26 сентября ПАО «Укрнафта» получило от Государственной службы геологии и недр Украины девять спецразрешений на недропользование, которые были продлены на 20 лет. Речь идет о спецразрешениях на Заводовское, Коржевское, Козеевское, Южно-Панасовское, Анастасиевское, Артюховское, Рыбальское, Липоводолинское и Качаливское месторождения. На них приходится 20% объема добычи нефти и 16% газа компании. 

«Укрнафта» намерена возобновить добычу на всех указанных месторождениях как можно скорее, в том числе возобновить газоснабжение  восьми населенным пунктвм Сумской области.
Со времени остановки первого месторождения 31 марта 2017 года, «Укрнафта» потеряла почти 68 тыс. тонн нефти и конденсата и 53 млн. м3 газа. Компания также не досчиталась почти 1 млрд. грн., а государство – почти 330 млн. грн. налоговых поступлений только от рентных платежей.
До конца года «Укрнафта» планирует значительно нарастить добычу углеводородов, чтобы выйти на прогнозируемые бизнес-планом показатели. Впрочем, это не означает, что главные проблемы компании уже позади. В следующем году предприятие ждет процесс продления еще 27 разрешений, которые составляют более 50 процентов добычи. Если процесс их продления будет таким же, как  в этом году, то нефтяникам грозит катастрофа.
Напомним, ситуация с непродлением лицензий, из-за которой огромные потери понесли и компания, и государство, и люди, была создана искусственно. «Голос Украины» не раз писал, что Госгеонедра мотивировала свои отказы тем, что у общества есть налоговый долг из предыдущих лет. Здесь важно уточнить, что Кабмин в 2011 году действительно внес изменения в Порядок предоставления специальных разрешений на пользование недрами, которые давали возможность отказать в продлении лицензии в случае наличия долга по уплате налогов за последний отчетной период. Однако «Укрнафта» доказала в судах всех инстанций, что такие правительственные изменения были противоправными, и решение вступило в законную силу. Впрочем, Госгеонадра до последнего руководствовалась именно этой директивой.
Кстати, налоговый долг в 13 млрд. грн. является одной из главных проблем, которую пытается решить новый менеджмент «Укрнафты». Хоть это бремя компания и унаследовала от предыдущих руководителей, но в настоящее время выплачивает все налоговые и рентные обязательства. Уплатить же такую сумму одновременно не в состоянии ни одно украинское предприятие, поэтому на столы налоговиков и чиновников Министерства финансов легли уже несколько вариантов планов по реструктуризации долга.
«В мае мы представили второй вариант плана. В доработанном предложении мы исключили условие, по которому «Нафтогаз» должен вернуть часть средств за газ, добытый «Укрнафтой» в предыдущие периоды. Чтобы убрать этот спорный момент, мы подали новое предложение. Оно предусматривает погашение долга исключительно за счет собственных средств компании, — рассказал в одном из интервью председатель правления «Укрнафты» Марк Роллинс. — План также предусматривает рассрочку налогового долга на период до трех лет. Государственная фискальная служба рассмотрела этот план. По их мнению, он реалистичен. Теперь они хотят проконсультироваться с Министерством финансов. В ГФС считают, что Минфин должен подтвердить им возможность рассрочки суммы налогового долга на период более одного календарного года. Наши предложения перенаправили в Минфин. Уже несколько месяцев мы пытаемся встретиться с министром финансов Александром Данилюком. Но по разным причинам встречу пока провести не удалось».
Заместитель председателя правления «Укрнафты» Джонатан Поппер был еще более откровенным в оценке уровня взаимодействия украинских властей с бизнесом: «Вы знаете, что импорт нефтяных продуктов обходится в два раза дороже, чем газа. Увеличив добычу нефти, мы принесем большую пользу экономике. Но чтобы решить проблемы компании, нужно активное сотрудничество с правительством, — объяснил он. – Но в данное время члены правительства отказываются что-либо делать. Премьер-министр Владимир Гройсман заявил о необходимости создания рабочей группы для решения проблем «Укрнафты». Но этого так и не произошло. Мы разработали план реструктуризации долгов и направили его в Министерство финансов, но они отказываются от встречи».
Такая пассивность государства относительно предприятия досадно удивляет. Ведь речь идет о, во-первых, фактически государственной компании — 50%+1 акция общества принадлежит НАК «Нафтогаз Украины». Во-вторых, «Укрнафта» является компанией стратегического значения, поскольку это — лидер добычи нефти, что в условиях энергетической войны с Россией приобретает особое значение. В-третьих, это социально важное предприятие. Во многих регионах общество является единственным работодателем и главным источником наполнения местных бюджетов. И в конце-концов — «Укрнафта» пятый по размерам налогоплательщик в государстве. Только этот факт в европейской стране означал бы, что, по крайней мере, встреча руководства компании с министром финансов должна произойти, как только одна из сторон заявит о такой необходимости. Но, как говорил классик украинской политики: «Имеем то, что имеем».
Кстати, благодаря новому правлению «Укрнафты», которое стремится к прозрачности в ведении дел, всплыло на поверхность и несовершенство механизма биржевых аукционов. И, к сожалению, без действенного участия властей эту проблему тоже не решить. Дело в том, что эти аукционы – единственный способ, которым «Укрнафте» разрешено реализовывать собственную нефть и конденсат. Сегодня условия их проведения и, что самое важное, цену на нефть определяет государство. Как ни удивительно, но механизм ценообразования сконструирован таким образом, что нефтедобывающие компании проигрывают больше всего, а нефтеперерабатывающие имеют возможность купить товар по более выгодному предложению. Например, по правилам аукциона цена тонны нефти — это, по сути, среднее арифметическое рыночных цен на нефть марки Urals за последние две недели. Однако даже не посвященные в это знают, что цены на нефть все время колеблются. Поэтому переработчикам, когда стоимость барреля поползет вверх, выгоднее покупать украинское сырье. Так как тогда на мировом рынке нефть будет стоить дороже, чем на отечественном. И наоборот, когда в мире нефть дешевеет, то выгоднее «черное золото» купить за границей, чем дороже у себя дома. Ситуацию усложняет и тот факт, что в стране работает только один нефтеперерабатывающий завод, а следовательно, как единственный переработчик он имеет возможность диктовать условия другим участникам рынка. Кстати, сами нефтяники не могут выходить на внешний рынок, а иностранные покупатели не имеют возможности покупать сырую нефть в Украине. И это тоже одно из предложений «Укрнафты», которое она направила правительству с целью улучшить условия проведения биржевых аукционов. 
Впрочем, даже в сложившейся ситуации компания все равно думает о будущем, ищет инвесторов. «Нужны существенные объемы инвестиций — приблизительно 1,7 миллиарда долларов США до 2025 года. При таких инвестициях «Укрнафта» может удвоить объем добычи нефти с 1,5 до 3 миллионов тонн в год и увеличить добычу газа в полтора раза до 1,9 миллиарда м3. Несколько месяцев назад мы разместили на сайте компании объявление с рядом проектов, отобранных для привлечения внешних инвесторов. Речь идет о пяти проектах на общую сумму почти 500 миллионов долларов США. Ввиду состояния «Укрнафты», это непростой процесс. Не каждый инвестор захочет иметь дело с компанией, с таким набором проблем, как у нас (…). Вместе с тем мы получили ряд предложений по нашим проектам. Сейчас изучаем их», — рассказал Марк Роллинс.
Остается надеяться, что власти все же прислушаются к проблемам нефтяников и прекратят создавать им искусственные проблемы.

Маргарита СОКОЛОВСКАЯ.
Фото с сайта ПАО «Укрнафта».