Ироническая притча «Лавина», которую показал Луганский областной академический украинский муздрамтеатр, может, и не стала бы событием, если бы не присутствие на ней автора пьесы — турецкого драматурга Тунджера Джюдженоглу. Он специально приехал в Северодонецк по приглашению коллектива театра, и его присутствие создало на сцене своеобразную творческую атмосферу. Как для актеров, так и для зрителей.

Фрагмент спектакля «Лавина».

Турецкий драматург Тунджер Джюдженоглу.

Тунджер Джюдженоглу — авторитет в современной турецкой драматургии. Он член президиума Союза писателей Турции, руководит секцией драматургии в издательстве «Папирус», преподает в турецкой частной консерватории Художественного центра им. Мюждата Гезена. За долгие годы литературной работы Тунджер Джюдженоглу стал лауреатом многочисленных литературных премий, две из которых получил за пределами Турции — в Югославии и Нидерландах. А его «Лавину» теперь увидели и северодончане.
Действие происходит в небольшом селе среди гор, где живут в основном люди преклонного возраста. Здесь нельзя громко разговаривать и смеяться, потому что звуковые волны могут стать причиной лавин. Так люди живут девять месяцев, боясь ненароком вызвать смертельную опасность. И лишь три месяца они могут кричать, петь, стрелять, играть свадьбы и рожать детей.
И вот зимой здесь поселилась молодая семья, которая ждала появления ребенка. До безопасного периода осталось еще два месяца, но ребенок попросился на свет Божий раньше — и село замерло. Ведь крики матери при родах могут спровоцировать лавину. Чтобы сохранить свою жизнь, люди решают живьем закопать в землю беременную женщину. Вокруг этой проблемы и разворачиваются все события.
На самом деле эта пьеса совсем не о лавине, а о людях. О нас. О наших страхах, ошибках, предрассудках. Поэтому, наверное, в пьесе не обозначены ни имена, ни национальность, ни религия персонажей.
— В каждой стране есть своя война, своя «лавина», — объясняет Тунджер Джюдженоглу. — Страх — не национальный, это универсальная вещь. Тему я взял из нашей Восточной Анатолии. В Турции действительно есть такое село, где существует лавинная опасность и люди не могут разговаривать в полный голос. Я, конечно, все это превратил в метафору.
В Украине турецкий драматург не в первый раз и говорит, что влюблен в нашу страну.
— Здесь прекрасные города и невероятные люди, у которых высокий уровень образования и культуры. Украинский народ близок к турецкому. Я взволнован, ведь впервые увижу свою пьесу в исполнении актеров Луганского областного театра.
Сознаюсь, что уже не могу контролировать свои пьесы. Они, как взрослые дети, разбрелись по миру. Иногда слышу, что там или там какую-то из них поставили. Радуюсь. Я не ищу связей с театрами, за меня это делает сама «Лавина». Она уже «взрослая». Один театральный критик предсказал пьесе большую популярность в ХХІ веке. Но не хочу, чтобы меня знали только как автора этой работы, потому что у меня есть еще и другие.
«Лавина» действительно ставится в театрах мира, и автор мог видеть ее в разных вариантах. Тунджер Джюдженоглу говорит, что все они удачные. В частности, была интересная режиссура в Бухарестском национальном театре.
— Режиссура была фантастической! — рассказывает он. — Режиссер по своим взглядам пацифист. Мы тоже не любим оружие, но иногда оно необходимо. Но режиссер убрал из пьесы оружие и вместо него поставил... молоко. Я подумал: какое молоко? Здесь винтовка должна быть! А режиссер говорит: «Я ненавижу оружие!» К сожалению, оружие — весомый аргумент, если хочешь что-то изменить. Надо не бояться, подниматься и не молчать. Молчание не решает проблемы. Но я надеюсь, что все мы очень хотим, как и тот режиссер из Бухареста, чтобы молоко заняло место оружия.
— Какие украинские театры ставят вашу пьесу и какие планы связаны с Луганским областным театром?
— Впервые «Лавина» была поставлена в украинском Крыму еще во времена СССР. Потом ее ставили в других городах. Позже украинские режиссеры взялись за пьесу «Вертолет». Вскоре, возможно, пьесу «Матрешку» поставят в Киеве. Надеюсь, что и другие мои произведения пропишутся на украинской сцене. В частности, «Визитер». Эта пьеса о том, что мир на земле в руках женщин. Женщины рожают детей, а кто дает жизнь, тот может эту жизнь поддерживать. Я уделяю много внимания женской теме, поскольку считаю: если бы женщины имели больший вес в обществе, не было бы ни войн, ни разных конфликтов. У мужчин, к сожалению, не получается преодолеть конфликтность в мире.
— По вашим пьесам снималось кино?
— Был один фильм. По мотивам турецкой сказки. Я тогда был молодым, безработным и голодным. Мне предложили написать сценарий. Я написал. Режиссер снял кино, и когда я его увидел, то сказал, что лучше бы умер с голоду. Постановщик абсолютно не понял того, что я хотел сказать. Позже один известный азербайджанский композитор написал музыку, и я сделал на эту тему либретто для балета 2000 года.
Рассказывает постановщик «Лавины» на сцене Луганского областного театра Владимир Московченко:
— Мысль о том, что нельзя молчать, правильная, но это лишь лозунг. Меня больше интересует, почему люди перестают молчать, что их побуждает восстать против глупых законов? Здесь один герой говорит: будет по-другому. И мне очень интересно было, а почему именно он — слабый человек — это говорит.
Пьеса очень жесткая, нехорошая вроде бы. В ней нет «мармелада». Она злая к своим персонажам. Мы построили притчу, в которой жестко выражаем идею. Вы увидите на сцене машину. Это метафора: можно выехать и никуда не приехать. Не о нас ли это? Не о том, что мы ныне переживаем? Машину толкнули, а она до сих пор не приехала туда, куда мы хотим. Мне кажется, эта пьеса написана именно для Украины. Очень благодарен автору за то, что он подарил нам такую историю.

Павел ВОРОНЦОВ.
Фото автора.

Луганская область.