Российский «Газпром», инструмент политического и экономического давления Кремля на европейские страны, начал свои агрессивные действия не сегодня и даже не вчера. Они — продолжение разработанной еще во времена СССР стратегии. Именно с этим связаны усилия, прилагаемые российским газовым монополистом для блокирования поступления в Европу газа из ближневосточного региона и лоббирования строительства «Северных» и «Южных» газовых потоков в обход Украины. К сожалению, с помощью таких лоббистов, как бывший канцлер Германии Шредер, который ныне входит в совет директоров «Газпрома», его кремлевским работодателям все же удалось многое сделать для разрушения единого энергетического рынка ЕС.

Правда, в последнее время появилась надежда, что эти экспансионистские планы Кремля выведут на чистую воду и заблокируют. В частности, недавно британская газета The Telegraph обнародовала сенсационные материалы расследования комиссии ЕС, которые «обнажают жестокий удушающий контроль Владимира Путина над поставками газа в Европу». «В результате самого длительного в истории ЕС расследования был сделан вывод, что энергетический гигант «Газпром», контрольный пакет которого принадлежит Кремлю, пользовался своим колоссальным могуществом, чтобы давить на уязвимые государства Восточной Европы и дробить объединенный рынок энергоносителей ЕС с помощью политики принудительного ценообразования», — отмечает газета и добавляет, что «Германия наслаждается соглашением на льготных условиях с «Газпромом», получая конкурентные преимущества в области издержек на газ в ущерб экономикам других стран ЕС и оставляя прифронтовые государства на милость московской тактики выкручивания рук». Также The Telegraph подчеркивает, что «сотни страниц, просочившихся из Еврокомиссии, рисуют экстраординарную картину хищнического поведения «Газпрома», который действовал как «полицейская служба» российской внешней политики».

Рис. Алексея КУСТОВСКОГО.

 

ИЗ ДОСЬЕ «ГОЛОСА УКРАИНЫ»

Иван Васильевич Дияк — член-корреспондент Академии горных наук, действительный член Нефтегазовой академии Украины, почетный профессор Ивано-Франковского технического университета нефти и газа.

В 1972—1998 годах — заместитель руководителя объединения «Укргазпром», заместитель председателя правления АО «Укргазпром». В1998—2002 годах как народный депутат возглавлял подкомитет по вопросам газовой промышленности Комитета Верховной Рады по вопросам ТЭК, ядерной политики и ядерной безопасности.
С 1970-х годов и до развала Советского Союза Иван Дияк согласно приказу министра газовой промышленности СССР занимался освоением и разработкой Уренгойского газоконденсатного месторождения и начинал освоение месторождений на Ямале. На то время там вахтенным методом работали более 4,5 тысячи украинских специалистов. Имея возможность изнутри наблюдать за формированием энергетической политики СССР, знает, какой была цель руководства Советского Союза, и видит, что и нынешние хозяева Кремля пытаются реализовывать ту же стратегию.

 

