В чьих интересах реформа?


Состоится ли круглый стол, инициированный комитетом по здравоохранению Общественного совета при Черниговской облгосадминистрации в запланированном формате — не было известно до самого его начала. Ведь чиновники заметно напряглись, прочитав предложенные для обсуждения вопросы. Первый был вполне логичен: какова стратегия создания госпитальных округов? Что это значит для обычного жителя — как и где он сможет лечиться? Как к нему в Задериевку или Галагановку доедет скорая медпомощь?


Как стало понятно из выступления начальника областного управления здравоохранения Петра Гармаша, никакого стратегического плана создания госпитальных округов, никакой «дорожной карты» у власти нет. Известно только, что их будет четыре — Черниговский, Нежинский, Прилукский и северный (название не выбрали, потому что до сих пор не решено, центр его будет в Мене или Корюковке). Но, как правильно заметил руководитель управления, главное — какие больницы будут в этом госпитальном округе. А мне, как обывателю, хотелось бы спросить у его предшественницы госпожи Васильковой и ее куратора — тогдашнего заместителя председателя ОГА Виктора Тканка: а какие же итоги медицинской реформы, которая ими проводилась? Так как у нас «говорящие» головы меняются из тех, что о медицинской реформе говорят, а в сухом остатке — очередное закрытие больниц и ФАПов.


Вот, скажем, в большом селе Авдеевке Сосницкого района, где раньше была участковая больница, теперь болеть можно два дня в неделю — во вторник и четверг. Потому что только в эти дни приезжает врач. Хорошо, что в селе хоть стоматолог остался — радуются селяне, не отученные от радости советской власти, когда надо радоваться каждой элементарной мелочи.


Из положительного: как уверил Петр Гармаш, до конца года будет введена в действие единая диспетчерская для «скорой медпомощи», и тогда больному в той же Задериевке можно направить карету скорой в зависимости от того, какая физически ближе. Для этого будет задействовано 9,5 миллиона бюджетных средств. Во всех районах получены новые «скорые», но 50—55 автомобилей еще требуют замены.


О каких реформах можно говорить, если катастрофически не хватает врачей. Скажем, в Талалаевском районе укомплектованность всего 35 процентов. Область готова дать работу 1300 врачам! Вместе с тем, как рассказал глава Общественного совета при Черниговской облгосадминистрации Игорь Москаленко, местная власть в той же Талалаевке сделала все, чтобы уволить главного врача. Она восстановилась через суд, но районный совет с подачи районной администрации уволил ее во второй раз. Думаю, еще не скоро в этот маленький райцентр молодые врачи будут ехать.


Мафия и ее томографы


Врач, глава комитета по здравоохранению Общественного совета при ОГА Иван Осадцев подчеркнул: «В последнее время большую интенсивность получила тенденция «внедрения» частного диагностического оборудования в коммунальных медицинских учреждениях. Таким образом, или будут платить частникам из бюджетных средств, или, как правило, сдирать с пациентов. В этой схеме, которая активно поддерживается властными структурами, общественность усматривает признаки коррупционных действий и ожидает объяснений со стороны чиновников».


Иван Осадцев знает, что поскольку частный томограф дает откат врачу — возрастает финансовая нагрузка на пациента. Как результат, многие люди отказываются обследоваться и возрастает число случаев болезни, когда уже надо ложиться под нож, в лучшем случае...


Члены Общественного совета, в качестве примера, приводили Черниговский онкодиспансер, где коммунальный томограф не работает, а только частный. Конечно, главврач Зуб не имеет с того ни гроша, но система выкачки денег в онкодиспансере создана так четко, что уже и опережает знаменитую в этом плане вторую городскую больницу, где главврач Фаль откатал схему до блеска в 14 миллионов — именно столько было собрано за год «благотворительных взносов» с больных людей.


Блестящим был иронический комментарий врача Осадцева: «Столько же стоит и дорога к пляжу. Итак, как врач, я говорю, что на пляж полезно ходить пешком, а эти деньги надо направить в медицину!».


Не впихнуть Европу в постсоветские проекты


Врач Иван Осадцев лучше всего в области знает медицинские проблемы «чернобыльцев»: он объехал всю пораженную зону и, например, в Лошаковой Гуте Козелецкого района слышал запах смерти — слащавый до приторности трупный запах. Он знает своих пациентов, поскольку в диагностическом Центре защиты населения от последствий аварии на ЧАЭС каждый год организовывает диагностику «чернобыльцев». И он же неоднократно в публичных выступлениях призывает сделать медицину милосердной матерью, а не злой мачехой.


Он изучал опыт Польши в медицине в то время, когда та проводила реформы при вступлении в ЕС, знает подробно ситуацию со здравоохранением в Латвии. Поэтому и ставит диагноз украинским реалиям: «Даже при поверхностном анализе состояния реформирования скорой и неотложной помощи в области, а особенно при сравнении этой реформы со стандартами восточной Европы и постсоветской Прибалтики, видно, что эта реформа не завершена созданием приемных отделений неотложной помощи при городских, районных, окружных лечебных учреждениях. Очевидно, по причине того, что должно быть полное бюджетное финансирование.

Уже существует законная нормативная база для создания таких отделений, а с января 2018 года они являются неотъемлемой составляющей реформы, тем не менее никто даже не думал об их создании, не говоря о бюджетном их планировании. Как показал опыт медицинских реформ в восточной Европе, невозможно впихнуть такие отделения в постсоветские проекты больниц, а нужна отдельная достройка рядом с рентгендиагностическим отделением. В Польше на эти вещи, к примеру, «выбили» отдельную статью финансирования от Евросоюза. Нам хотя бы долгосрочный беспроцентный кредит получить и проследить, чтобы его не разворовали...»


Кровь человеческая — не водица, потому что дорого ценится


Еще одна схема дикого обогащения медицинской мафии выскользнула во время круглого стола: Черниговская станция переливания крови отказалась изготовлять альбумин и продает кровь доноров (плазму) частной фирме.

В результате, как сказал член Общественного совета Владимир Демиденко, раньше 100 миллилитров альбумина стоили 287 гривен, теперь — 1 125. Хотя себестоимость его изготовления — менее 150 гривен.

«Коммунальное учреждение создается не для коммерции», — отметил Владимир Демиденко.


Выступление главного врача станции переливания крови Владимира Герасименко было неубедительным — он говорил о европейской практике, о новых требованиях. А выливание крови от 700 доноров объяснял тем, что в ней оказались «механические примеси». Как же вы, уважаемые медики, ее забирали и сохраняли, если туда какой-то мусор нападал?


Бывший главврач станции Василий Зуб с копиями документов убедительно выглядел. И комиссия общественности согласилась, что дело с альбумином надо расследовать правоохранительным органам. Общественный совет считает, что в условиях чрезвычайных ситуаций и особенно во время войны на востоке страны лишение областных станций переливания крови возможности изготовления альбумина является вопросом национальной безопасности и решил обратиться к руководителям Верховной Рады и правительства, и. о. министра здравоохранения с требованием увеличить целевое финансирование станций переливания крови и внедрять открытие приемных отделений неотложной помощи при лечебных учреждениях.


Мечта в белом халате


Ее озвучила на этом заседании заместитель председателя Общественного совета Тамара Петрова: чтобы бедные никогда не болели, а богатые никогда не выздоравливали. Похоже, эта негласная схема действует несокрушимо. О какой бы реформе не говорили.

Черниговская область.