Когда началась Украина и где истоки Украинской государственности? В Триполье, которое семь тысяч лет назад на просторах от Карпат до Днепра и Черного моря вытворило уникальную культуру и традиции, сохранившиеся до сегодняшнего дня, в Антском царстве, просуществовавшем почти три века, от начала IV до VII в. н. э. между Днестром и Днепром, или в Киевской Руси? Какой год является точкой отсчета, началом первого государственного образования, объединения племен, «имевших каждое свои обычаи, законы и науку отцов своих — каждое свою натуру»? Или этой точкой отсчета, подкрепленной источниковой базой, является 838 г., когда русы организовали посольство в Византию и его принимал император Теофил; 839 г., когда, как сообщают хроники, русские послы из Киева прибыли в Ингельгейм — столицу короля франков Людовика Благочестивого; 852-й, год похода русской дружины во главе с Аскольдом и Диром на Царьгород (Константинополь), или 860 г., в который Русь подписала первое известное нам международное соглашение? Или более ранние даты — 602, 810 гг. и другие, упоминающиеся в летописях в связи с событиями на нашей территории. Как творился украинский народ, нация, которая переняла историческое наследие многих племен и народов, которые жили и вели хозяйство на берегах Днепра? И, в конце концов, когда появился соловьиный, с каких пор на нем разговаривали наши пращуры и какова роль языка в процессах создания государства? Эти и другие актуальные вопросы стали темой круглого стола «Украинское государство: истоки, становление», который по инициативе Первого вице-премьер-министра Украины, главы Всеукраинского общества «Мемориал» имени В. Стуса Степана Кубива, состоялся в редакции газеты «Голос Украины», и в котором приняли участие председатель Комитета  Верховной Рады Украины по вопросам культуры и духовности Николай Княжицкий, главный редактор юридического журнала «Право України», доктор юридических наук, профессор, академик НАПрН Украины Александр Святоцкий, доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент НАПрН Украины Руслан Стефанчук, доктор исторических наук, профессор Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Владимир Сергийчук, доктор филологических наук, академик НАНУ Григорий Пивторак, доктор исторических наук, декан исторического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Иван Патриляк, кандидат исторических наук, доцент Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Виктор Короткий, кандидат исторических наук, доцент Львовского национального университета имени Ивана Франко Ольга Щодра, заместитель председателя ВОО «Мемориал» имени Василия Стуса Богдан Моркляник, главный консультант Секретариата Комитета Верховной Рады Украины по вопросам культуры и духовности Кирилл Грабчак.

Участники круглого стола подчеркнули, что тема Украинской государственности давно присутствует в научной среде и СМИ. В частности, газета «Голос Украины» лет 15 под рубрикой «История края» рассказывает о Триполье, Каменной Могиле, тысячелетней традиции создания государства в Украине-Руси, о становлении казацкого государства в ходе национально-освободительных движений Богдана Хмельницкого и УНР в 1917—1921 гг. Современная Украина является единственной наследницей Киевской Руси, но история ее государственности, вероятно, относится к более давним временам. Историки и правоведы отмечают, что необходимо проводить дальнейшие научные исследования, круглые столы, обсуждения темы в обществе с целью определить и законодательно закрепить День Украинской государственности, что в условиях информационной войны чрезвычайно актуально.

Степан КУБИВ.

— Сегодня для Украины, как никогда, важно вернуть свое место в мире и обратиться к историческим источникам, — подчеркнул Первый вице-премьер-министр Украины Степан Кубив. — Веками враги украинской независимости постоянно пытались присвоить себе нашу историю.
С одной стороны, они стремились узурпировать государственную преемственность Украины-Руси, под видом мифологической Киевской Руси, где Киев именовали «матерью городов русских» или «колыбелью трех братских народов». Вместе с тем, с другой, предпринимали попытки путем системных репрессий и фальсификаций стереть генетическую память нашего народа о тысячелетних традициях национальной государственности и стремление к самоопределению.
Как убеждают исторические источники и исследования, установление связей древнеукраинского государства с другими странами было одним из главных признаков национальной государственности того времени. В 838 г. посольство Украины-Руси заключило Торговое соглашение с Византийской империей. Об этом сообщили Бертинские анналы (памятка средневекового летописания 830—882 гг.). Этот факт удостоверил не только продолжительность национального создания государства, но и существование крепких союзных отношений с нашими западными партнерами. В те сложные времена украинское государство занимало весомое место в политических и экономических отношениях европейского континента. Успехи дипломатии времен Святослава Храброго, Владимира Великого, Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха, Короля Данила опирались на традиции предыдущих межгосударственных отношений, — подчеркнул Степан Кубив. — Мнение об Украине, как могущественном и надежном государстве, было сформировано намного раньше, чем считалось по сей день.
Сегодня мы инициируем утверждение Дня Украинской государственности. Даты, которая не только будет свидетельствовать о восстановлении исторической правды и справедливости, но и подчеркивать роль и место украинского народа и государственности в глобальных цивилизационных процессах. Почему это важно именно сейчас? Потому что именно сейчас Украина стоит на защите всего демократического мира перед угрозой московского произвола и деспотии. Ибо взаимопризнание, имеющее тысячелетние корни, открывает новые перспективы для современных международных связей.
Утверждение 1180-летия Украинской государственности позволит нам заявить о себе на весь мир как об одном из древнейших государств. Мы заявим об Украине как о продолжателе традиций стабильного цивилизационного развития европейского региона, залоге качественного развития демократических ценностей и свобод. Это также существенно повысит уровень национального сознания, пробудит гордость украинцев за страну, которая имеет тысячелетние традиции создания государства, и занимает надлежащее ей место среди многих других мировых стран. Международное признание является основой гармонического государственного развития, — отметил Степан Кубив.