Секретное совещание в Новом Уренгое

В 1982 году в Новом Уренгое состоялось секретное совещание под руководством заместителя председателя Совета Министров и председателя Госплана СССР Николая Байбакова, в котором также приняли участие министр газовой промышленности Союза Виктор Черномырдин, первые секретари Тюменского обкома и Новоуренгойского горкома партии. Производственников на совещании представляли начальники «Тюменьгазпрома», «Уренгойгаздобычи», «Тюменьбургаза» и другие. А от Украины был я — ответственный за работу в Уренгое украинских предприятий заместитель председателя «Укргазпрома». Сидели мы в специально защищенном от прослушки кабинете.
Во время этого совещания в Новом Уренгое рассматривались два вопроса. По первому относительно перспектив освоения новых месторождений докладывали производственники, а вот второй касался влияния энергоресурсов на внешнюю политику и экономику стран Европы. Н. Байбаков, который выступал по второму вопросу, сообщив об имеющихся запасах энергоносителей после открытия новых месторождений в Ямало-Ненецком крае, поставил перед производственниками задачу резко увеличить добычу газа, нефти и конденсата. Во внешней политике, заявил он, ЦК КПСС ставит задачу по строительству газопроводов, что позволит поставлять в Западную Европу до 70% необходимого газа — таким образом удастся добиться того, что европейские страны будут полностью зависимы от советских энергоресурсов. Н. Байбаков подчеркнул, что выполнив эту задачу ЦК КПСС и лично Л. И. Брежнева, СССР сможет экономически и политически влиять на Западную Европу. Кроме того, это позволит свести влияние США на европейские страны к минимуму, что поспособствует преобразованию СССР в мировую сверхдержаву.
Соединенные Штаты эту тактику Кремля разгадали, поэтому когда началось строительство газопровода «Уренгой — Помары — Ужгород», они ввели эмбарго. Однако СССР, используя подставные фирмы, все-таки смог закупить компрессорные станции и другое оборудование — и газопровод заработал. Отмечу, что тогда в связи со строительством этого газопровода США также призвали европейские страны не допустить, чтобы поставки газа из одной страны были больше 30% от их потребности. К сожалению, это предостережение было проигнорировано, поэтому сегодня многие страны Европы зависят от российского газа на 70—100%. Между тем мировая практика доказывает, что зависимость страны от снабжения энергоносителями из одного источника объемом свыше 30% от общей потребности создает угрозу для национальной безопасности.
Очевидно, В. Путин старается реализовать бывшие планы ЦК КПСС по использованию энергоносителей в геополитических целях. Напомним, что в 2003 году была принята «Энергетическая стратегия России на период до 2020 года», в которой Москва взяла курс на создание «энергетического» государства, то есть на использование энергоресурсов как инструмента усиления своего геополитического могущества. Этот документ также декларирует обязательное участие России в разработке мировой энергетической стратегии, в связи с чем планируется установление контроля над нефтегазовыми трубопроводами соседних стран, чтобы иметь возможность диктовать свои условия и цены. В частности, на сегодняшний день полностью или частично в руках «Газпрома» находятся газопроводные системы Беларуси, Болгарии, Сербии, Словакии, Молдовы, Латвии, Эстонии, Финляндии. «Газпром» прибирает к рукам европейские трубопроводы и подземные хранилища газа. Поэтому ее так раздражает Украина, которая со своими самыми большими в Центральной и Западной Европе газопроводами и подземными хранилищами препятствует кремлевским планам.

«Газпром» пытался спровоцировать техногенную катастрофу

Чтобы убедить европейские страны в необходимости строительства в обход Украины новых газопроводов, Москва запугивает Европу заявлениями о «неспособности» нашей страны обеспечить надежный транзит газа и устраивает с этой целью посреди зимы газовые кризисы, как это было в 2006 и 2009 годах. И если 1 января 2006 года «Газпром» в течение двух суток сократил поставки газа на треть, очевидно считая, что этого будет достаточно для кардинального решения «украинской проблемы», то с 1 января 2009 года сначала были сокращены поступления газа в Словакию, а затем на две недели вообще прекращены поставки газа в Украину. Фактически тогдашние действия «Газпрома» напоминали военную операцию, а в конфликт была втянута фактически вся Европа, ведь поставки российского газа в Молдову, Румынию, Чехию, Словакию, Болгарию, Сербию и Хорватию прекратились полностью, а в Германию, Чехию и Италию — частично. Этим Россия четко показала, что ради достижения своих целей она не собирается считаться с проблемами «мелких» европейских стран, даже если речь идет о таких друзьях, как Сербия или Болгария.
Вместе с тем Кремль и «Газпром» в унисон в прекращении транзита обвиняли Украину, намекая на проблемы с нашей газотранспортной системой. Конечно, это обвинение не было новым, потому что Россия и раньше именно такими аргументами убеждала европейские страны принять участие в строительстве обходных газопроводов. Однако на этот раз, чтобы точно поставить Украину «на колени», «Газпром» пытался спровоцировать техногенную катастрофу. Этого не произошло только благодаря умелым действиям специалистов «Укртансгаза» и «Нафтогазу України». Увидев это, «Газпром», чтобы спасти свою коммерческую репутацию, после долгих переговоров и достижения коммерческой выгоды, с 20 января 2009 года возобновил транзит и поставки газа в Украину.
Однако многолетняя антиукраинская пропаганда Москвы привела к тому, что Европа, опасаясь конфликтов с Россией, постепенно начинает играть по московским правилам и своими действиями фактически «сдает» Украину. К сожалению, в Европе до сих пор есть много политиков, которые рассчитывают на «задабривание» агрессора, или же, как экс-канцлер Германии Шредер, зарабатывают на продвижении агрессивных планов Кремля, забывая при этом, что такие действия уже привели к двум мировым войнам.

