«З оцеї зеленої гори видно все. Он у кучерявих акаціях потонув Єлисавет, повистромлював високі димарі заводів; Солодка Балка під Єлисаветом розсипалась низенькими землянками, що повкутувалися в кущі дерев. (...) Видно одну річку, що внизу гори тече з-під Балашівського мосту до Єлисавету й виблискує вогнями, які падали в ню од станції. Тече собі Інгул».

Так Петр Голота начал свою повесть «Маруся Башличка». Она автобиографическая и связана с его родной Балашовкой, в то время — селом на окраине Елисаветграда.
Произведения этого представителя романтической молодежи 1920—1930-х годов, оригинального литератора, до недавних пор не печатались. С ним не знакомы даже старшие поколения читателей. Ведь в последний раз сборник его поэзии и прозы «Дні юності» и роман «Сходило сонце» вышли в свет в 1930-м.
Между тем Петр Голота принадлежал к когорте первых украинских поэтов, которые пришли в литературу после большевистской революции и были сначала ее певцами. Потом им пришлось сполна испить горькую чашу той жестокой идеи, в которую они свято верили.
Петр Голота — один из псевдонимов Петра Ивановича Мельника. Печатался он и под псевдонимами Петр Балашовский, П. Балаш и Маруся Башлычка.
Родился Петр Мельник в 1902 году в крестьянской семье. Читать и писать научился самостоятельно. Экстерном сдал экзамены за курс обучения в Елисаветградской мужской гимназии. В Елисаветграде вступил в комсомол, организовывал комсомольские центры в провинции. В 1918-м начал печататься в местных изданиях под псевдонимом Петр Голота и вскоре прославился на весь Елисаветград: «Коли яка редакція одмовляється друкувати, повітком комсомолу пише на віршеві резолюцію: «Нємєдлєнно напєчатать. Стіхотворєніє насквозь пропітано рєволюціонним духом. Нєнапєчатаніє свідєтєльствуєт о вашем уклонє от своіх обязанностєй». Уже в 1921-м вышел первый сборник стихотворений поэта «Тернистий шлях до волі й освіти», изданный Елисаветградским уездкомом КП(б)У.
Книга стала своеобразным пропуском автора в Москву — на литературный семинар Валерия Брюсова. Тот был символистом, отсюда и элементы символизма в творчестве Голоты.
Из Москвы он возвращается в Украину, работает в редакции одной из харьковских газет. Одним из первых вступил в Союз украинских советских крестьянских писателей «Плуг» (1922). Это были, по определению Ивана Сенченко, немного неуклюжие, но искренне прекрасные, юные, полные энергии и радостных надежд молодые люди, которые смело взялись за создание новой литературы.
Вскоре вышли сборники поэзий «Степи — заводові» и очерков «В дорозі змагань» (1925). В следующем году Петр переходит в литературную организацию «Молодняк». Один за другим выходят сборники стихотворений Голоты «Пісні під гармонію», книга поэм «Будні», два сборника прозы. Еще он писал сказки для детей, а его стихи положил на музыку композитор Павел Сеница. Кроме того, П. Мельник рисовал, иллюстрировал свои произведения, оформлял декорации для театров. Как писал Петр Панч, представить себе творческий процесс тех лет в «Молодняке» без Петра Голоты невозможно.
Однако критики расценили повести «Бруд» и «Розвага» как никому не нужные, потому что автор вместо рабочих и крестьян описывал жизнь мещанской семьи и приключения в городе сельского парня-соблазнителя. Да еще и наделил в повести правильную комсомолку роскошной грудью. Автор так увлекся ее пышным бюстом, что критики назвали это отвратительным смакованием, а романы Голоты — вульгарной халтурой.
В начале 1930-х убийственная рецензия на роман «Сходило сонце» стала причиной ухода Голоты из литературы. Однако это не спасло его от преследований в годы расправы с национальной интеллигенцией Украины. Петр Голота (Мельник) был репрессирован. Выжил случайно. Освободился из неволи перед войной, во время которой работал в редакции прифронтовой радиостанции «Днепр». Затем был корреспондентом газеты «Социалистическая Харьковщина». Далее оказался в Снятыне Ивано-Франковской области, где в 1944—1949 годах работал в газете «Ленинская правда». Оборвалась его жизнь 8 ноября 1949-го.
Десятилетний литературный труд Петра Голоты характеризуется поиском стиля и формы поэтического и прозаического творчества. Балансируя на грани реализма и натурализма, используя элементы символизма и стилизации фольклора, он пытался преодолеть путь от начинающего до зрелого мастера. Его произведения не стали вершинным явлением украинской литературы, но имели своего читателя. Писал как умел — пока социалистический реализм не стал единственно дозволенным методом творчества, без какого-либо «инакомыслия»...

Владимир ПОЛИЩУК, 
краевед.

Кропивницкий.