В календаре выдающихся дат — День крещения равноапостольным киевским князем Владимиром Руси-Украины. В нынешнем году 28 июля Украина будет отмечать 1030-летие события, изменившего политическую карту мира и определившего вектор развития нашего государства. Как известно из летописей, крещение Руси, русского народа произошло на реке Почайна, впадавшей в Днепр ниже урочища Крещатик. Отсюда, с берегов Днепра, свет христианства распространился на север и восток, дошел до Москвы, которая появляется на исторической карте не ранее 1147 года как глухой удел Владимиро-Суздальского княжества, заселенный племенами меря, мещера, голядь, в XVIII—XX веках — до Урала, Сибири и Дальнего Востока. В 1030-летней истории Киевской митрополии был вынужденный перенос кафедры после разрушения Киева татаро-монголами во Владимир на Клязьме, со временем в Москву, а в 1448—1458 годах возвращение на берега Днепра после реорганизации Вселенским Патриархатом Киевской кафедры и объединения Киевской и Галицкой митрополий. В середине XV века Москва, которая четверть столетия обвиняла УПЦ Киевского Патриархата в неканоничности, разрывает отношения с Константинополем и идет в раскол. 141 год Московская церковь, дочка Киевской, оставалась непризнанной, пока благодаря подкупу не получила статус патриархата. В 1686 году Киевская митрополия на целое столетие теряет свою независимость после аннексии Левобережной Украины Московией. Благодаря опять-таки подкупу и влиянию на турецкого султана ее незаконно захватывает Московская церковь. С распадом Российской империи в 1917 году Украина пытается восстановить свое государство и свою церковь.
Министр исповедований УНР Александр Лотоцкий тогда отмечал: «В самостоятельном государстве должна и быть самостоятельная церковь». Провозглашение автокефалии Украинской Церкви состоялось в 1921 году. Но захваченная большевистской Москвой Украина снова теряет свою национальную церковь. В 1991-м наше государство завоевывает независимость. С тех пор более 25 лет продолжается борьба за единую Поместную Украинскую Автокефальную Церковь, ее обособление от Москвы. О роли церкви в создании государства, подготовке к 1030-летию крещения Руси-Украины и предоставлении Томоса Украинской Церкви говорим со Святейшим Патриархом Киевским и всей Руси-Украины Филаретом.

Святейший Патриарх Киевский и всей Руси-Украины Филарет 
во время интервью газете «Голос Украины».

— Роль церкви в становлении украинской государственности сложно переоценить. Без Украинской Церкви не может быть украинской государственности, — отмечает Патриарх Филарет. — Почему? Потому что церковь является духовной основой государства. И если мы углубимся в историю, то увидим, что когда распалась Оттоманская империя и стали образовываться на Балканах отдельные государства, такие как Греция, Румыния, Болгария, Сербия, то самое активное участие в этом процессе принимала церковь. Когда образовалось Греческое государство, то первейшим требованием власти и общества было обособление ее от Константинопольского патриархата. Так как руководители государства понимали: если церковь Греции будет находиться во власти Константинопольского Патриарха, который в то время был в Оттоманской империи, то Греческого государства не будет. И поэтому Греческая церковь отделилась, стала независимой. Константинопольский Патриарх протестовал против отделения, не признавал эту церковь автокефальной в течение 18 лет. Так же было с Румынской, Болгарской, Сербской церквами. Более 70 лет Константинопольский Патриархат не признавал автокефалию Болгарской церкви, с 1872-го по 1945 год. Несмотря на это, 70 лет Болгарская церковь существовала, утверждая Болгарское государство. Так же было с Сербией. После распада империй государства образовывались с помощью церкви. Без церкви они не могли существовать.
Когда возникло Украинское государство (тогда я был избран предстоятелем Украинской Православной Церкви), увидел, что государство состоится, если Украинская Церковь отделится от Московского Патриархата. Это многие понимали, Президент Кравчук понимал, но не все наши государственные мужи, так как были воспитаны на советской идеологии, на безбожье. Считали, что церковь не имеет значительного общественного значения, и посему не поддержали ни церковь, ни Президента.
