Старший

Казалось бы, его делом должна была стать наука, потому что окончил он Академическую гимназию во Львове, далее стал студентом знаменитой Львовской политехники и Львовского университета, позже выехал в Берлин, где работал в украинской пресс-службе и преподавал в университете. До Второй мировой войны как геолог продуктивно работал по заказу английской фирмы на Ближнем Востоке, в частности на нефтяных полях в Ираке. Летом 1941-го вернулся во Львов, где его в сентябре того же года за принадлежность к ОУН арестовало гестапо, и он стал узником немецких концлагерей Заксенхаузен и Аушвиц. После войны жил в Западной Германии, был редактором журнала «Український Самостійник», членом редколлегии журнала «Сучасність»...

«Кто же это был?!» — спросит читатель. А был это ученый, профессор, боевик ОУН и общественно-политический деятель Богдан-Иван Кордюк. Родился он в 1908 году во Львове, а окончил свой земной путь в 1988-м в Мюнхене.

Богдан Кордюк.

 

Игорь Кордюк.

Многогранность свободы

Мне повезло быть одним из первых исследователей жизни и деятельности Богдана Кордюка как политика и публициста. В 2006 году я написал предисловие и издал сборник его избранных трудов «Із міркувань на різні теми», одним из эпиграфов к которому я выбрал достаточно красноречивые высказывания самого профессора Богдана, которые даже ныне очень актуальны: «...Свобода і демократія є найбільшим противенством для всяких ідеологій тоталітаризму... Незрозуміло і навіть парадоксально у змаганні за свободу, за гуманність, за права людини послуговуватися стерильною антиідеологією, яку мали б зліпити якісь екзальтовані політики... В центрі всіх прагнень стоїть ідеал свободи... Ідеології, праві і ліві, є природним ворогом багатогранної свободи і свобідної багатогранности...»

Отметим: это говорил бывший боевик УВО и ОУН, уважаемый исследователь, а впоследствии — профессор геологии и успешный редактор украинских эмиграционных изданий Б. Кордюк, один из ярчайших представителей украинского организованного освободительного движения ХХ века.

Начало пути

Богдан Кордюк, будучи гимназистом и студентом, принимал активное участие в революционных подпольных организациях украинской молодежи в Западной Украине. Вместе с братьями Шухевичами он вошел в Украинскую военную организацию, которая готовила ряд акций возмездия против антиукраинских планов польского правительства и политики москвофильства. В планах УВО весной 1930 года было, в частности, выполнение атентата (нападения) на консульство УССР во Львове. На это согласился Богдан Кордюк. Зиновий Кныш в книге «Дрижить підземний гук» позже писал, что доброволец должен был быть «людиною освіченою і політично виробленою. Доля його була пропаща, він мусів жертвувати собою, не втікати з місця вчинку, без опору датися арештувати з декларацією українського народу».

Богдану не пришлось участвовать в атентате по независящим от него причинам. Впрочем, в том же 1930-м он как активный ОУНовец попал на полтора года в польскую тюрьму. А уже в 1932-м Руководитель Провода украинских националистов полковник

Коновалец назначил Б. Кордюка на пост Краевого Проводника ОУН. Богдан Кордюк сформировал новую Краевую Экзекутиву, в которую вошли молодые националисты С. Бандера, З. Коссак, Я. Стецько, Р. Шухевич и другие очень известные впоследствии люди.

Не выгоняйте черта вельзевулом

Свой курс в Берлинском университете Б. Кордюк окончил блестяще, получив пост ассистента, что для чужеземца при нацистском режиме было нелегко. 

Оставаясь на националистических позициях, Богдан Кордюк с началом немецко-советской войны размышлял о перспективах тоталитарных практик, которые были присущи некоторым организациям авторитарного образца. Он позже писал, что «вираз «з большевиками по-большевицьки» був свого часу дуже переконливим, притягаючим і популярним кличем на західно-українських землях. Він... можливо, мав до того часу своє політичне виправдання. Його етична вартість все ж таки була і залишається сумнівна, бо виганяти чорта вельзевулом є етично небездоганним, а політично на довшу мету звичайно глупим. Стосування такої максими на практиці означає навіть братовбивчу різню між визнавцями крайніх ідеологій».

Кроме того, по мнению Б. Кордюка, «на першому місці в ОУН завжди стояли морально-етичні вартості». 

После войны Б. Кордюк говорил, что «тепер ми маємо любити Україну, якою вона є, а не таку, яку кожний з нас прагнув її бачити. Це, очевидно, треба розуміти так, щоб любити наших братів-українців, які в силу умов і чужого тоталітаристського режиму набралися всіляких навиків, своєрідного стилю мислення та життя, мже й деяких специфічних рис характеру, а все ж таки вони наші брати, наші рідні...» Кажется, такая позиция Кордюка не нашла поддержки представителей тех групп украинской эмиграции (в частности «убежденных бандеровцев»), которые выступали с позиции изоляции в отношении УССР.

Человек за холстом

Похожий неуступчивый характер был и у сына Богдана Кордюка — Игоря.

Сейчас мало кто вспоминает этого художника, который учился в Школе искусств Челси (Лондон) и Мюнхенской академии искусств, позже был принят в Международный салон «I’Art Libre» в Париже. Работы Игоря Кордюка можно найти в частных коллекциях Канады, США и Европы. Это о нем Тарас Полатайко писал в 1998 году: «...Тільки на околицях цього задихаючого середовища можна зустріти художника, чий побут і робота не були доглянуті промисловістю. Цей вид художника слід розглядати як вмираючий вид. Ігор Кордюк — один з них. Його творчість ніколи не зачіпала постійно мінливі примхи та моди художнього світу. Він відмовляється «налаштовуватись». Його — це робота, яку треба оцінити, а також розуміння особи, що стоїть за полотном... Можливо, саме ця щирість творів Кордюка, яка завжди змушує відчувати себе краще, коли бачиш їх...»

Игорь Кордюк скончался в 2004 году в Торонто на 58-м году жизни.

Оба они — отец и сын — по-разному трудились для украинского дела, были настоящими патриотами, которым была небезразлична очень непростая и часто трагическая судьба нашего народа.

Александр ПАНЧЕНКО, доктор права, приват-доцент  Украинского Свободного  Университета (Мюнхен), адвокат из Лохвицы 

Полтавской области.