Опасение наших соседей по поводу нового украинского закона об образовании — безосновательны. О том, как будут воплощать его «языковую» статью и как это повлияет на систему преподавания в школах, в интервью «Голосу Украины» рассказал заместитель министра образования и науки Павел Хобзей.

 

 

— Согласно статье 7 Закона «Об образовании» представителям национальных меньшинств гарантируется право на обучение в коммунальных учебных заведениях для получения дошкольного и начального образования на языке соответствующего меньшинства. Это право реализуется – цитирую: «путем создания отдельных классов (групп) с обучением на языке соответствующего нацменьшинства наряду с государственным языком…» Означает ли это, что чисто венгерских или чисто румынских школ в Украине уже не будет? Зато в таких школах параллельно будут открывать классы с украинским языком преподавания?


— Нет, не означает. Может быть  ситуация, когда одна вертикаль – скажем, один класс из четырех или двух будет обучаться на языке меньшинства, а остальные, например, на государственном языке.


Подчеркиваю: седьмая статья Закона «Об образовании» не нарушает ни международные соглашения, которые подписала Украина, ни Конституцию нашего государства. Она отвечает всем  нормам. Напомню, что мы подаем эту статью на рассмотрение Венецианской комиссии, которая изучит ее и сделает соответствующие выводы.


Сегодня у нас есть школы на Закарпатье, где один класс учится на румынском, один на русском, один на украинском. Повторяю, это в одном учебном заведении. Такая же система останется и при новом Законе «Об образовании». Так же может быть школа, где все классы учатся на русском языке. На уровне начальной школы все останется так, как и было. За исключением того, что увеличится количество часов для изучения государственного языка. В настоящее время мы очень серьезно занимаемся методиками преподавания украинского языка для национальных меньшинств – носителей неславянских языков. Румынского, молдовского, венгерского… Поскольку преподавать украинский ребенку из другой языковой группы сложнее, чем, например, малышу, для которого родной язык – словацкий, польский или русский.


— Изменения дети ощутят, начиная с 5-го класса…


—  Закон говорит о том, что с 5-го класса мы переходим на обучение на государственном языке. Но пункт 4-й его седьмой статьи разрешает один или несколько предметов преподавать на официальных языках Евросоюза. К ним, напомню, относятся венгерский, румынский, польский, болгарский, чешский, английский… Собственно, языки всех стран ЕС. В переходных положениях  нового Закона «Об образовании» идет речь о том, что школы нацменьшинств имеют переходный период до 2020 года, чтобы учиться по новым правилам.


— Русский не является языком ЕС. Как будет отличаться ситуация в русских школах от, скажем, ситуации в венгерских учебных заведениях?


— В таких школах все предметы будут преподаваться на украинском языке. За исключением русского языка и русской литературы.   Русский могут применять также во время преподавания предметов из вариативной части – например, истории российской культуры. Но базовые дисциплины включительно с математикой, физикой и так далее будут преподавать на украинском.


— Так сколько будет «иноязычных» предметов?


— Это будут определять новые учебные планы, которые сформируют Министерство, зависящие от школьного контекста, то есть от наличия в каждом отдельном заведении учителей, способных преподавать свой предмет на двух языках… Потому как по нашей концепции учителя, преподающие в школах национальных меньшинств, останутся там работать и в дальнейшем. Учитель математики, который преподавал на венгерском, и в дальнейшем будет читать свой предмет.  Есть вариант – он или продолжит его преподавать на венгерском, или начнет читать на украинском, если владеет им. Есть еще один вариант, который приветствует наше министерство и очень приветствует Совет Европы, это так называемое двуязычное обучение, когда, например, один урок математики преподается на румынском (или венгерском), а другой – на украинском. Для того чтобы дети знали терминологию на двух языках.


— За кем последнее слово в определении соотношения между часами преподавания на разных языках?