Николай КНЯЖИЦКИЙ.

— Ныне мы празднуем 100-летие Украинской революции, которая провозгласила государственность Украины, — сказал председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам культуры и духовности Николай Княжицкий. — Но это провозглашение или восстановление Украинской государственности? Важно, чтобы мы сами достигли определенного консенсуса и поняли, откуда берет начало Украинская государственность, чем была для Украинской государственности Киевская Русь, чем Великое княжество Литовское, чем — Галицко-Волынское княжество, как государственность происходила и как переходила с одной юридически-правовой формы в другую. Это вопрос для историков. На подобные вопросы каждый народ имеет ответ, а у украинцев в своем общем сознании еще ответа нет.
Если потребуется политически подтвердить такой исторический и общественный консенсус, то Верховная Рада будет готова и должна это сделать, даже призвана это сделать.
Одним из важных шагов на пути к определению начал государственности на наших территориях, этапов развития государства и утверждению Дня Украинской государственности является определение самих понятий «государственность» и «государство».

Александр СВЯТОЦКИЙ.

Александр Святоцкий, главный редактор юридического журнала «Право України», доктор юридических наук сказал:
— Должны констатировать, что, несмотря на чрезвычайную популярность в современной украинской науке и публицистике вопроса государственности, этот термин употребляется как сугубо литературная метафора, без определения четкого содержания. Соответственно, подобная ситуация способствует возникновению множества спекуляций вокруг понятия государственности. В лучшем случае государственность связывают с категорией «государство», употребляя эти слова как синонимы.
Вместе с тем, еще в 1949 г. украинский писатель, государственный и политический деятель Владимир Винниченко определял государственность как комплекс тех институтов экономики, политики, культуры, которые действуют на территории, населенной национальным коллективом, связывают его в компактную целостность и обеспечивают его развитие сегодня и в будущем. Государственность — это устройство всего материального и духовного бытия целого народа.
«Нація без державности є покалічений людський колективний організм... Адже, як і у всякої індивідуальної істоти на землі найперша потреба — це зберегти своє життя, забезпечити його розвиток, передати спадщину в наступні покоління, так і для кожної нації власна держава є найкращим засобом збереження життя і розвитку...», подчеркивал Владимир Винниченко в своем произведении «Заповіт борцям за визволення».
Содержание государственности значительно шире по сравнению с понятием «государство», — говорит правовед. — Государственность является своеобразным фундаментом государства, и последнее, в свою очередь, является одним из составляющих — своеобразным венцом государственности.
Главные признаки государственности:
1) воплощение права нации на собственную независимость, что является первым шагом на пути к собственной государственности;
2) общественная власть (центральное управление, администрация на местах, суд и судопроизводство, вооруженные силы, финансовая и фискальная системы, налоги, право на ведение внешних отношений);
3) система правовых норм (законы и другие нормативные акты, фиксирующие соответствующие общественные порядки и отношения);
4) население и территория с определенными границами;
5) международное признание государства;
6) существование национальной идеи как идеи самопознания и самоутверждения нации, которая формируется на основе осознания ею себя как единого целого, ее самоидентификации через общность исторической судьбы и культуры и направлена на волевое объединение нации для достижения общей цели;
7) граждане составляют определенную целостность, население имеет высокую степень национального сознания, в стране успешно проходят процессы нациосоздания, формирования полноценной нации.
Отталкиваясь от вышеупомянутых признаков, можем утверждать о становлении современной Украинской государственности. Так, за годы независимости Украина стала на путь построения демократического, правового и социального государства. Демократия, верховенство права, права человека в современной Украине ориентированы на признанные мировые стандарты. Одна из центральных проблем государства — отсутствие консолидирующей общество национальной идеи, которая существует только тогда, когда объединяет нацию, а ее составляющие не подвергаются сомнению подавляющим большинством общества. Последствием этих процессов является недоверие к государству в целом и, как результат, молодое поколение все больше проникается неверием в будущее этого государства и видит только один путь — уехать за границу. Лишь сосредоточением внимания на всех аспектах устройства национального, материального и духовного бытия народа можно воплотить мечту об Украинской государственности в действительность.

Ольга ЩОДРА.

