(К 95-летию создания в эмиграции Центрального союза украинского студенчества)

После поражения национально-освободительной борьбы 1917—1921 гг. многие украинские студенты оказались в эмиграции. А вместе с ними и тысячи недавних солдат Армии УНР, которые находились тогда в лагерях для интернированных в Польше, Австрии, Чехословакии.

Репродукции: обложка брошюры ЦеСУСа «В годовщину. Украинское студенчество в прошлом и настоящем». 1938 год;

Президиум Управы ЦеСУСа в 1936—1937 гг.

Фото из упомянутой брошюры.

Молодые украинцы за рубежом не теряли надежды получить высшее образование. Однако вузы послевоенной Европы не могли удовлетворить всех желающих. Поэтому руководители украинской эмиграции взялись за создание собственных заведений. Так появились Украинский свободный университет (Вена, Прага), Украинская хозяйственная академия (Подебрады), Украинский высший педагогический институт имени 
М. Драгоманова и Украинская студия пластического искусства (Прага), Украинский научный институт (Берлин).
В Чехословакии тогда сложились благоприятные условия для эмигрантов. Украинцы могли учиться в украинских вузах или поступать в чехословацкие университеты. По инициативе президента Чехословацкой Республики Томаша Масарика в 1921 г. правительство ЧСР разработало план, который предусматривал создание украинских научных, культурных, учебных заведений, учреждений, обществ.
У студентов-украинцев в эмиграции было много материально-бытовых проблем. Решить их поодиночке они не могли и начали объединяться, создавать свои организации.
Больше всего украинских студенческих организаций сосредоточилось в Чехословакии. Здесь действовали: Украинская академическая община, Общество «Велес», «Кружок украинских студентов-пасечников в Праге», Община украинских студентов Великой Украины, Союз возрождения украинского студенчества, Студенческая община им. Сковороды, Украинская студенческая организация им. Драгоманова, Студенческое общество «Громада», Деловое объединение прогрессивного студенчества, Группа украинской националистической молодежи, Легия украинских националистов и другие.
Более сдержанным было отношение к украинскому студенчеству в Польше, Германии, Австрии и Румынии. Однако и здесь налаживалась деятельность студенческих объединений.
Распорошенность организаций по Европе вызывала потребность создания консолидирующего объединения. Летом 1922 г. в Праге состоялся 3-й конгресс украинского студенчества западных земель Украины и эмиграции — представителей студенческих организаций Буковины и Восточной Галичины. Студентов из Советской Украины не было.
С приветствиями на конгрессе выступили ректоры высших украинских учебных заведений в ЧСР, главы дипломатических миссий УНР, ЗУНР в Праге.
Участники конгресса основали Центральный союз украинского студенчества (ЦеСУС), который в 1922—1923 гг. объединял 22 организации за рубежом, независимо от их идейных убеждений. Первым президентом Центрального союза избран Петр Ган. Вместе с ЦеСУСом создали и Центральную помощь украинскому студенчеству (ЦеПУС) для финансового обеспечения членов ЦеСУСа. Через год ЦеПУС прекратил деятельность, а его функции взял на себя Экономический отдел ЦеСУСа. Печатными органами союза были «Студентський вісник» и, частично, «Студентський шлях».
Принципы демократизма и толерантности к студенческим организациям всех идеологических направлений, закрепленные в уставных документах, давали ЦеСУСу возможность репрезентовать украинские студенческие эмигрантские организации на международной арене. В 1922 г. ЦеСУС вступил в Международную студенческую конференцию (CIE — Confederation Internationale des Etudiants). ЦеСУС выступил соучредителем Международной студенческой лиги новой Европы (ISS). Активность студенческой Централи на международной арене достигала небывалого размаха. Так, в 1922—1937 гг. ЦеСУС был представлен на 28 международных конгрессах, открыл свои представительства в Вене, Берлине, Брюсселе, Эдмонтоне, Загребе, Нью-Йорке, Париже, Праге, Риме, Софии и Харбине. Впрочем, в таких направлениях международной деятельности, как спортивные соревнования, Централь сопровождали неудачи. Например, ЦеСУС не смог добиться участия украинских студентов-эмигрантов во всемирных студенческих спортивных универсиадах. Это произошло из-за противодействия некоторых европейских государств (в первую очередь Франции).