На Поместном Соборе 1—3 ноября 1991 года единогласно было провозглашено, что Украине нужна автокефальная церковь. Впрочем, то решение не было поддержано на уровне государственных институций. Этим воспользовалась Москва. Под ее влиянием в Харькове был созван так называемый собор. Незаконный и неканонический. Согласно церковным канонам соборы, и Архиерейские, и Поместные, созывает предстоятель, а я Харьковский собор не созывал, а созвал его под влиянием Москвы харьковский архиерей. Этот собор поддержали некоторые наши государственные мужи. И таким образом в угоду Москве разделили Украинскую Церковь. С тех пор, с 1992 года, и началась борьба за единую церковь.
К величайшему сожалению, мы имеем разделенную Православную церковь. Если бы Украинская Церковь не была разделена, то Крым сегодня был бы украинским и войны на востоке не было бы. Почему не было бы войны и почему Крым оставался бы украинским? А потому, что Россия не имела бы здесь почвы, не было бы на кого опираться. Ее почва — это не только пророссийски настроенные население и чиновники, которых много, а сама церковь, до сего времени поддерживающая Москву. Яркий пример: когда 8 мая 2015 года Президент Петр Порошенко в Верховной Раде на торжественном заседании зачитывал имена защитников нашей Родины, удостоенных звания Героев Украины, в том числе и тех, кто отдал свою жизнь, защищая государство, то вся Верховная Рада, все достопочтенные гости вставали, почтили героев. А митрополит Онуфрий, предстоятель Московского Патриархата в Украине, сидел. И архиерей, который был рядом с ним, хотел встать, а он его посадил на место. Когда журналисты спросили митрополита Онуфрия, почему он не встал, тот ответил, что мы не можем уважать убийц. Для нас украинские воины — герои, а для него они — убийцы. Так вот на эту церковь и опирается сегодня Москва и потому воюет, продолжает войну на востоке.
— В действующем уставе Российской Православной церкви статус УПЦ МП определен как «самоуправляемая церковь» и указано, что центр ее управления размещается в Киеве, а не в Москве. Эти поправки к уставу РПЦ Архиерейским собором внесены 30 ноября 2017 года по предложению митрополита Онуфрия, чтобы, как он отметил, «избежать дальнейших спекуляций, направленных на подрыв авторитета УПЦ в глазах миллионов украинцев».
— Во время Богослужения во всех храмах УПЦ МП согласно канонам упоминается имя Московского Патриарха, главы всего Московского Патриархата, в том числе и в Украине. Хотя УПЦ МП и называется независимой, самостоятельной в управлении, но без согласия Московского Патриарха, московского синода, Архиерейского собора она не может осуществлять каких-то кардинальных изменений. И поминание Московского Патриарха во время Богослужения является четким признаком зависимости от Москвы.
— Москва, в частности РПЦ, в борьбе за сохранение своего влияния в Украине часто использует тезис о своей каноничности и неканоничности УПЦ Киевского Патриархата.
— Киевский князь Владимир, покрестившись, в 988 году крестил Киев и Русь-Украину. Он был язычником, поклонялся несуществующим богам. Из летописи известно, что принял христианство, так как хотел жениться на дочери византийского императора. Крещение позволило Руси начать общаться с Византией, с которой Русь постоянно воевала, были такие моменты, когда она могла даже захватить Константинополь, и с христианской Европой.
Русь приняла христианство, началось массовое крещение, и уже дочери Ярослава Мудрого, сына Владимира Великого, стали одна королевой Норвегии, другая — Венгрии, третья — Франции. Были у Ярослава родственные связи с Польшей. Почему мы праздновали тысячелетие крещения Руси, а потом отмечали 1020-летие, 1025-летие, это же не юбилеи. В этом году будем отмечать 1030-летие. Для чего? Для того, чтобы напоминать о том, что наши предки в Европу хотели войти, и наше место — в Европе. И чтобы нам войти в Европейский Союз полноправным членом. Вот мы и напоминаем этими датами, что мы в Европе были еще при наших великих князьях Владимире и Ярославе.