— Разумеется, за нами, за профильным министерством. Здесь надо понимать две вещи. Первое: Закон «Об образовании» предусматривает два года переходного периода. За это время мы должны интенсивно поработать с учителями школ национальных меньшинств относительно овладения государственным языком. Чтобы дать им возможность преподавать свой предмет на украинском. И второе: мы должны тщательно изучить ситуацию в тех школах – понять, насколько они готовы к изменениям. Если ученики не понимают украинского, они не готовы резко перейти к изучению отдельных дисциплин, тех же точных наук, на государственном языке. Поэтому эти подходы будут зависеть еще и от уровня подготовки ученика. Мы будем это обсуждать — с директорами школ и их заместителями. Будем консультироваться с профильными ведомствами других стран. Мы открыты к диалогу.

Пока что можем говорить только о приблизительных пропорциях или так называемом коридоре: скажем, в 5—х— 6-х классах у нас будет преподаваться на государственном языке от 20 до 40 процентов дисциплин, в 9-х классах — 40—60 процентов, а в старшей школе — большинство предметов. Чтобы подготовить ребенка ко вступлению в высшие учебные заведения Украины. 


— ВНО эти дети  в настоящее время так же сдают на румынском или венгерском?


— Да. Для них все бланки ВНО переводят на родной язык. На украинском они сдают только украинский язык и литературу. Причем экзамен по государственному языку на Закапатье более половины выпусников школ — 63 процента —  с венгерским и румынским языками преподавания сдают на двойку, не преодолев минимальный «порог». Это огромная проблема. Вот результаты тестирования школьников из Герцаевского района Черновицкой области. Он румынский, почти моноэтнический. Посмотрим на то, как сдают украинский язык 11-классники: из тех выпускников, кто сдавал историю Украины на румынском языке, 84 процента не смогли преодолеть порог во время ВНО по украинскому языку. То есть почти все! Эту ситуацию надо менять.


— Родной язык и литературу они и в дальнейшем будут изучать как отдельные предметы?


— Конечно, с 1-го по 11-й класс (по новой системе — по 12-й) национальная литература будет изучаться.  Историю своего народа представители нацменьшинств тоже будут изучать. Кроме того, мы имеем в учебных планах еще вариативную часть, то есть предметы по выбору. Каждое отдельное учебное заведение может выбирать факультативы, отдельные дисциплины, которые считает нужным, и преподавать их на том языке, на котором считает нужным.


— Представители некоторых национально-культурных обществ говорят, что седьмая статья образовательного закона сужает их права…


— На самом деле она, наоборот, расширяет права и возможности граждан Украины – представителей национальных меньшинств. Знание государственного языка – это возможность для развития, возможность для ребенка реализовывать в нашей стране свои таланты и способности, и в конце концов достигать тех высот,  которых он заслуживает.


Закон «Об образовании» и его седьмая статья не имеет целью содействовать ассимиляции национальных меньшинств. Они должны сохранять свою культурную идентичность, но вместе с тем интегрироваться в украинское общество. Поскольку и венгры, и поляки, и немцы, и румыны, и греки, и русские, которые живут на нашей территории, являются гражданами нашего государства. А граждане Украины любой национальности должны понимать государственный язык без перевода!


Сейчас же мы имеем целые анклавы, например, на Закарпатье или на Буковине, в Черновицкой области, где люди крайне плохо понимают украинский. Как-то мне пришлось присутствовать на открытии прекрасного спортзала, построенного за счет Венгрии в закарпатском селе. Заместителю министра сразу дали переводчика. Потому как местные жители не знают украинского. Для государства это неправильно. Представители национальных меньшинств должны знать родной язык и лелеять его, и мы это поддерживаем, но мы хотим чтобы граждане Украины, особенно молодежь, знала украинский, чтобы она могла продолжить обучение в украинском университете, могла занимать определенные должности. Потому что теперь по закону надо сдавать экзамен по украинскому языку, чтобы получить должность в органах местного самоуправления. Я уже не говорю о государственной службе.


— Если местная громада захочет создать, например, румыноязычную школу – будет она иметь такое право?


 — Закон только что вступил в силу. Сейчас есть поручение министра образования создать рабочие группы, которые начнут нарабатывать план его реализации. В эти рабочие группы будем приглашать представителей национальных меньшинств и руководителей школ. Вместе определим, как будет проходить этот переход, какими должны быть учебные планы и т. п. Думаю, это заберет приблизительно полгода. То есть текущий учебный год будет проходить по старым правилам. Желательно получить эту «дорожную карту» уже в марте, чтобы мы потом могли еще поработать с учителями, и с 1 сентября 2018 года действовать согласно действующему закону.