Запасы газа в России и на Ближнем Востоке

На сегодняшний день в России реальных больших запасов газа нет и фактически речь идет о двух больших месторождениях — Штокмановском, которое находится на морской глубине 300—350 метров (его запасы оцениваются в 3,3 триллиона кубометров газа) в 600 км от Мурманска и Бованенковское на Ямале, которое вместе с другими месторождениями имеет 9,3 триллиона кубометров запасов.
Вообще Россия рассчитывает на свои прогнозные запасы газа в 48 триллионов кубометров. Однако под боком у них Иран, который имеет почти 28 триллионов кубометров запасов, и Катар с 26 триллионами кубометров. А весь Ближний Восток имеет 79,390 триллиона кубометров, то есть в два раза больше, чем прогнозируемых запасов в РФ.
Россия это прекрасно понимает, поэтому пытается противодействовать. Первым таким шагом было строительство «Голубого потока» по дну Черного моря в Турции. Бывший глава «Газпрома» Рем Вяхирев мне честно говорил, что его строительство имело целью не пустить иранский газ в Европу. «Понимаешь, если иранский газ пойдет в Европу, мы пропали. Во-первых, там большие запасы газа, себестоимость добычи которого значительно меньше, чем нашего. Во-вторых, мы потеряем монополию на европейском газовом рынке и будем неконкурентными», — говорил он.
То же касается и такого газопровода, как «Набукко», строительство которого Россия заблокировала, предложив построить вместо него «Северный поток-1». А введя его в эксплуатацию, начала проталкивать «Северный поток-2» . И все это направлено на выполнение программы до 2020 года, потому что Россия хочет и в дальнейшем владеть монополией на поставку газа в Европу и определять его цену. Если европейские страны не понимают, что кагэбист Путин продолжает энергетическую политику СССР, то их ожидают тяжелые времена. Потому что нельзя быть настолько слепым, чтобы не видеть, куда ведет такая политика.

Проект «Набукко»

Начало строительство газопровода «Набукко» было запланировано на 2008 год. Он должен был проходить по территорией Турции, Болгарии, Румынии, Венгрии и Австрии. Общая планированная протяжность составляет 3300 км, проектная мощность после ожидаемого завершения строительства в 2020 году должна была составлять 31 миллиард кубометров в год.
Этот газопровод рассматривается как «газовый мост» между Каспийским регионом, Ближним Востоком и Европой, а его строительство должно было способствовать диверсификации поставок газа и повышению конкуренции на европейском рынке. Потенциальными поставщиками газа по нему должны были стать Азербайджан, Египет, Иран, Ирак и другие страны Ближнего Востока и Каспийского региона, которые суммарно имеют запасов более 79 триллионов кубометров.
Автором и координатором проекта «Набукко» была австрийская OMV International Gmbh, а в консорциум по его строительству должны были войти турецкая, болгарская, венгерская, румынская и хорватская компании. Расчетная стоимость газопровода составляла 7,9 миллиарда евро.
Однако Россия, учитывая вышеупомянутые причины, делает все, чтобы заблокировать альтернативный вариант поставок газа в Европу. Находясь в командировке в Иране, я во время встреч с представителями французских компаний Gaz de Frans и Elf спрашивал, почему не строится газопровод из иранских месторождений в Европу. Ответ был один: несмотря на огромные запасы газа, строить газопровод на нестабильном Ближнем Востоке рискованно. Теперь большой вопрос, не являются ли предыдущие конфликты и нынешняя война в Сирии, которую стимулирует Путин, одним из средств замораживания строительства газопровода с Ближнего Востока в Европу.
Однако все должны четко осознать: ввод в действие газопровода «Набукко» позволит покончить с господством российского газового диктата, потому что европейские страны смогли бы выбирать, чей газ им покупать. И тогда Россия не будет диктовать условия, а сама будет вынуждена соблюдать правила европейского рынка газа.