Когда Русь принимала христианство, то Московии как таковой еще не было. А была Русь, и были отдельные народы — меря, весь, чудь, мордва и другие, которые Русь просвещала. Даже Новгород и тот не был Русью. В летописи сказано, что епископ из Новгорода поехал в Русь, в Киев. Если он в Русь поехал из Новгорода, значит, Новгород Русью не был. А тем более Русью не была Москва, ибо ее как поселения еще не было. В 1997 году Москва праздновала свое 850-летие, а Киев в 1982-м праздновал свое 1500-летие. В 1948 году отмечалось 500-летие автокефалии Российской церкви, а не тысячелетие. Они тогда сами признали, что их до Киева не было. Москва к крещению Руси не имеет никакого отношения. Она является результатом просветительской деятельности Руси. Русь просветила мокшан, эрзю и потому подобное, а не они нас.
— Ваша Святость, сейчас миллионы людей молятся за предоставление Томоса Украинской Православной Церкви. После встречи Президента Петра Порошенко со Вселенским Патриархом Варфоломеем I, обращения к нему Верховной Рады, верующих появилась надежда на создание в Украине единой Поместной Православной Церкви. И что важно — независимой от Москвы.
— Если взять все православные приходы в Украине, то их почти 18 тысяч. А в России их 12 тысяч, и это с Беларусью. По количеству приходов Украина превосходит Россию. То есть Украинская Автокефальная Церковь может быть больше российской. Почему сейчас Москва ведет борьбу за Украинскую Церковь и за Украину? Потому что без Украины Московская церковь не будет наибольшей церковью во всемирном православии, такой церковью можем быть мы. Следует отметить, что в России, где населения 140 миллионов, православных номинально больше, чем в Украине. Но у нас церковная активность, религиозность значительно выше. Доказательство тому — следующие факты. За годы независимости в нашем государстве построено почти четыре тысячи православных храмов. Никогда в истории ни одна страна за такой период не строила сколько храмов, как Украина! В том числе и Россия. Во-вторых, по подсчетам полиции, и нашей, и российской, на Пасху в Украине в церкви пришли 12 миллионов человек, а в России — 8, хотя там населения в три раза больше.
Без Украины Россия потеряет основу для состязания с Константинопольским Патриархом за первенство. Сейчас Московская церковь претендует на первое место во всемирном православии, так как она самая большая. Поэтому нынче, когда встал вопрос о предоставлении Томоса Украинской Церкви, Москва глубоко обеспокоена, так как может потерять статус наибольшей церкви, основу для борьбы с Константинопольским Патриархатом за первенство. Вот почему брошены все силы на то, чтобы не допустить предоставления нам Томоса.
Для Москвы чрезвычайно важно сохранить влияние через церковь на Украину. И дело совсем не в финансах. Большого взноса Украина в Российскую церковь не дает. УПЦ МП берет церковные товары в Москве, продает их здесь, это и является ее взносом в бюджет Российской Православной церкви. Это второстепенное или третьестепенное. Главное — борьба за первенство во всемирном православии и влияние на Украину, за то, чтобы Украина оставалась частью Российской империи. Не случайно пропагандируется «русский мир». Что это такое? Это — Российская империя. Нынче с помощью Российской церкви идет борьба за создание новой Российской империи. А то, что эта церковь помогает реанимировать империю, всем хорошо известно. При ее содействии в «русский мир» попала даже Молдова. Имперскими идеями болеет не только Российское государство, но и церковь.
Мы надеемся на то, что Украинская Церковь получит Томос. Вероятность этого — 99 процентов. Большую роль здесь играет Президент Петр Порошенко, он сумел убедить Вселенского Патриарха в необходимости такого решения. Для предоставления Томоса необходимо решение Синода. Заседание Синода назначено на первую половину июля в Стамбуле, в Константинопольской церкви. Патриарх Варфоломей хочет заручиться поддержкой других церквей, которые будут принимать участие в заседании Синода. Он составил комиссию из трех митрополитов, которые встречаются с представителями разных церквей, ведут с ними переговоры, рассказывают о намерениях Вселенского Патриарха.
Москва, узнав о работе над Томосом, задействовала все возможности для того, чтобы воспрепятствовать процессу, послала своих представителей в те же церкви, агитируя их не поддерживать Вселенского Патриарха. Российское государство одновременно задействовало дипломатические каналы. Московская церковь и государство работают в одном направлении, они хотят, чтобы Синод не одобрил Томос. Но он уже есть, написанный богословами и обоснованный. В основу положен факт незаконного, неканонического присоединения Киевской митрополии к Московскому Патриархату в 1686 году. Ввиду этого Вселенский Патриарх до сих пор считает Киевскую митрополию своей канонической территорией. Это во-первых. Во-вторых. На этом же основании Константинопольский Патриарх в 1924 году предоставил автокефалию Польской церкви, которая была частью Киевской митрополии. На то время Польша стала независимым государством.