— Для установления даты отсчета истории Русского государства и истории формирования Украинской государственности в целом, которая при всех обстоятельствах будет символической и условной, первоочередное значение имеют письменные источники, — сказала Ольга Щодра, кандидат исторических наук, доцент Львовского национального университета имени Ивана Франко. — Не отрицая важность отечественных летописных памяток, хочу подчеркнуть, что их информация о событиях ІХ в. и начала Руси требует тщательного анализа и сравнения с другими источниками, поскольку: во-первых, к нам не дошли оригиналы летописей, а только их копии в составе летописных сведений ХІ—ХV вв.; во-вторых, оригинальный текст древнейшей летописи Повести временных лет, автором которой считается Нестор, был написан в начале ХІІ в., почти через 300 лет со времени образования Руси, то есть летописец не был современником событий и знал о них только из пересказов. Очевидно, что он зафиксировал представление о началах Русского государства, характерные для книгочеев ХІІ в., а не реальные события на то время уже глубокой давности. К тому же у исследователей есть серьезные основания считать, что летописные статьи, датированные ІХ в., в частности легенда о призвании варягов, не были написаны Нестором, а являются более поздней вставкой в первоначальный текст Повести временных лет. Сомнения в достоверности летописных статей, датированных ІХ в., подкрепляет и тот факт, что, как доказали археологические исследования, в ІХ в. Новгорода на Волхове, который якобы основал легендарный Рюрик, еще не было.
Вместе с тем в зарубежных источниках — византийских, арабских и западноевропейских содержатся убедительные доказательства существования Русского государства уже в первой половине ІХ в. В свое время Михаил Грушевский акцентировал внимание на необходимости их использования для исследования начальной истории Руси. Особенно хочу подчеркнуть важность такого западноевропейского источника, как Бертинская хроника. Сохранился ее оригинал, написанный епископом Пруденцием в ІХ в. Ее автор был придворным капелланом императора франков Людовика Благочестивого, т. е. современником и хорошо осведомленным свидетелем описываемых событий. Его сообщение о прибытии русского посольства в столицу империи франков Ингельгейм в мае 839 г. не вызывает у исследователей никаких сомнений, как и тот факт, что прием русского посольства византийским императором Теофилом, о чем также сообщает Пруденций, учитывая особенности навигации в Черном море в то время, состоялся в 838 г. В историографии принято датировать посольство 838—839 гг. Считаю, что эта дата, когда послов от народа «рос» принимали правители двух больших европейских государств — император Византии и император франков — как можно лучше подходит для начала отсчета истории Украинской государственности.
Очевидно, что Русь не была первым украинским государством. Имеем письменные упоминания о существовании на территориях Украины в ІV в. Антского союза, — продолжает Ольга Щодра. — Однако произведение византийского автора Иордана «О происхождении и деятельности гетов», в котором упоминается король антов Бож и его 70 старейшин, было написано позднее — в VІ в., то есть Иордан не был современником событий, а информацию о них получил из «вторых рук» — из записей государственного секретаря готского короля Теодориха Великого Кассиодора. Как известно, анты воевали с готами, а посему информация Кассиодора, во-первых, могла быть не совсем объективной, а во-вторых, вряд ли поражение антов и смертная казнь Божья готами, о чем сообщает византийский автор, подходят для установления символической даты образования Украинского государства. Бесспорно, что еще с антских времен, а возможно, из еще более глубоких веков, берут начало истоки Украинской государственности. Ее ранняя история еще нуждается в исследованиях. Известно, что после Антского союза на территориях Украины существовало большое объединение дулебов-волынян, Большая Хорватия, племенные княжения полян, древлян, северян, уличей, тиверцев, о чем имеются эпизодичные упоминания в письменных источниках. Этот длительный процесс создания государства увенчался образованием Русского государства, которое в начале ХІ в. превратилось в самую большую европейскую империю, а его столица Киев — в один из самых больших европейских городов, который западные хронисты называли «украшением Востока» и «соперником Константинополя». Историю Руси можем значительно полнее воссоздать благодаря письменным источникам и ее весомой роли в международной жизни средневековой Европы. А потому ее появление на международной арене в 838—839 гг. является, по нашему мнению, наиболее удачной символической датой для отсчета истории украинского создания государства. Принимая ее, мы продолжаем также украинскую историографическую традицию, поскольку именно с Руси Михаил Грушевский начинал историю Украинской государственности, — подчеркивает Ольга Щодра.
Участники круглого стола отметили, что проблема формирования Украинского государства, его истоки тесно связаны с еще одним сложным вопросом — когда начался этногенез украинцев, когда начала формироваться нация. Известный историк и археограф Ярослав Дашкевич отметил, что украинская нация имеет тысячелетнюю историю. Из многих источников — хроник, дневниковых записей европейских и арабских путешественников хорошо известно, что мир и Европа идентифицировали казаков с украинцами и говорили: не думайте, что казаки отдельный народ, отдельная нация — это украинцы. Европейские властители и хронисты хорошо понимали, что Русь — это Украина, а Украина — это Русь. Богдан Хмельницкий в 1648 г. титуловался иерусалимским патриархом Паисием как «князь Руси». В 1658 г. Гадячская уния предусматривала своим пунктом создания княжество Русское. Как подчеркивают историки, ситуация изменилась в XVIII в., когда начала формироваться русская официальная историография и наш северо-восточный сосед стал рассматривать историю Киевской Руси как этап истории России. В 1721 г. Петр I изменил названия «Московское царство», «Московия» на «Россия» (греческая транскрипция названия украинской империи Русь), заявив: «Отныне народ московский будет зваться народом русским!» Царь Петр и его преемники рассылали по Европе агентов, чтобы те выискивали и изымали из книжных магазинов и библиотек карты, на которые Московия значилась Московией, а Украина — Украиной или Русью, и платили писцам золотом, чтобы те вместо Московия писали Россия. В научном мире на попытки Кремля приватизировать Русь смотрят скептически, но официальная историография, учебная литература рассматривают Русь именно как часть истории России. А поскольку столицей Руси был Киев, то Москвой уже давно делаются попытки перетянуть эту столицу на север, в Новгород, на Ладогу.
На самом деле летописцы четко знали, что Русь — это среднее Поднепровье, ее ядро Киев — Чернигов — Переяслав, как и то, что Новгород, Суздаль никогда Русью не были. Византийский император Константин Багрянородный отличал Русь внутреннюю от внешней, то есть от присоединенных к ней земель, потому историю Новгородской, Владимиро-Суздальской земли, отмечают исследователи, нужно рассматривать как историю провинций Русской империи со столицей в Киеве.
Несмотря на уничтожение «неправильных» географических карт, вмешательство в летописи и их переписывание с целью присвоения имени «Русь» и ее исторического наследия в ментальности народа всегда жила государственная традиция, которая существовала на наших территориях от древнейших времен. В частности, со времени черняховской культуры, оставившей после себя 3,5 тысячи памятников от Вислы до Северского Донца, городища, покрытые кладами римских монет, что свидетельствует об уникально высоком уровне развития черняховцев, развитое ремесленничество и торговлю. Именно черняховцам, которые, как считают специалисты, были одним из этапов этногенеза украинцев, приписывают строительство Змиевых валов (об этом свидетельствуют пробы деревянных срубов). Валы, сохранившиеся на Переяславщине, Коростенщине и в других местах, протянулись на две тыс. километров. В основе они — 21 м, высотой — 16 м и, вероятно, построены во II—IV—VI вв. По масштабам работ в мировой истории приравниваются только к Большой Китайской стене. Вот и возникает вопрос, можно ли было в те времена вести такое строительство, не имея администрации и системы управления?

