В комитетах Верховной Рады

30 апреля АТО будет изменено на другой формат обороны — Операцию Объединенных сил. Это произойдет согласно принятому Закону «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях», так называемому закону о реинтеграции Донбасса. С какими вызовами столкнется Украина на пути реинтеграции и восстановления суверенитета? Какие существуют достоверные сценарии дальнейшего развития вооруженного конфликта и готовы ли мы к ним? Возможен ли политический консенсус? Эти и другие непростые дискуссионные вопросы обсудили участники круглого стола на тему: «Война, мир и реинтеграция: что будет после АТО?», состоявшегося вчера в Верховной Раде в рамках третьей Национальной платформы «Диалог о мире и безопасной реинтеграции», при поддержке Комитета по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений и ряда неправительственных организаций — «Инициатива по управлению кризисами», Украинского независимого центра политических исследований, Центра по проблемам безопасности и развития и других.

Григорий Немиря, председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений
и Юсуф Куркчи, первый заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины (в центре).

Фото Сергея КОВАЛЬЧУКА.

Способы постконфликтного урегулирования после того, как будет завершен военный конфликт и установлен мир на Донбассе, нужно определять уже сейчас, — подчеркнул глава комитета Григорий Немиря. «Многое, что может произойти или может не произойти в период постконфликтного урегулирования, будет зависеть от того, что уже сегодня делается в Украине на законодательном и исполнительном уровне с точки зрения переходного правосудия, двусторонней коммуникации с людьми, в настоящее время находящимися по ту сторону линии столкновения», — сказал парламентарий. По мнению Г. Немири, важно также понимать, чего не стоит делать  или скорректировать уже сделанное невпопад. «Какой будет политика реинтеграции, ее принципы и подходы закладывается уже сейчас, от того будет зависеть и то, когда и как будет установлен устойчивый и всеохватывающий мир, а не перемирие, — считает парламентарий. — Мы не можем себе позволить роскошь ждать, когда будет достигнут мир. И еще одна важная составляющая — социальная и политико-правовая, в частности, переходное правосудие, общественный консенсус относительно понимания того, что произошло и что будет».
Глава комитета привел статистические данные, которые свидетельствуют, что в 2017 году количество официально зарегистрированных вынужденных переселенцев уменьшилось на 160 тысяч человек (на 11 %). Но, по мнению депутата, эти цифры не являются индикатором ситуации. Ведь многие люди вынуждены регистрироваться как ВПЛ только потому, что без регистрации они не могут получить пенсии и социальные выплаты. Поэтому статистика искажена. Очень острая жилищная проблема. Во время комитетских слушаний, посвященных выполнению государственной стратегии защиты прав вынужденных переселенцев, представитель Минрегионстроя сообщил: за четыре года российской агрессии получили жилье в Украине лишь 63 семьи вынужденных переселенцев из 1,5 миллиона зарегистрированных ВПЛ. На вопрос депутатов, была ли правительству поставлена задача проанализировать, сколько в Украине недостроенного жилья, какие программы можно реализовать с привлечением международной помощи, ответ члена правительства был следующим: «Мы не знаем. Такой анализ не проводим». Г. Немиря отметил, что за последние два года правительством было принято несколько государственных программ, стратегий и планов, направленных на интеграцию переселенцев и восстановление Донбасса. Однако финансирование таких программ было мизерным с точки зрения масштаба проблемы. «Если не будет финансирования в госбюджете, мы только имитируем, как реинтегрировать Донбасс и Крым», — сказал глава комитета. По мнению избранника, недавно зарегистрированный в парламенте законопроект № 8297 о внесении изменений в закон о гражданстве, предусматривающий лишать украинского гражданства тех крымчан, кто голосовал на выборах президента России в Крыму, «может серьезно ослабить позицию Украины относительно Крыма с точки зрения защиты прав граждан и лояльности граждан к Украине». «Это как раз и есть пример того, чего не надо делать, пока идет гибридная война», — считает Г. Немиря.