Так вот в Томосе, которого мы ожидаем, есть ссылки на то, что Украинская Церковь — это Киевская митрополия, каноническая территория Константинопольского Патриархата. С другой стороны, Украина в 1991 году стала независимым государством. Как в 1924-м ко Вселенскому Патриарху обращался Пилсудский (первый глава воскрешенной Польши. — Авт.), епископат Польской церкви, так ко Вселенскому Патриарху, как к первому среди патриархов и главе Церкви-Матери, ибо мы приняли крещение от Константинополя, с просьбой о предоставлении автокефалии обратились Президент Петр Порошенко, Верховная Рада, епископаты Киевского Патриархата и УАПЦ. Все это в Томосе отмечено. Власть и верующие хорошо понимают, что автокефалия имеет огромное значение для сохранности украинской государственности и национальной безопасности.
— Томос будет один. Его получит УПЦ КП и УАПЦ. А если Томоса не будет?
— Томос получит Украинская Церковь Киевского Патриархата и УАПЦ, это будет означать объединение этих церквей. Московскому Патриархату придется решать, присоединяться к канонической, признанной Вселенским Патриархатом и другими церквами Украинской Церкви или нет. Мы предвидим, что не все приходы, священники и епископы присоединятся к Поместной церкви. Делать это их заставлять никто не станет. Однако те, кто не присоединится, не будут иметь права называться Украинской Православной Церковью, а будут лишь митрополией или экзархатом Российской Православной церкви в Украине. Если они хотят молиться с Московским Патриархатом, пусть молятся. Но если будут вести антиукраинскую деятельность — понесут наказание. Государство, если оно государство, должно наказывать зло, иначе покоя не будет.
Если же, предположим, произойдет так, что Томоса не будет, это будет означать, что Московская церковь реально самая влиятельная в православии. Мы видели поведение Московского Патриархата во время подготовки к Всеправославному Собору. Тогда договорились о созыве Собора в 2016 году, согласовали документы, но Москва убедила своих сателлитов — Антиохийскую, Грузинскую и Болгарскую церкви — не принимать участия в Соборе. А потом заявила, дескать, поскольку на Соборе будут не все, то и они не приедут. Собор состоялся, но принятые на нем документы Москва не признает. Впрочем, несмотря на это, они действуют.
Я лично уверен, что шантаж Москвы не повлияет на решение Вселенского Патриарха и Томос будет.
— Получение Томоса будет равнозначно обретению независимости Украиной в 1991 году.
— Когда будет Томос, Верховная Рада должна принять закон о перерегистрации всех приходов. Второй закон — об избрании религиозного центра. Чтобы не было религиозной борьбы, принадлежность храмов должно определять большинство верующих путем голосования. Если большинство выступит за Московский Патриархат, то храм будет принадлежать ему, если за Киевский — то Украинской Церкви. Как и лавры. У нас их две — Киево-Печерская и Почаевская.
— А Святогорская?
— Это творение Януковича. Лавры — это народные святыни, собственность Украинского государства и должны принадлежать Украинской Православной Церкви. Готовясь к празднованию 1030-летия крещения, должны помнить, что именно мы являемся наследниками Киевской Руси. После Томоса история Российской церкви должна начинаться не с князя Владимира, так как Москва и Московская церковь к крещению Руси никакого отношения не имеют, а с 1448 года, когда Московская митрополия отделилась от Киевской. Как мы уже отмечали, в Белокаменной в 1948 году широко отмечали 500-летие автокефалии Московской церкви. Тогда там четко сказали, что существует только 500 лет, а не с 988-го, как мы. Надеюсь, что 1030-летие крещения Руси будем праздновать как признанная Украинская Автокефальная Церковь.
— Ваша Святость, искренне благодарю за разговор.

Светлана ЧЕРНАЯ.
Фото Георгия ЛУКЬЯНЧУКА.