Прогнозы ВОЗ о том, что к 2030 году каждый второй житель планеты будет иметь те или иные проявления аллергических недугов, сбываются. Аллергические заболевания могут быть как острыми или даже молниеносными, так и хроническими: как легкого течения, так и трудно поддающиеся лечению. Главное, что они могут быть. Предвидеть и избежать их в таком масштабе невозможно. Такое мнение выразила в самом начале беседы с корреспондентом «Голоса Украины» руководитель Киевского городского аллергоцентра, действующего при столичной клинической больнице № 8, доктор медицинских наук, профессор Лилия РОМАНЮК (на снимке).

— Лилия Ивановна, какие аллергические заболевания сейчас наиболее распространенные?

— Прежде всего это заболевания, связанные с органами дыхания, — аллергический ринит, бронхиальная астма. За ними следуют аллергические заболевания кожи — контактные дерматиты, крапивница, атопический дерматит. Распространена также медикаментозная аллергия. Довольно часто встречается инсектная аллергия — аллергия на укусы насекомых. Много проблем возникает с пищевой аллергией. Нередко аллергические заболевания проявляются как со стороны органов дыхания, так и кожи, органов пищеварения одновременно, то есть имеют системные проявления.

Также у одного человека может быть несколько аллергических заболеваний.

В то же время наука не стоит на месте — идет интенсивное, высокотехнологичное исследование генетики, микробиома, иммунологии и клиники аллергозаболеваний с целью предотвратить их развитие и усовершенствовать их лечение. Таким образом, расширяются возможности контролировать и предупреждать аллергозаболевания. Это внушает определенный оптимизм. Так что в обозримом будущем открываются хорошие возможности для диагностики и лечения аллергических заболеваний. Но избежать их пока невозможно

— Можно ли все же надеяться, с учетом появления высокотехнологических действенных препаратов, что со временем аллергические заболевания удастся предупреждать? Для начала хотя бы некоторые из них?

— Это возможно с помощью достижений в молекулярной аллергологии, современных методов биотерапии с использованием знаний микробиома человека, а также за счет применения высокотехнологичных фармпрепаратов. Определив аллергены и их компонентный состав — то, на что реагирует человек, можно изготовить, и это уже делается, аллерговакцины, которые влияют на механизм развития заболеваний, в частности астмы, ринита, пищевой аллергии и т. д. Традиционная аллергенспецифическая иммунотерапия может повлиять на иммунный ответ человека, остановить прогрессирование заболевания. Поэтому наши пациенты, которым показан такой метод лечения, своевременно проходя специфическую иммунотерапию, имеют возможность предупредить свое заболевание. Получается, что этот метод является одновременно и профилактикой, и лечением. Многие из пациентов, которые страдают аллергией к пыльце растений, предпочитают пройти курс аллергенспецифической иммунотерапии в холодное время года, так как знают на своем опыте: сделав это поздней осенью, зимой или ранней весной, летом они будут чувствовать себя лучше. Медики рекомендуют страдающим аллергией людям проходить курс лечения в наиболее приемлемое время, и тогда его и назначают. Таких курсов рекомендуют по возможности три, если нет противопоказаний.

— Именно тогда, когда природа замирает?

— В каком-то смысле да, но необязательно. Есть, скажем, люди, которые страдают аллергией к клещу домашней пыли. Это микроскопический клещ — уничтожить его очень сложно, практически невозможно, даже будучи сверх чистоплотным. Поэтому люди, имеющие такую аллергию, проходят лечение, когда заболевание контролируемо. Таким образом предотвращается также прогрессирование астмы, аллергического ринита. Сейчас идут углубленные исследования по лечению пищевой аллергии методом аллергенвакцинации. Это очень перспективное направление. Мы проводим также лечение аллергенами шерсти животных, в частности кошки. Хотелось бы, чтобы шире проводилось лечение инсектными аллергенами.

— Насколько я понимаю, наиболее опасным аллергическим заболеванием является астма? Не так ли?

— Бронхиальная астма, действительно, является сложным заболеванием. Но в то же время астма астме рознь. Она может протекать как в легкой форме, так и в тяжелой. Бывает и такая астма, которая очень трудно поддается лечению. И это не зависит от знаний врача или желаний врача и пациента. Определяющими здесь являются генетические особенности организма пациента. Однако чаще всего бронхиальная астма в настоящее время — это заболевание, которое может хорошо контролироваться, и пациент имеет достойное качество жизни. В то же время есть ряд проявлений заболеваний, имеющих анафилактическую реакцию.

Анафилактический шок — состояние, угрожающее жизни человека. К нему может привести ряд факторов: медикаменты, продукты, укус насекомых.

Анафилаксия также может быть разной тяжести — более замедленной или молниеносной. Может иметь как одно, так и несколько проявлений со стороны разных систем и органов. Вывод — течение болезни весьма индивидуально.

— А что с учетом сказанного вами можно посоветовать нашим гражданам?

— Сложно дать такую рекомендацию, которая была бы хороша для всех. Прежде всего следует быть внимательным к своему здоровью, не заниматься самолечением. Тем, кто страдает анафилаксией, нужно всегда иметь при себе эпинем, страдающим астмой необходимо обязательно иметь при себе бронхорасширяющий ингалятор. Важно также всем четко выполнять рекомендации врача для контроля своего заболевания. А еще, по моему убеждению, люди должны быть позитивно настроенными, активны-ми физически. Разумный контроль заболевания позволит жить нормальной, полноценной жизнью, не теряя ее красок.