Первый заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Юсуф Куркчи отметил, что общество уже почти готово к тому, чтобы иметь «коридор компромиссов» и чтобы процессы реинтеграции были понятными как на востоке, так на западе. Он также акцентировал внимание на необходимости государственного финансирования: «Ресурсы нужны настолько огромные, что без отдельной строки в бюджете эти проблемы решить невозможно, — сказал член правительства. — Каждый человек должен получить надежду на возвращение».
Первый заместитель министра информационной политики Украины Эмине Джапарова рассказала, что за четыре года российской агрессии информационная сфера в оккупированном Донбассе и Крыму была зачищена от украинских телеканалов и радиостанций, и центральное место заняла антиукраинская агитация и пропаганда со стороны российских СМИ, которые у Крыма «украли» 503 радиочастоты и активно пропагандируют антиукраинскую риторику. А за всем этим работает репрессивная машина — ежедневные обыски, аресты, люди настолько запуганы, что не готовы вслух обсуждать политику. Почти такая же изоляция информационного пространства происходит и на Донбассе. Министерство в рамках стратегии информационной реинтеграции Крыма и Донбасса в декабре 2017-го провело социологическое исследование по обе стороны линии столкновения. Среди положительных тенденций — исследование продемонстрировало заметный рост уровня гражданской идентификации: 42 % опрошенных считают себя гражданами Украины, тогда как в 2016 году так считали 32 %, более 30 % жителей временно оккупированных территорий поддерживают связи с родственниками, 57 % признают, что с жителями других регионов Украины их объединяет культура и традиции. По данным опроса, почти 55 % жителей и оккупированных, и подконтрольных территорий используют сеть Интернет для получения информации, в т. ч. и через социальные сети. Вместе с тем исследование продемонстрировало уменьшение доверия жителей Донбасса к украинским СМИ: если в 2016 году 21 % опрошенных доверяли украинским СМИ, то в 2017 году ответили, что «скорее доверяют» украинским СМИ лишь 12% респондентов. По данным исследования, ключевые запросы жителей Донбасса — безопасность и права человека, государственная политика относительно переселенцев.
«Для нас в процессе реинтеграции сверхважной является проблема межчеловеческих коммуникаций, в центре должен стоять человек, а не продолжать строить стены и границы», — считает бывший участник минских переговоров, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины Роман Бессмертный. Он предложил провести первые телемосты между Киевом и Донецком, Киевом и Луганском (наподобие телемостов из США после развала СССР): «Нужно начать говорить с людьми и по ту сторону столкновения. Это позволит открыть это общение. Разные инструменты должны быть для коммуникаций с людьми старшего возраста и молодежью, для взаимодействия людей с государством, возможно, с привлечением церкви». По мнению Р. Бессмертного, нужно политическое решение — что завершение военного конфликта возможно политическим, а не военным путем.

Юлиана ШЕВЧУК.

 

ФАКТ

По разным оценкам, по ту сторону линии столкновения проживает от 2,5 до 3,5 миллиона граждан Украины, в Крыму — почти 2 миллиона граждан. В Украине официально зарегистрировано более 1,5 миллиона внутренне перемещенных лиц.

 

ПРОГНОЗ

Вадим ДЕНИСЕНКО, народный депутат Украины, представитель Кабинета Министров в Верховной Раде Украины:
— По-моему, говорить, что есть четкая определенная стратегия России по отношению к Украине, нельзя. Есть лишь определенные направления, по которым закреплены те или другие люди, которые лоббируют, прежде всего, экономические интересы. В этом для нас есть и определенный плюс, и минус. На мой взгляд, на сегодняшний день ни о каких миротворцах и примирительных вариантах в РФ речь не идет. Все разговоры о миротворцах на Донбассе — это не более чем антураж, и на серьезном уровне говорить о каких-то этапах примирения никто в России не собирается. И с большой мерой вероятности можно говорить о том, что до президентских выборов в Украине ни о каком серьезном военном обострении также речь не идет.