К Международному дню защиты детей

Ежегодно 1 июня мировое сообщество отмечает Международный день защиты детей. Учрежденный в ноябре 1949 года в Париже решением сессии Совета Международной демократической федерации женщин и одобренный затем ООН, он по праву считается праздником всех мальчишек и девчонок, олицетворяющим будущее каждой страны и нашей планеты в целом. И именно поэтому с ним связывают не только торжественные мероприятия в честь подрастающего поколения, но и повод еще раз объявить приоритетом защиту его прав и жизни, привлечь внимание к острым проблемам. Одна из них, очень актуальная в том числе и для нашей страны, — здоровье детей, — считает директор Института педиатрии, акушерства и гинекологии НАМН Украины, академик НАМНУ Юрий АНТИПКИН (на снимке).

По его словам, нет сегодня задачи более важной, чем сохранить его, сделать все, чтобы дети вырастали здоровыми. 

Коллектив Института педиатрии, акушерства и гинекологии подходит к своей работе именно с такой меркой. У каждого его сотрудника — свой участок, разные возможности и должностные полномочия. Но есть и общее — все одинаково болеют за дело, осознают свою высокую миссию. Каждый хочет, чтобы счастливыми уходили из их учреждения мамы, чтобы рождалось больше детей и чтобы институтские врачи могли помочь в самых тяжелых ситуациях. Наиболее масштабные вопросы приходится решать, разумеется, директору, академику Юрию Антипкину. Его заботит, в частности, уже десятилетнее отсутствие в стране государственных программ, направленных на охрану детского здоровья, недостаточная оснащенность современным медицинским оборудованием, в первую очередь, диагностическим, особенно медучреждений в регионах, медленная перестройка медицинских вузов на практические ориентиры, сравнительно низкая зарплата врачей и среднего медперсонала, толкающая их на отъезд из Украины. Но тем не менее, считает он, есть и позитив — в институте внедряются новейшие методики и технологии лечения, применяется уже на национальном уровне мультидисциплинарная система оказания помощи беременным женщинам с тяжелыми заболеваниями. Говоря простым языком, им помогают родить детей, обеспечивают их нормальное развитие, а в итоге дают жизнь новым поколениям наших соотечественников. 

Алексей Слепов, руководитель отдела хирургической коррекции врожденных недостатков развития у детей и Оксана Гладышко, заведующая отделением реанимации.

 

Cчастливая мама — киевлянка Елена Полейчук с крохотным сыночком Ваней, жизнь которого была спасена благодаря трем хирургическим вмешательствам.

Фото Сергея КОВАЛЬЧУКА.

Исключить два больших риска

— Сегодня защита здоровья ребенка должна начинаться еще до его рождения, говорит Юрий Антипкин. По его словам, так принято во всех цивилизованных странах. В 2007 году на Всемирном конгрессе педиатров было решено, что педиатр отвечает за здоровье малыша не с момента его рождения, а с момента его зачатия.

— Почему это важно?

— Потому, что многие проблемы, связанные со здоровьем, начинаются еще в период беременности. Сегодня состояние беременных в нашей стране, мягко говоря, не очень хорошее. У нас есть категория женщин, которые имеют различные заболевания, что отрицательно сказывается на здоровье будущего ребенка. Есть женщины, имеющие анемию — малокровие. А это, по нашим данным, также очень негативно влияет на развитие плода и на здоровье ребенка. К причинам следует отнести и гиповитаминоз, недостаток витаминов и многое другое. А это проблемы — и социального значения: в каких условиях женщина живет, как питается, достаточно ли отдыхает и пр. Дальше. У нас молодые, даже юные женщины рано начинают курить, употребляют алкоголь, практически ежедневно пьют пиво. А это все пагубные привычки, которые не обеспечивают женщине безопасное материнство. А оно сегодня должно быть во главе угла. Женщин нужно готовить к беременности. Поэтому так важна служба зондирования семей, инициатива которой вышла из нашего института. Создана мощная сеть планирования семей и сохранения репродуктивного здоровья женщины. Но сегодня задачи службы совсем другие. Это профилактика и подготовка женщины к безопасному материнству.

— Что такое безопасное материнство?

— Как я уже сказал, у женщин есть заболевания, при которых в соответствии с существующими в мире подходами и практикой вообще нельзя беременеть. Ведь возникает два больших риска — для жизни самой женщины и для ее ребенка.

Противопоказана беременность, например, при врожденной патологии у женщины сердца. Но у нас жажда материнства, стремление женщины продлить свой род заставляют женщин игнорировать рекомендации и беременеть. И тогда возникают проблемы. Но мы, слава Богу, с ними сегодня справляемся. В системе Национальной академии медицинских наук сформировался мультидисциплинарный подход для оказания помощи беременным женщинам с тяжелыми заболеваниями. Скажем, тяжелое заболевание сердца и беременность. Мы лечим женщину у нас, доводим до родов. Проводим их в Национальном институте сердечно-сосудистой хирургии имени Н. М. Амосова. Вначале делается кесарево сечение и изымается ребенок, и тут же бригада кардиохирургов безотлагательно приступает к «ремонту» сердца роженицы. Таким образом сохраняется две жизни.

