санкции делают свое дело, и многие наконец начинают связывать финансирование военных действий с неизбежным обнищанием, потерей работы и прочими печальными фактами их быта. И начинает происходить «сбалансировка» ситуации, встречное движение к взаимопониманию тех, кто оправдывает войну, и тех, кто категорически требует ее прекращения и наказания виновных в ее развязывании. Конечно, выходить на улицу и «вякать» что-то против режима Путина довольно опасно. Но молча принимать происходящее, делать вид, что нас это все не касается, как-то не получается. Поэтому граждане РФ нет-нет да и выйдут заявить свою позицию, свое особое мнение — на пикетах, например. Есть такое ощущение, что если совсем замолчать, ничего не требовать и просто сидеть дома и непонятно чего ждать, то будет совсем как при СССР. И тогда агония разлагающегося, но все-таки живучего режима, будет продолжаться и продолжаться. Расскажу про наши акции. В Москве мы регулярно проводим пикеты за освобождение политзаключенных, военнопленных и заложников Кремля (и россиян, и украинцев, и крымских татар). Это у нас такой День политзека — не раз в году, 30 октября, а ежемесячно. Называем поименно всех, кого преследовали и сажали в каждом месяце года — по политическим мотивам. И требуем их освобождения. Причем за свободу крымских татар и незалежность Крыма мы выходим сразу в двух столичных городах — в Москве и Санкт-Петербурге, каждое 18-е число, в рамках «Стратегии-18». Дата была выбрана как дань памяти дня депортации коренного населения Крыма при Сталине (18 мая 1944 года). Эти пикеты мы решили проводить бессрочно, пока Крым не освободится от захватчиков. И пока не выпустят всех политических. А ведь рано или поздно это произойдет. Я в это твердо верю. Очень хочется, чтобы поскорее это случилось. Слава Украине! Героям слава!

Рис. Алексея КУСТОВСКОГО.