Иван ПАТРИЛЯК.

— Сегодняшняя дискуссия очень важна, ведь мы ведем речь о государственной продолжительности, о нации и этногенезе, — говорит доктор исторических наук, декан исторического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Иван Патриляк. — Вопрос в том, можем ли мы претендовать на государственное наследие средневековых государств русских, дорусских, хотя бы славянских, которые были на территории современной Украины. Есть определенная государственная традиция. В эпоху позднего средневековья, в эпоху раннего модерна, казацкую иностранцы четко идентифицировали Украину как что-то отдельное, как от Польши, так и от Москвы, не говоря уж о тюркско-османском мире.
И украинцы себя четко идентифицировали как русы. Почему? Почему существовала эта преемственность? Очевидно, что она не сохранилась бы, если бы русы не идентифицировали себя как Русь, как что-то такое, что выросло с этой территории. В свое время Антоний Смит написал «Культурные основы наций» и поставил точку в дискуссии между «модерниками, правічниками, споконвічниками». Мы дискутируем о разных формах нации. Это не означает, что нация появилась с буржуазными революциями, промышленным переворотом, нация существовала, только в другой форме, в средневековье, в досредневековую эпоху. Мы должны говорить об украинской государственности как о процессе продолжительном.
Наша история — типичная европейская история и мы имеем право на средневековые наши государственные славянские образования, как французы на Галльское или Франкское государства, а румыны — на Дакийскую государственность.

Виктор КОРОТКИЙ.

— Проблематика, которую рассматривают участники круглого стола, имеет две составляющие — политическую и научную, — сказал кандидат исторических наук, доцент Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Виктор Короткий. — Ученые на большинство поставленных вопросов уже ответили. Теперь очередь за юристами. Надо четко сформировать новый понятийный аппарат, дать определение того, что мы понимаем под понятием государство, государственность, государственные границы, показать, какие государства могут быть в условиях рабовладельческого, феодального, нового времени. И когда будет проведена эта классификация (марксистско-ленинские определения давным-давно устарели), будет понятно, что у нас задолго до Руси было Антское царство. У нас есть государство антов, и этим все сказано. Если посмотрим на этот вопрос с точки зрения политики, давайте вспомним чехов. Когда перед чехами стал вопрос национального определения, они выделили государство Само, которое считается древнейшим государством всех славян. А почему мы не можем поставить вопрос о государстве антов, и тогда это государство будет древнейшим у всех славян? Хотя этот вопрос и Грушевским, и Брайчевским поднимался, он поставлен. У ученых огромные достижения в исследовании пеньковской культуры, которая тоже является нашей государственностью.
Необходимо поискать в арабских источниках определение термина «Русь». В 555 году в хронике Захария Ритора упоминается слово «Русь». Это тогда, когда гунны разрушили часть армянских городов и взяли в плен армян. Армяне, которые тогда попали на нашу территорию и здесь встречались с людом, говорят о нашем народе — «русь», «рос», «роуз».
Если мы ищем истоки нашей государственности, тогда должны понять, кто такие славяне, кто такие праславяне, откуда они происходят. Я не соглашаюсь с тем, что территория Украины — это восточная окраина этногенеза праславян. А почему не центр этногенеза? Сегодня все ученые, даже российские, со времен советской власти, признают, что анты — это восточные славяне. Признают это поляки, практически весь мир признает. Только одни говорят, что анты — это все праславяне, другие — что анты — это восточные славяне, а еще часть — что анты — это украинцы, одна из ветвей восточных славян. Мы можем взять за аксиому, что анты — это восточные славяне, и тогда у нас есть четкая конструкция нашей государственности. Антское царство — этап нашей государственности. Но мы не должны забывать, что на территории Украины существовали не только славянские государственности. Великая Болгария где была? На территории Украины. Кубрат, первый их великий царь, где похоронен? На территории Украины. Здесь четко следует разграничить славянские и неславянские государственности.