Новое направление, которое мы развили, касается темы «онкология и беременность». Еще несколько лет мы даже представить не могли, что онкозаболевание у женщины выявляется во время беременности. К сожалению, ныне таких случаев немало.

Здесь также нужно и женщину лечить, и беременность сохранить. И эта проблема поставила перед нами вопросы, на которые мы нашли ответ.

— Получается, что будущий ребенок весь период до появления на свет как бы «под микроскопом»?

— Именно. Когда мы наблюдаем развитие плода, то должны видеть малейшие отклонения. То есть, медицина плода сегодня в приоритете. Врожденных пороков сердца, к сожалению, очень много. Как следствие, часто приходится ребенка оперировать буквально в первые минуты после появления на свет. Зачастую наши специалисты сталкиваются с непредвиденными случаями. Например, буквально несколько дней назад профессор Алексей Слепов провел уникальную операцию. Родился ребенок, все внутренние органы у которого «скопились» в грудной клетке. Привычной и обязательной диафрагмы, отделяющей от сердца и легких желудок, селезенку, печень и пр, не было совсем. Казалось бы, малыш обречен. Но Алексей Константинович нашел выход, искусно прооперировал мальчика, и тем самым спас ему жизнь. Это была ювелирная операция. И это как раз убедительный пример успешной медицины плода, когда ранняя диагностика, наблюдение за детьми с такими патологиями в одном учреждении, в данном случае в нашем, дает хорошие результаты. Даже не знаю, где такие операции еще могут делаться.

— А какие еще опасные детские заболевания ставят сегодня перед медиками непростые задачи?

— Бичом ныне являются циррозы печени, гепатиты. В Институте хирургии и трансплантологии имени А. А. Шалимова уже сделано за последнее время восемь пересадок печени. Нужны ранняя диагностика, соответствующая аппаратура, хорошие дорогостоящие препараты, чтобы не допустить до термальной стадии. Потому, что трансплантация — это уже лечение отчаяния, безысходности. К тому же даже только что принятый новый закон всех проблем в этом деле не снимает.

— Все, о чем вы рассказываете, как я понимаю, столичный уровень...

— Я бы сказал даже академический. Он тоже, к сожалению, не ахти, но все- таки. И он имеет самое главное — мозги и опыт. То, чего нет в регионах. А успех может обеспечить только тесное сочетание кадров и техники, их четкое взаимодействие. Отсюда — острая необходимость интеграции вузовской, прежде всего в плане подготовки кадров, и академической науки.

Здесь спасают детские жизни

Одно из самых важных подразделений института — Отделение хирургической коррекции врожденных недостатков развития у детей. И именно здесь оперирует профессор Алексей Слепов. Он — руководитель отдела с таким же названием, доктор медицинских наук, заслуженный врач Украины. Мы застали его в реанимационном блоке — Алексей Константинович интересовался здесь состоянием прооперированного недавно и спасенного тем самым младенца.

— Когда оперировал мальчика, ему было только девять дней, — рассказал хирург.

Операция уникальна в том плане, что был большой дефект диафрагмы — огромная дыра: все органы находились в грудной клетке — печень, желудок, селезенка. На Западе в таких случаях шьют синтетические заплаты. Они отторгаются, возникает рецидив, по сути снова дефект, а следовательно, проблема. В нашем же случае использованы собственные живые ткани — из мышц передней брюшной стенки. Диафрагма была полностью закрыта, и она будет работать. Операция уникальна, никто в Украине подобной не делал.

— Часто ли приходится оперировать малышей?

— На прошлой неделе — каждый день. Но так не всегда. Прежде детей с недостатками для их хирургического исправления привозили к нам из родильных домов или отделений. Они переохлаждались, имели осложнение. А потому высокой была летальность — 50—60 %. Мы наладили в стране систему перинатальной диагностики, и проблемные беременные из всех регионов нашей страны направляются в наш институт в отделение медицины плода. Так что и сейчас у нас пребывают пациентки с Львовщины, Запорожья, Хмельнитчины, Донетчины, Тернопольщины и других областей. Проводим перинатальный консилимум, и уже в утробе матери ставим плоду диагноз и наблюдаем за ним на протяжении всего периода беременности. Потом женщины госпитализируются в акушерские клиники института, и с первых дней после рождения ребенка ей оказывается помощь. Как следствие, мама едет домой со здоровым ребенком. Через наш родильный дом проходит более 50 новорожденных.

Однако же в отделении пациенты с недостатками — до 18 лет. Мы можем оперировать и больше, но надо расширять отделение реанимации. Недостатков было много и ранее. И много детей с ними умирали при рождении или еще в утробе матери из-за неквалифицированной помощи. Сейчас ситуация улучшилась, прежде всего, с диагностикой. Мы выступаем с лекциями, делимся опытом на конференциях и в медучреждениях на местах, учим врачей. И они теперь уже лучше диагностируют недостатки и направляют пациентов к нам.

Факт

В Украине ежегодно рождается почти 20 тыс. детей с врожденными недостатками, нуждающиеся в хирургической коррекции.

Прямая речь

В течение года почти 5 000 детей лечится лишь в институтском стационаре. Кроме того, есть еще дневные стационары, мощный консультативно-диагностический центр на 250 консультаций.

Любов Слепова, главный врач института.