— Какие исключения из общего правила предусмотрены для коренного народа – крымских татар?


— Для коренного народа — крымских татар — правила остаются те же. Для них и в дальнейшем  остается   право преподавать все дисциплины на своем национальном языке. Но значительную часть предметов могут вести на государственном языке. 


 Ведь крымские татары не имеют своего государства, где бы развивался их родной язык. Поэтому нам необходимо сохранить крымскотатарский язык для мира. Нынче крымские татары у нас имеют фактически одну-единственную школу – в Новоалексеевке на Херсонщине, где создаются классы с крымскотатарским языком обучения. В дальнейшем мы будем думать вместе с Меджлисом, с крымскотатарским меньшинством, как создавать и развивать эти учебные заведения.


— Уточните, какие страны выразили недовольство нашим образовательным законом и в чем заключаются эти претензии?


— Претензии направляют в основном в МИД. Непосредственно мы можем говорить лишь с министрами образования. Острее всех реагирует Венгрия. У нас запланирована встреча с профильным министром – его визит состоится позднее.


Недавно я имел телефонную беседу с заместителем министра образования Болгарии. Было странно услышать от нее, что якобы в Украине планируют закрывать воскресные болгарские школы. Никто этого делать не собирается! Наоборот, мы обсуждаем возможность открытия болгарских классов в одной из одесских школ, где дети будут учить свой родной язык вплоть до выпускного класса включительно. В данное время у нас в Украине 71 ребенок учит болгарский, но только в начальной школе. Фактически, мы не имеем школ с преподаванием на болгарском языке.


Есть большая дезинформация по этому вопросу, и люди напуганы, опасаются, что мы чуть ли не запретим говорить на языках нацменьшинств. Абсурд! Мы будем действовать согласно всем международным соглашениям и в частности согласно Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств. Между прочим, там четко прописано, что изучение национальных языков не может мешать изучению государственного языка. Потому что тогда человек не сможет реализовываться в стране, гражданином которой он является. А фактически именно такая ситуация сегодня сложилась в Украине, когда население отдельных сел или целых районов не пользуются украинским языком. Когда дети слышат его только на двух уроках украинского языка и на двух уроках литературы – в целом четыре академических часа в неделю. Этого недостаточно! А остальное время они находятся в другом языковом окружении.


Хартия позволяет применять три подхода к обучению национальных меньшинств. Первый — наиболее либеральный, который у нас был до сих пор. Когда все предметы преподаются на языке меньшинства, и официальный язык изучается лишь как отдельный предмет. Второй подход – это когда часть предметов преподается на языке меньшинства, а часть – на государственном. И третий подход – когда все предметы преподаются на государственном языке и параллельно обеспечивается изучение родного. 

На днях в МОН был министр образования Румынии. В Румынии законодательство отвечает первому варианту, и профильный министр этой страны высказался за того, чтобы и в Украине был такой же подход. Зеркальный.

Но в Польше, скажем, применяют как раз третий вариант. Когда все основные предметы преподают на польском языке с 1-го класса. То есть каждая страна выбирает свой подход, и Хартия это позволяет.

ОФИЦИАЛЬНО

Закон України «Про освіту», із ст. 7


«Особам, які належать до національних меншин України, гарантується право на навчання в комунальних закладах освіти для здобуття дошкільної та початкової освіти, поряд із державною мовою, мовою відповідної національної меншини. Це право реалізується шляхом створення відповідно до законодавства окремих класів (груп) з навчанням мовою відповідної національної меншини поряд із державною мовою і не поширюється на класи (групи) з навчанням українською мовою».

ОФИЦИАЛЬНО

Закон України «Про освіту», із ст. 7


«Особам, які належать до корінних народів, національних меншин України, гарантується право на вивчення мови відповідних корінного народу чи національної меншини в комунальних закладах загальної середньої освіти або через національні культурні товариства».