Григорий ПИВТОРАК.

— Для нас весьма важное значение имеет тот факт, что территория современной Украины была восточной частью прародины славян, — присоединился к разговору доктор филологических наук, академик Национальной академии наук Украины Григорий Пивторак. — Это территория Польши и наша — от Припяти до Дикой степи, от Карпат до Днепра и нижних течений, до Сулы, Ворсклы и Псла. Праславянская общность просуществовала до середины I тысячелетия н. э., а с V—VI вв. она распалась. Этот распад совпал с упадком и распадом священной Римской империи (476-й — год падения Рима), и с того времени на этой территории начинают постепенно формироваться отдельные этносы. На Поднепровье, с лингвистического, исторического взгляда, абсолютно очевидно, что с V—VI вв. формируется один этнос, который в средневековье получил название украинский этнос. Его язык — народный, диалектный — формируется независимо от политических ситуаций. Украинский сформировался значительно раньше  государственности. А вот язык, который обслуживает государство, возникает тогда, когда появляется необходимость обслуживать государственные учреждения, создавать юридические документы и тому подобное. Исторические факты свидетельствуют о том, что украинский этнос, хотя в разных ареалах он отличался духовной и материальной культурой, диалектами, несколько раз подходил к порогу государственности. В частности, к порогу государственности подошли племена черняховской культуры, союзы племен — склавины, полянины, древляне, северяне, в южной части потомки антов — уличи, тиверцы, хорваты. С лингвистической точки зрения украинская государственность — это Русь. Не просто Русь-государство, а Русь — первое украинское государство, так как за пределами территории от Припяти до степи и от Карпат до Днепра в то время, с VI по X в. славян нигде не было. Севернее Припяти жили балты, на северо-востоке — финно-угры. И только в результате постепенной миграции через Припять на север люди очень неохотно, очень медленно заселяли современную европейскую Россию, которая в те времена была покрыта непроходимыми чащами и болотами. Там о государственности не могло быть и речи. Государству, национальному государству или империи всегда начало давал один этнос. Русь начали праукраинцы, османскую империю — турки и т. д. Уже потом, в результате завоеваний, присоединения новых земель, государство разрастается территориально, на больших пространствах, но все-таки государствообразующим компонентом была и остается какая-то одна нация. Поэтому правы те исследователи, которые считают Русь первым украинским государством. Киевским его назвали историки в XIX в., а это была просто Русь. Она имела продолжение после распада, ее наследники — Галицко-Волынское княжество, Великое Литовское княжество. Это было, по сути, украинско-белорусское государство и язык государственный там был староукраинский, литовцы только дали название. Позднее возникает Сечь Запорожская, это тоже государственность. Это большое наследие духовно жило в народе, упоминания о государственности не угасали, пока в начале XX в. не произошла национально-освободительная революция и не возникла Украинская Народная Республика. Что касается языка, то сначала Русь обслуживал староукраинский язык, возникший на основе церковнославянского. На местной украинской почве он приобрел много черт народных диалектов, и те документы, которые дошли до нашего времени, а они дошли со второй половины XI в., в частности «Слово о полке Игореве» и некоторые другие, написаны на староукраинском языке. Произведений было значительно больше, конечно, во времена войн, нападений чужеземцев многое погибло. Этот язык просуществовал с X и до конца XVIII в. А уже в конце XVIII и в начале XX в. на народной основе среднеподнепровских диалектов и говоров возникает новый украинский язык. Ввел его, как мы знаем, Иван Котляревский, значительный вклад в его расцвет внесли поэты-романтики Евгений Гребенка, Виктор Забила, Лев Боровиковский, прозаик Григорий Квитка-Основьяненко, а основоположником стал Тарас Шевченко. Этот язык, усовершенствованный, существует и по сей день.

Руслан СТЕФАНЧУК.

