С хмельнитчанином Вячеславом Трачуком мы могли бы встретиться сотни раз, потому что выросли в одном городе, учились в соседних школах, работали, воспитывали детей... Но как-то не довелось. Обычный мужчина. Ничего особенного. Кроме того, что он всегда готов отстаивать понятия чести и справедливости, выйти на Майдан, чтобы защитить других, отправиться к друзьям-добровольцам на линию огня, чтобы передать военную амуницию...
Кто бы мог подумать — участник двух революций и волонтер на войне. Не всякому историческому или литературному герою выпадало такое. Теперь и сам вспоминает прошлое как страницы увлекательного романа.

«Папа пришел с войны. На пять дней» — фото с такой подписью Вячеслав Трачук разместил на своей электронной странице. На нем — не просто лучший друг, который воюет за Украину. Это одна страничка из жизни мужчин, которых когда-то назовут героями. И в то же время страница из жизни целого поколения.

Страница первая: оранжевый романтизм

На тот первый Майдан поехал не отстаивать чье-то президентство, не выполняя партийные приказы. А потому что увидел, как откровенно фальсифицируют результаты выборов. Как на местах еще до начала голосования привозили дополнительные партии бюллетеней. Как цинично врал Центризбирком. Из-за всего этого стало так обидно за себя, за детей, за всех нас вместе взятых — неужели заслужили, чтобы нам так врали? «С женой посмотрели на все это, и как-то само собой решилось: надо ехать в Киев», — вспоминает Вячеслав.
Тогда еще не боялись, что убьют. Пугало то, что могут избить или одеть наручники. А когда увидели, как утром начали подходить киевляне, прибывать люди из других городов, поняли, что страх остался позади. Впереди была победа и вера в то, что новая жизнь пришла. «Я не был среди «идейных», не был за или против какого-либо кандидата. Просто хотел, чтобы кто-то там, наверху, знал, что у таких, как я, есть свое мнение, воля, в конце концов — дети, которым мы желаем счастья и добра», — продолжает Вячеслав.
Но «оранжевые» очки недолго скрывали реальность. Говорит, почувствовал первую измену, когда на политическую сцену вышли те, против кого и была эта революция.

Страница вторая: не хотелось жить под властью преступников

Когда ехал в столицу во второй раз, уже не был таким наивным революционным романтиком. На этот раз все было иначе — намного жестче. Единственное, что повторилось, — ощущение непобедимой силы, которая исходила от людей.
— Сначала политиков не было совсем. И по ним никто не скучал. Лишь потом, когда настал переломный момент, они почувствовали себя победителями.
Вячеслав демонстрирует десятки снимков, которые делал на Майдане. Их, а еще его записи на электронной странице ретранслировали на большом экране. Ими воспользовались и некоторые СМИ. Это был взгляд человека изнутри. Ничем и никем не заангажированный, непредвзятый и откровенный. Вот незнакомые лица тех, кто стоял на баррикадах. Все они какие-то одухотворенные и величественные. А вот на снимках знакомые политики и члены правительства. Когда смотришь на все это, понимаешь, как по-разному складываются судьбы людей, которые принимали участие в одних и тех же событиях.

Страница третья: война

Когда мы впервые договаривались о встрече, Вячеслав не пришел. Потом признался: сутки не спал, был на востоке, так устал, что просто заснул. Он не на передовой. Но его жизнь так тесно сплелась с судьбами тех, кто сейчас там с оружием в руках, что они давно превратились в одно целое. Все рассказы — о ребятах. И о том, что их беспокоит на войне, а потом — здесь, дома.
Затем показывает военную амуницию, которую недавно привез для ребят. Демонстрирует на собственноручно снятом видео, что такое настоящая война, когда тебя «поливают» смертельным огнем. На снимках — раненые мужчины и шрамы на их телах... Вячеслав улыбается, вспоминая первые уроки самообороны, об уцелевших пальцах — как давно это было.
Об этих мужчинах готов рассказывать часами: кто вышел из Иловайска, кто пережил донецкий аэропорт, кто успел стать настоящим любимчиком среди военных побратимов. А потом истории о том, как они возвращаются домой. Как они выбивали квартиру для товарища. Как мужчина, который привык держать в руках оружие, с трепетом брал на руки новорожденную дочь — после трех сыновей наконец появилась девочка.

Страница четвертая: настоящее

Стала ли она лучше для тех, кто стоял на Майданах? Она стала другой.
Когда спрашиваю у Вячеслава, пошел бы он еще раз на войну или революцию, сначала отвечает категорически: «Нет». Но, немного подумав, прибавляет: «Пошел бы». Прежде всего ради своих детей. Потому что так хочется, чтобы они жили достойно и честно в достойной и честной стране.

Ирина КОЗАК.
Фото Вячеслава ТРАЧУКА.

Хмельницкий.