Выставка работ художника Ивана-Валентина Задорожного (1921—1988) открылась в Национальном музее Тараса Шевченко. В экспозиции — картины, энкаустика, графика. Посетители с интересом знакомятся с портретами Маруси Чурай, Нестора Летописца, Юрия Кондратюка, Льва Симиренко (на снимке) и других. Творческий путь лауреата Шевченковской премии Задорожного разделен пополам: художник, который начинал с реализма, на пике славы полностью изменил стиль и выбросил все неоконченные эскизы.

 


— Он прошел войну разведчиком, и в искусстве тоже был разведчиком глубин. Когда обратился к истокам народного искусства, здесь он также достиг вершин: работал в плакате, в сюжетной живописи, в резьбе по дереву, скульптуре, гобелене, графике. Это универсализм, которому можно только завидовать. Он был мыслящим художником, стратегом развития национального искусства, — вспоминает художник Василий Перевальский.


Жена Надежда Яковлевна рассказала, что Задорожный был фанатично трудолюбивым:


— Когда «Роксолану» писал, сказал: три дня не заходи ко мне в мастерскую. А на четвертый день выносит картину. Я ахнула. «Это я для тебя», — говорит.


Самая большая экспозиция произведений художника хранится в его родном Ржищеве. Увидеть работы, разбросанные по разным музеям, в Киеве получается нечасто. Задорожный известен и как мастер витражей.


— Мы вместе работали над витражом-триптихом в университете Шевченко, — вспоминает Василий Перевальский. — Это 1967 год. На месте этого витража был другой, рисованный, там Шевченко будто стоял за решеткой, обнимая мать-Украину. Читалось так, что Украина — в тюрьме. Поэтому из идеологических соображений тот витраж уничтожили, а нас пригласили сделать новый. Было много замечаний, указаний от ректората. Заставляли написать «Слава КПСС» на книге вместо слов Шевченко «Учітеся, брати мої...» Тогдашний ректор вызвал Задорожного, настаивал. Однако Задорожный отказался, и книга на витраже осталась пустой.

Фото автора.