— Название нашего государства «Украина» появилось в последней четверти XII в., — продолжил тему доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент НАПрН Украины Руслан Стефанчук. — Впервые в Ипатьевском списке «Повести временных лет», где летописец рассказывает о смерти переяславского князя Владимира Глебовича в 1187 г., сказано: «И плакали по нему все переяславцы... За ним же Украина много тосковала». Через два года, в 1189-м, было отмечено, что князь Ростислав приехал «в Украину Галицкую». Происхождение названия Украина издавна привлекало внимание многих ученых, но однозначного объяснения до сих пор нет. Одни исследователи связывали его со словами «край» — «самая отдаленная от центра часть территории, окраина», «у края», то есть «пограничная территория», другие — с существительными «край», «страна» в значении «родной край, своя страна, родная земля; земля, населенная своим народом». И наконец еще один взгляд, по которому название Украина якобы происходит от глагола «украять» (отрезать), то есть первоначальное значение этого названия — кусок земли, украянный (отрезанный) от целого, который со временем сам стал целым (отдельной страной).
Интересны и убедительны взгляды известного украинского языковеда доктора филологических наук, профессора, академика НАН Украины, заслуженного деятеля науки и техники Украины, автора более 250 работ по истории и диалектологии восточнославянских языков, этногенеза восточных славян Григория Пивторака. Этот авторитетный ученый обосновал целостную теорию происхождения украинского, белорусского и русского языков, он опроверг миф о том, будто бы украинцы, белорусы и россияне происходят из единой древнерусской народности. Ученый доказывает, что Киевская Русь с самого начала формировалась как раннее украинское государство. Его государственносозидательным и объединительным этносом стали южные русины, то есть праукраинцы.
Принимая во внимание научные убеждения профессора Г. Пивторака и других ученых, уверен, что наиболее возможной и самой убедительной необходимо считать версию, которая связывает название Украина со словами «край, страна», хотя связь эта не прямая, а значительно более сложная. Как исследовал украинский ученый В. Скляренко, процесс становления понятия «Украина» был довольно длительным и имел несколько этапов, — сказал Руслан Стефанчук.
— Совершенно согласен с профессором Григорием Пивтораком в том, что уже после распада праславянской этноязыковой общности у восточных славян от слова «украй» возникло слово «украина» со значением «отделенный кусок земли; отделенная часть территории племени». Когда в течение VI—VIII вв. восточнославянские племена или союзы племен переросли в княжества, известные в исторической литературе под названием «летописные племена» или «племенные княжества», а со временем образовалось раннее украинское государство Русь, изменилось значение и слов «краина и украина». Слово «краина» от значения «территория племени» постепенно приобрело значение «территория княжества», а потом — «территория Руси». Согласно этому изменилось значение и слова «Украина»: вместо первоначального значения «отделенная часть территории племени» оно стало означать «отделенная часть территории княжества», а потом — «отделенная часть территории Руси».
Со временем, в период средневековой раздробленности Киевской Руси (с XII в.), когда от нее начали одно за другим отделяться независимые княжества, слово «Украина» приобрело значение «княжество». Впервые упомянутую в Ипатьевском списке «Повести временных лет» украину исследователи понимали по-разному: как пограничную с Киевской землей территорию Переяславской земли; как всю Переяславскую землю, названную украиной ввиду того, что она граничила с половецкой степью; как первобытную Русь (то есть Киевскую, Переяславскую и Черниговскую земли); как всю Киевскую Русь. Однако достовернее всего, что летописец назвал украиной именно Переяславскую землю, но не потому, что она граничила с половецкой степью, а из-за того, что была отдельным княжеством. Кроме Переяславской украины, была еще Галицкая украина, Волынская украина, Черниговская украина, Киевская украина и другие украины — самостоятельные княжества. Это видно из того, например, что под 1189 г. тот же Ипатьевский список сообщает: князь Ростислав прибыл «в украину Галицкую, и взял два города галицкие, а оттуда пошел к Галичу». В 1213 г. князь Даниил «поехал с братом и забрал Берестий, и Угровск, и Верещин, и Столпье, и Комов, и всю Украину». То, что слово «украина» вплоть до XVI в. означало отдельное княжество, четко видно из свидетельств тогдашних летописей: «Крымский царь... хотел идти на царя и великого князя украйну,.. а пошел  на черкассы» (Львовская летопись под 1556 г.); «приходил на цареву и великого князя украину на Сиверские города из Канева князь Михаил Вишневецкий» (Александро-Невская летопись под 1563 г.). Со второй половины XIV в. большинство княжеств Киевской Руси, на основе которых сформировалась украинская народность, попали под власть Литвы и Польши. С этого времени название «украина» начало употребляться и в отношении этих двух частей территории: земли, подчиненные Литвой (Черниговско-Северское, Киевское, Переяславское и большая часть Волынского княжеств), иногда назывались литовской украиной, а земли, подчиненные Польшей (Галицкое и часть Волынского княжества), — польской украиной.
С возникновением казачества поднепровские земли, где собирались казаки, получили название казацких украин, что отображено и в украинском фольклоре: например, в народной песне: «Ой по горах, по долинах, По козацьких українах Сив голубонько літає, Собі пароньки шукає».
На время освободительной войны украинского народа против шляхтичской Польши под руководством Богдана Хмельницкого (1648—1654 гг.), как отмечает В. Скляренко, Украиной назывались не только запорожские, а уже все поднепровские земли. Очевидно, с этого времени под Укрaиной стали понимать целую страну. Со временем это название распространилось и на другие восточноукраинские земли (в частности, на Слобожанщину, которая некоторое время имела официальное название «Слободская Украина»). Западноукраинские земли и далее назывались Русью, но постепенно название Украина распространилось и на западный регион и стала общей для всей этнической территории украинцев. Смена национального этнонима «русин, русский» (от Русь) на «украинец» (от Украина) была исторически необходима. Переход к новому этнониму стал своеобразным противодействием агрессивной политике российского царизма, который ставил себе целью денационализировать украинцев и растворить их в «общерусском море». В условиях, когда Московская империя по экспансионистским мотивам присвоила себе историческое название Украины — Русь, а для господствующего этноса ввела немного подправленный от слова «русский» этноним «русский» и распространила его и на жителей исторической Руси — Украины, переход от самоназвания «русин, русский» к этнониму «украинец» нанес существенный удар по имперской идее московского самодержавия «единого русского народа от Камчатки до Карпат». Это имело огромное значение для утверждения национальной идентичности всего украинского народа. Сначала сугубо географическое название Украина постепенно превратилась в национальную идею, которая объединила в одно целое такие исторические и географически не похожие между собой регионы, как Полесье, Северщина, Слобожанщина, Донбасс, Поднепровье, Причерноморье и Волынь, Подолье, Буковина, Прикарпатье и Закарпатье.