И последнее: мы все должны заботиться о среде — и духовной, и внешней, которая была бы для жизни человека более комфортной и в плане заболевания более безопасной.

— Вы ведете статистику обращений пациентов за помощью в ваш центр?

— Аллергоцентр в столичной восьмой клинической больнице существует уже 30 лет. В него входят два стационарных отделения по 60 коек, консультативно-диагностическое отделение, лаборатория клинической иммунологии и отделение спелеотерапии. Кстати, соль туда мы привозим из закарпатского Солотвино. Так вот за 30 лет мы проконсультировали и пролечили 430 тысяч пациентов. А это по численности хороший город, не так ли?

— Согласен. Соль — для лечения астмы?

— Соль очень мелкодисперсная и особенная: она, безусловно, отличается от той, что используется в быту, а также от той, которая в Артемовских соляных шахтах. Такое лечение рекомендуется для людей, страдающих заболеваниями верхних дыхательных путей, а это и риниты, и астма, и бронхиты. Мы не рекомендуем его в период обострения заболеваний.

— Диагностика аллергических заболеваний сегодня очень дорогая?

— Спектр возможностей и ее уровень очень разные. Одно могу сказать — это доступно. Существуют классические стандарты аллергодиагностики — так называемые золотые стандарты, которые никто не отменял. Скажем, кожное тестирование проводится и в Украине, и во всем мире. То есть это золотой стандарт аллергодиагностики. Есть также иммунологическая диагностика, когда по состоянию крови определяется состояние иммунной системы, к чему человек сенсилибирован, то есть к чему он имеет повышенную чувствительность и уровень этой повышенной чувствительности. Более того, я уже говорила об этом, нужно проанализировать и сам аллерген. Ведь это не что-то монолитное, он структурно состоит из разных молекул, на которые человек может реагировать или нет. Иными словами, должна быть многокомпонентная диагностика. На мой взгляд, это доступно, когда надо. Нужно делать то, что необходимо, а не все подряд. Что именно, должен определить специалист.

— Если говорить о вашем центре, понимаю, что это доступно. А если спроецировать ситуацию на район, село? Насколько мы сегодня готовы и в состоянии помочь людям, склонным к аллергии, там?

— Действительно, только у жителей больших городов, в Киеве, Днепре, Львове, Одессе, имеются хорошие возможности, поскольку там есть специалисты по аллергологии как для взрослого населения, так и для детей. Но вы абсолютно правы, выражая в своем вопросе сомнение. Понимаю, что в стране, в медицине очень много разноплановых проблем. Но, с моей точки зрения, аллергологии в Украине не уделяется достаточное внимание. Нет четко организованной системы, когда человек мог бы обратиться из районного центра в медицинский центр, который занимается вопросами аллергологии. Хорошая идея — и она будет воплощаться — в том, что должны быть межрегиональные центры аллергологии, которые занимаются и будут заниматься и прикладным здравоохранением, то есть диагностикой и лечением, профилактикой и, по возможности, наукой. Центры, думаю, должны располагаться в крупных и желательно университетских городах. Туда смогут обращаться пациенты, выбирая оптимальный для себя вариант. Но это, еще раз подчеркну, должна быть хорошо продуманная и четко организованная система. В центрах должны работать хорошо подготовленные специалисты.

— Кстати, о специалистах: в достаточном ли количестве они сегодня готовятся и насколько качественно?

— Наша специальность такая, что врачей-аллергологов во всем мире не так и много. То есть она достаточно элитная. На мой взгляд, уровень подготовки специалистов в данном направлении во многом страдает. За рубежом, скажем, в Канаде, Италии, есть определенный цикл подготовки кадров по направлениям. Ну никак ты не можешь перепрыгнуть этот цикл, чтобы с ходу стать аллергологом. Ты должен научиться быть хорошим терапевтом, должен пройти целый ряд образовательных уровней, усвоить их, подтвердить экзаменами и только потом стать, допустим, аллергологом. Считаю, что система оказания медицинской помощи в аллергологии, а также изучения проблем аллергологии, усовершенствования врачебного образования на сегодняшний день в Украине далеко не совершенна и нуждается в обдуманном реформировании. Однако в настоящее время есть хорошие возможности получения и усовершенствования знаний — доступ к информации, интернет-ресурсы, конгрессы, конференции, семинары, стажировка в ведущих клиниках за рубежом.

— Есть ли в нашей стране соответствующая статистика аллергологической заболеваемости?

— Есть только несколько позиций, которые контролируются на уровне государства, в том числе заболеваемость астмой, ринитом, их распространенность. Но эти цифры не всегда соответствуют истинному положению вещей. К сожалению, в Украине общестатистические данные по нашим нозологиям нередко не совпадают с мировыми. И не потому, что наше население болеет меньше — просто заболевания хуже диагностируются. Плюс тот факт, о котором вы спрашивали, — многие люди попросту не имеют доступа к специализированной помощи, они не знают, куда им обращаться, к кому. Пациенты не должны быть в плане медицинской помощи заложниками обстоятельств. Все граждане Украины имеют право получать высокоспециализированную помощь при необходимости.

Беседовал Виктор КОЛОМАК.

Киев.