ЦеСУС решал также проблемы идейно-политической консолидации. В Праге были сосредоточены представительства практически всех украинских политических партий — от коммунистов до монархистов и националистов. Они пропагандировали свою идеологию среди студентов. Уже в середине 1920-х годов среди студентов-эмигрантов сформировались два непримиримых лагеря: просоветский и антисоветский, где главную роль играла националистическая молодежь.
На первых порах, несмотря на противоположность взглядов, украинские студенческие организации сотрудничали в составе ЦеСУСа. Противоречия достигли кульминации в июле 1924 года на ІІ съезде Союза в Подебрадах (ЧСР). Здесь на идеологической основе состоялся окончательный раскол в украинском студенческом движении. Просоветский блок организованного украинского студенчества, или «кучка мелкобуржуазных коммунистов», как было определено в принятом съездом коммуникате, вышел из ЦеСУСа и сплотился вокруг Делового объединения прогрессивного студенчества (ДОПС).
Сотрудничество между ЦеСУСом и ДОПСом не могло быть длительным, ведь конечной политической целью первого было Украинское Самостоятельное Соборное Государство и подготовка украинской интеллигенции для работы в Великой Украине. А задачей ДОПСа было вести борьбу с правыми — то есть с теми, кто стоял во главе ЦеСУСа, и ориентация на Советскую Украину. В ответ ЦеСУС объявлял бойкот членам ДОПСа, рассылал коммуникаты студенческим организациям, где указывались имена и фамилии бойкотированных студентов.
Второй съезд ЦеСУСа ознаменовался началом наступления националистических сил в его среде. Централь на некоторое время консолидировала свои позиции на националистической платформе.
Новая стратегия националистического руководства ЦеСУСа была направлена на идеологическое воспитание молодых студентов, отмежевание от представителей других идеологических направлений и политических партий, способствовала утверждению националистической идеологии среди украинского студенчества в ЧСР. На ІХ съезде ЦеСУСа в 1933 г. в Праге националистическую идеологию приняли за основу, а потом официально провозгласили программной.
Превращение Чехословакии в эмиграционный центр украинского студенческого националистического движения беспокоило чехословацкую власть. Украинские националисты вызвали рост самостийнической ориентации в общественно-политической жизни Закарпатья, а ЧСР, как и Польшу, Румынию и СССР, они считали оккупантом украинских земель. Поэтому чешское правительство ждало возможности, чтобы избавиться от этого опасного элемента. После убийства 15 июня 1934 г. украинскими националистами польского министра внутренних дел антиукраинца Перацкого Польша начала требовать от ЧСР выслать за пределы страны руководителей украинского националистического движения. Ведь покушение на убийство подготовил один из лидеров ОУН, 24-летний Николай Лебедь, активный участник молодежных и студенческих националистических организаций. Осенью 1934 г. чехословацкое правительство убрало из Праги актив ЦеСУСа, который перенес свой центр в Вену.
После Второй мировой войны ЦеСУС возобновил деятельность в Мюнхене, с конца 1950-х гг. переехал в США. Однако политическое соперничество между сторонниками разных течений украинских националистов, а также финансовые трудности привели к тому, что в 1977 г. ЦеСУС окончательно пришел в упадок.
Ниже подаем выписки из документов из коллекции «Украинский музей в Праге», касающиеся истории ЦеСУСа, которые хранятся в Центральном государственном архиве общественных объединений Украины (авторская стилистика, орфография и пунктуация сохранены).
Из приветственного слова ректора Украинского свободного университета в Праге Александра Колесси на открытии 3-го Конгрессы украинского студенчества западных земель Украины и эмиграции 28 июня 1922 г.:
«[...] Оцей Конгрес української молодіжі має тим більше тут значення, що молодіж се-ж серце нації, в якій зосереджується бажання народу, його біль — туга, його думи, його світлі пориви. Велика частина зібраної тут молоді, се борці, що коли було треба то кров’ю припечатували силу своїх переконань в обороні рідної землі. Велика частина всіх тих, що проживають тепер на еміграції, ті перемінили меч на моральну зброю, не на серп і молот, а на книжку й науку, на головне завдання організації фахових наукових сил.[...]»
Из приветственного слова посла УНР в Праге Н. Славинского на открытии конгресса 28 июня 1922 г.:
«[...] Ви панове, студентська молоде... мусите пам’ятати, що кожний з вас персонально мусить нести обовязки й памятати, що до смерти не буде зміни, бо на це людей нема. Бо 10, 9, 8 літ ми бємось, нищимось і нічого ненапрацьовуємо нового. Творчої роботи нема, є тільки на Україні бійка, в тій бійці ми прожили 10 літ. Мільйони згинули, між ними сотки тисяч найкультурніших людей. І тому цей з’їзд в вашій памяті хай положить глибоку моральну свідомість, хай видрукує велике завдання об’єднання, яке лягло на вас. [...]»
Из резолюции конгресса о тактике студенчества в общественной и студенческой жизни украинства, 22 июня — 7 июля 1922 г.:
«[...] У своєму внутрішньому життю студентство повинно керуватися принципами толеранції супроти усіх ідеологічних напрямків і правдивого демократизму у чутті поодиноких організацій і в їх взаємовідносинах. Студентству, яке на еміграції, слід усе пам’ятати про обов’язок гідного представництва перед чужинцями. [...]»
Из коммуниката Управы Центрального союза украинского студенчества Ч. 6 (III. Дела организационные) от 27 октября 1924 г.:
«[...] 6. Управа ЦЕСУС-а проголошує бойкот студентів:
Костя Танчаківського, студента в Празі,
Д-ра Мирона Чеховича, абс. [абсольвента] -»-
Василя Міхалкіна, студента -»-
Миколи Тютюнника, -»-
та Осипа Рудзінського, -»-
як осіб, які поповнили злочини, звернені для розкладу українського студентства (підписання першими трьома протесту проти заступництва ЦЕСУС-ом українського студентства на 2 Конгресі C. I. E. у Варшаві, ведення всіма п’ятьма так званої «Тимчасової Експозитури Ділового Об’єднання Поступового Студентства» — «ДОПСа», який головною метою своєї діяльності має внесення розкладу поміж українським студентством на Західних землях України та на еміграції та,
організований бойкот «ДОПСа».
Управа ЦЕСУСа накладає відвічальність за точне переведення в життя цього бойкоту на відділи громад — членів ЦЕСУСа.
Бойкот згаданих п’яти студентів має в першу чергу полягати в тому, щоби ніхто із студентів, об’єднаних в ЦЕСУСі, не входив з ними в жодні зносини якого будь характеру, та щоби на кожному кроці їх трактувалось, як осіб, що поповнили ворожі супроти українського студентства вчинки. Українське студентство в Празі має подбати щоби ці бойкотовані не мали змоги перебувати в оточенні українського студентства. [...]»
Из политического отчета среды УНР о деятельности украинских социалистов-революционеров и националистов в Чехословакии и Франции [1928 г.]:
«[...] Ближчі завдання Проводу Союзу українських націоналістів
Опріч пропагандистської та організаційної праці, Провід С[оюзу] Укр[аїнських] Нац[іоналістів] задається метою, яка свідчить про далеко йдучи його заміри. Найближчими завданнями Провід поставив собі наступні: 1) опанувати ЦЕСУСОМ, себто Центральним Союзом Українських Студентських організацій, який є репрезентантом українського студентства та має зв’язки з ріжними чужеземними студентськими організаціями. 2) запропонувати українському генералітетові перейти до С[оюзу] Укр[аїнських] Нац[іоналістів] для праці по військовому фахові. [...]»
Из коммуниката Управы Центрального союза украинского студенчества Ч. 3 от 6 сентября 1940 г.:
«Стоїмо на порозі нового академічного року. Перед нами новий рік праці, праці скерованої до здобуття фахової освіти, праці над собою, над виробленням характерів гідних імені українського націоналіста.
Провідною нашою думкою протягом нового року праці хай буде так як все: потреби Нації, все для Неї! Тепер, як ніколи, мусимо твердити цілість, міцну, непохитну, непереможну в своєму просуванню. Тепер, коли в негідний спосіб силкуються окремі одиниці з найближчого оточення Голови Проводу українських націоналістів, а навіть ще недавній герой Бандера, підірвати міць організації і внести згубну струю в національні маси, — мусимо ще більше скріпленою лавою стати на охорону того руху, що одинокій в стані вивести українську націю з рабства до вільного життя. Дати відсіч рішучу і негайну — наш обов’язок! Хто повстав проти Голови Проводу полк.[овника] Андрія Мельника — і хай те буде ще недавній герой — той ставить себе на рівні з шкідниками національної справи. В і р н і с т ь В о ж д е в і  і  с в я т і с т ь  І д е ї  —  ц е  т в о р ч а  п і д с т а в а  н а ш о г о  ч и н у!
[...] Управа ЦЕСУС-а бажає всім своїм членам в новому академічному році здобути якнайбільші осяги в студіях та працею над собою і в ріжних ділянках українського життя дати вияв зрозуміння часу й потреб української нації.
Слава Україні!
Підпис: (Дмитро Равич)»

Виктор ТИХОМИРОВ,
ведущий научный сотрудник
Центрального государственного архива общественных объединений Украины.