Богдан МОРКЛЯНИК.

— Одним из первых, кто актуализировал тему украинской государственности, восстановление исторической памяти, укрепление независимости и государственности стал «Мемориал», Всеукраинская правозащитная организация во главе с Первым вице-премьер-министром Степаном Кубивым, — подчеркнул заместитель председателя ВОО «Мемориал» имени Василия Стуса Богдан Моркляник. — Благодарим также газету «Голос Украины» за ряд публикаций, посвященных тематике, которую нынче обсуждаем, в частности за материалы о Бертинских анналах. Это уникальный документ, памятник средневековья, написанный в 830—882 гг. во Франкской империи, содержащий древнейшее западноевропейское упоминание о Руси. Из этого и из других документов мы знаем, что украинцы уже в давние времена были интегрированы в мировое сообщество, имели торговые отношения со многими странами. Это подтверждает и археология. На городищах времен Руси-Украины находят монеты византийские, арабские, римские.
Любая дискуссия об исторической наследственности, идентичности всегда интересна и полезна. Очень важно на основании документов установить то, что называется преемственность — правопреемственность в юридическом понимании. Еще раз следует подчеркнуть, что изучение и популяризация государственности должны стать составляющей государственной политики. Один правовой документ ничего не даст. Возможно, надо создать Центр украинской государственности, который бы и занимался изучением истоков государственности, истории становления нашего государства и его популяризацией.

Кирилл ГРАБЧАК.

 — С предложением установить День Украинской государственности выступили три Президента Украины — Леонид Кравчук, Леонид Кучма и Виктор Ющенко — и передали Председателю Верховной Рады Украины соответствующее обращение. Их позиция, как и нынешнее обсуждение темы украинской государственности и идентичности, чрезвычайно актуальна и, вероятно, заслуживает поддержки парламента, — отметил главный консультант Секретариата Комитета Верховной Рады Украины по вопросам культуры и духовности Кирилл Грабчак. — Следующим шагом относительно подготовки и принятия соответствующего нормативно-правового акта могут стать расширенное заседание Комитета Верховной Рады по вопросам культуры и духовности, комитетские слушания, где бы были согласованы позиции, которые объединились бы в документе. После профессиональных дискуссий, общественного обсуждения будет принято соответствующее обоснованное решение. А основной точкой отсчета украинской государственности должна стать конкретная историческая дата.

Владимир СЕРГИЙЧУК.

— Когда речь идет о полноценной государственности любого народа, то вынуждены признавать необходимость ее международного признания, — отметил доктор исторических наук, профессор Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Владимир Сергийчук. — Можно соглашаться, конечно же, с тем, что на заре становления нашей государственности совсем другими были критерии ее признания — тогда действительно любой властитель мог провозгласить собственное самоуправление, оградившись от мира до того времени, пока соседи не завоюют такие самопровозглашенные территории.
Но совсем иная ситуация, когда соседи, прежде всего ближайшие, считаются с новой государственной организацией, стараются поддерживать с ней дружеские отношения, входить во взаимовыгодные союзы, то есть признают ее существование.
Не менее важно при этом и то, что эти соседи оставляют свое впечатление о равных себе, которое вырабатывается во время разнообразных контактов — политических, военных, экономических, культурных. Вот почему для нас важным документом являются свидетельства византийского императора Михаила ІІІ (840—867), который отзывается в 852 г. о русских князьях. И когда могущественное государство со столицей на Босфоре именует территории расселения наших предков Русской землей, то, по всему видно, там уже и политически идентифицировали их. По крайней мере можем утверждать о международном признании Руси в 860 г., когда Византия заключает договор с киевскими князьями Аскольдом и Диром после их удачного похода на Царьград.
Кроме того, важны общие признаки, которые можно видеть в письменности, образовании, искусстве, что было возможно благодаря одной вере и церкви, которые держались на единой иерархии, которую скреплял киевский митрополит до нашествия татар на Киев в 1240 г.
Международное признание имеет и следующий этап украинской государственности — Галицко-Волынское княжество. Ведь только это государственное образование на наших землях признает Европа ввиду коронации Даниила Галицкого королем Руси в декабре 1253 г. И именно с коронацией Даниила Галицкого понятие Галиции в Европе начало окончательно отождествляться с понятием Русь, о чем свидетельствовала и специальная папская грамота.
Можем сколько угодно говорить о влиянии русскости на развитие Великого княжества Литовского, но мир будет признавать его по тому народу, который дал название государству. Что из того, что наши князья были маршалками сейма и главнокомандующими войска там — они работали над утверждением именно государства литовцев.
Только с признанием казачества политическим руководителем украинского народа начинается процесс возрождения нашей государственности, основы которого закладывал князь Дмитрий Вишневецкий, а реально воплотил в жизнь гетман Богдан Хмельницкий. Первый договор Хмельнитчины с турецким султаном как раз и является свидетельством международного признания Украины. И подобных документов казачество оставит нам немало. Однако когда оно попыталось заключить такой документ с единоверным московским царем, то поняло, что сделало ошибку. Не кто иной, как сам Богдан Хмельницкий в октябре 1656 г. заявил на казацком совете в Чигирине после известия о вероломстве  московской стороны во время так называемого виленского перемирия: «Дети, вы тем не сокрушайтесь! Я знаю, что с тем сделать! Надо отступить от православного царя! Пойдем туда, куда нам укажет Всевышний, — не только под христианского царя, но и под бусурманского».
Преемники великого гетмана старались выполнить его политическое завещание, но из-за несогласования совместных действий, подкупов и негосударственной позиции отдельных иерархов православной церкви этого не удалось достичь.
А разве проблема непризнания УНР такими мировыми государствами, как США, Великобритания, Франция и Италия, не стала причиной поражения Украинской национальной революции в начале ХХ в.? Почему? Потому что не осознавали тогда значения Украинского государства для эволюционного прогресса человечества.
Или мы забыли, как мир присматривался к нам после 24 августа 1991 года? Кто нас признал 25 августа, то есть на следующий день? Ждали до 1 декабря 1991 года, так как еще сомневались, очевидно. Неужели стерлось уже из памяти, как президент США Джордж Буш-старший заверял Москву, что не будет спешить с признанием Украины, чтобы не повредить Ельцину и Горбачеву.
И только сейчас мир наконец начинает осознавать значение Украины, предоставляя ей поддержку. Без этого нам не выстоять.

