ВИННИЦА:

Открытие скульптурной композиции — Тарас Шевченко и его героиня Катерина из одноименной поэмы — в селе Ольгополь Чечельницкого района на Виннитчине поручили гостю торжеств Герою Украины Анатолию Паламаренко. Теперь на площади Поэтов, которую создают по инициативе руководителя местного хозяйства, депутата Винницкого облсовета Павла Каленича, есть три памятника.

 

На снимке: скульптурную композицию — Шевченко и Катерина — в Ольгополе открыл Герой Украины Анатолий Паламаренко.


Фото с сайта Винницкой облгосадминистрации.

Яркое действо состоялось на главной площади села во время празднования литературно-художественного фестиваля «Русалка Дністрова». Фестиваль традиционно организовывает Еврорегион «Днестр». Участие в нем принимают литераторы из Украины и Молдовы. Семь лет назад здесь установили первый памятник Александру Пушкину.


— Как же так — Пушкин у нас есть, а своего гения литературы не почтили, — говорит Павел Каленич. — Люди поддержали меня, когда предложил нашу ухоженную площадь с уютным сквером наполнить фигурами известных классиков литературы, прежде всего земляков. Не знаю еще одно такое село, где бы были изображения гениев литературы.


Все три памятника изготовлены известным скульптором Николаем Крыжановским. Только из разных материалов. Фигура российского поэта появилась в меди. Автор изобразил его с теми вещами, которые упоминаются в стихотворении — сломанное колесо, карты, деньги. И сам он взволнован, одежда расстегнута. Ничего удивительного — дорожное происшествие спутало планы.


Фигуры Великого Кобзаря и Катерины — из днестровского белого камня-песчаника. Внизу на памятнике Шевченко высечены слова: «Кохайтеся, чорнобриві...»


— Роль Пушкина в этой композиции вышла незавидная, — отметил в разговоре с «Голосом Украины» скульптор. — Он, как тот москаль на иллюстрации к поэме, убегает от украинки. По-моему, композиция очень актуальна теперь, когда москали убивают наших граждан. Поэтому событие и радостное, и печальное одновременно.


Скульптор хотел высечь всю строфу поэта: «Кохайтеся, чорноброві, та не з москалями». Говорит, заказчики не захотели этого делать. «Боятся обидеть так называемых братьев-россиян, — делится Николай. — Тех, которые приехали на танках... Кобзарь имел смелость об этом писать, а мы...»