«Северный поток-2» как инструмент московской агрессии

К сожалению, вынуждены констатировать, что Путин достигает поставленной цели, ведь вместо строительства газопровода «Набукко», который лишал бы Россию монопольного положения, он с помощью высокопоставленных европейских лоббистов, как, например, бывший канцлер Германии Шредер, уже добился строительства «Северного потока-1». И теперь Шредер в награду за свои лоббистские действия на должности канцлера Германии заседает в совете директоров «Газпрома».
В проекте были задействованы российский «Газпром» и немецкие E.ON и BASF. Этот альтернативный украинской газотранспортной системе газопровод протяжностью 1200 км соединяет российский Выборг с немецким Грайфсвальдом. Его мощность — 19,7 миллиарда кубометров газа в год.
В 2009 году в Берлине Путин заявил, что существует возможность строительства до 2011 года «Северного потока-2», и тогда его суммарная мощность может достигнуть 50 миллиардов кубометров газа в год. Однако несмотря на то, что тогда вследствие сопротивления многих европейских стран этот проект было заморожен и что против него выступили США, Кремль все-таки пытается добиться своего. И сейчас, вопреки заявлениям Польши, стран Балтии и Дании, что строительство  «Северного потока-2» увеличит зависимость Европы от «Газпрома, Германия снова дала согласие на новое строительство.
Для Украины последствием возможного строительства «Северного потока-2» станет потеря ежегодной прибыли в 2 млрд долларов за транзит газа в Европу.
И хотя сегодня европейские лоббисты Кремля продолжают рассказывать, что «Северный поток-2» является сугубо коммерческим проектом, который осуществляют немецкие, австрийские и нидерландские компании, на днях экс-посол Германии в Украине Дитмар Штюдеманн в интервью рассказал, что в Берлине уже поняли: «Газпром» является политическим инструментом, который использует Кремль. Он считает, что «Германии этот газопровод не нужен, он не является критически важным для нашей экономики» и «то, как ведет себя российский «Газпром», доказывает, что он является не столько коммерческим, сколько политическим инструментом, который используют руководители российского государства».
К сожалению, пока многие в Европе не понимают или не хотят понимать, в какую зависимость от России она попадает.

Иван ДИЯК,
народный депутат Украины третьего созыва.
Фото предоставлено автором.

 

КСТАТИ

Почему в СССР украинских специалистов очень активно привлекали к освоению Уренгойского газоконденсатного месторождения?
Это месторождение имеет три газовых горизонта: Сеноманский на глубине 1400—1700 метров, Валанжинский — на глубине 2700—3300 метров и Ачимовский — на глубине 4300—4500 метров с аномально высоким пластовым давлением.
Российские специалисты плохо, но справлялись со скважинами до 1700 метров, а глубокие бурить не умели, поэтому почти на всех случались аварии. После этого к освоению Валанжинского и Ачіимовского пластов, которые имели большие запасы конденсата и нефти, привлекли украинских специалистов. В результате уже через три года из пробуренных украинцами скважин добывали 30 млрд кубометров газа в год, а также 5 млн тонн нефти и конденсата.
При этом себестоимость 1 м проходки у украинских буровиков была почти в два раза меньше, а глубина их скважин была вдвое больше. Метр проходки у российских буровиков стоил 500—600 рублей, тогда как у украинских — 300—350 рублей.

 

ЦИТАТА

«Газ, который добывается в России и обогревает полмира, всегда был оружием, и оружием опасным» (Валерий Панюшкин, Михаил Зыгарь, «Газпром — новое оружие России»).

 

ЦИФРА

Запасы газа (в триллионах кубометров) в странах Ближнего Востока:
- Иран — 27,8;
- Катар — 25,6;
- Саудовская Аравия — 7,17;
- Объединенные Арабские Эмираты — 6,09;
- Ирак — 3,18.