В ходе круглого стола «Украинская государственность: истоки, становление» речь шла и о том, что изучение и популяризация украинской государственности должны стать составляющей государственной политики.
Обсудив тему, участники форума пришли к следующему консолидированному заключению.

1. Вопросы истории занимают все больше места в нашем общественном пространстве. Кроме естественного желания лучше познать свое прошлое, это в значительной степени обусловлено политическими факторами, прежде всего российской агрессией против Украины. Фальсификации истории стали мощным средством информационных войн, которые Россия развернула против Украины. Целенаправленное наступление на историческом фронте началось задолго до военного конфликта и в определенной степени было его прологом. Эта невидимая линия фронта проходит через школьные и вузовские учебники, через системную политику формирования исторической памяти, которой российская власть уделяла и далее уделяет чрезвычайно большое внимание.
2. В то время, как история Украины становится полем для политических манипуляций и постоянных информационных атак против нашего государства, решение задач, направленных на усиление идеологической обороноспособности страны, требует постоянного внимания украинских государственных органов и общественных организаций к вопросам истории и проведению активной политики исторической памяти. Отрицая преемственность традиции украинской государственности, ставя под сомнение правомерность ее существования, присваивая или дискредитируя выдающихся деятелей украинской истории, наши противники пытаются подорвать внутреннюю идеологическую стойкость украинского общества и ослабить позиции Украины на международной арене. 
3. В этих условиях особое значение приобретает акцент на нашем историческом наследии, его преемственности и наследственности, в частности обращение к истокам и началу формирования украинской государственности. Мы не первые на этом пути. Наш великий предшественник — выдающийся украинский историк и первый президент новейшей Украины Михаил Грушевский в свое время убедительно довел до мира тысячелетнюю традицию истории украинского народа и его государственности, высекая в сознании своих современников и их потомков, что украинская государственность одна из самых ранних в Центрально-Восточной Европе, ее истоки уходят в ІV в., когда на территориях Украины образовался могущественный Антский союз. Его преемниками были государства-княжения дулибов-волынян, полянинов, северян, древлян, уличей, тиверцев, Великая Хорватия, о которых сообщают отечественные летописцы и европейские и арабские средневековые историки.
4. Развитие украинской государственной традиции стало основой для образования Русского государства (Киевской Руси), которое в конце Х — начале ХІ в. превратилось в одно из крупнейших и мощнейших государств средневековой Европы. Именно Русь по-настоящему вышла на международную политическую арену, получила широкое международное признание и стала хорошо известной в тогдашнем мире — на арабском Востоке и на европейском Западе. В 838 г. русских послов принимал византийский император Теофил, а 18 мая 839 г., как извещает автор франкской королевской хроники, современник события епископ Пруденций, «послов от народа рос», правителя которого титуловали императором (на тюркском «хаканом» или «каганом»), принимал в своей столице Ингельгейме император франков Людовик Благочестивый. Считаем, что эта дата — 838—839 гг., — когда впервые упоминается русское посольство к правителям великих европейских государств — Византийской и Франкской империй — как можно лучше подходит в качестве символической даты отсчета истории украинской государственности. Чтобы закрепить ее в исторической памяти украинского народа, навсегда занести на скрижали украинской истории, предлагаем установить День Украинской государственности и отметить в этом году 1180-летие ее образования.

Подготовила Светлана ЧЕРНАЯ.
Фото Сергея КОВАЛЬЧУКА. 
Больше фото здесь — www.golos.com.ua.