Хозяева коров выходят на акции протеста.

 

Делать ставки в отношении того, кто кого победит, сейчас даже излишне. Ответ очевиден: сколько бы переработчики не говорили, что они ничего не стоят без сырья, хозяева коров находятся в полной финансовой зависимости от заготовителей. Речь не о том, чтобы диктовать свою цену, а хотя бы сполна получить обещанную — вот главная задача сдатчиков молока. И если большим фермам хоть как-то удается стоять на своем, крестьяне, которые фактически и формируют этот сырьевой рынок, в полном бесправии.
Еще и лето прибавляет проблем в виде сезонного падения стоимостей. Молоко дешевеет и... растет в цене. Все это происходит одновременно. Правда, на разных прилавках.

Рис. Алексея КУСТОВСКОГО.

 

Цену за литр уже давно никто не называет — все измеряется в бутылках. На хмельницких рынках так называемая «півторачка» стоит 13 — 15 гривен. Зато в магазине бутылка в 800 — 900 граммов обойдется в 22 — 28 гривен. И это означает, что литр стоит в два, а то и в три раза дороже.

Оптово-отпускные цены предприятий, средние цены на рынках Киева и в супермаркетах на основные виды молочной продукции, грн/кг

Секреты такого ценообразования уже много лет подряд остаются за семью печатями таинственности, за которыми следит большой молочный бизнес. Создается впечатление, что даже официальная статистика начинает путаться в этих цифрах.
Например, хмельницкое облстатуправление приводит данные, что за минувший месяц уменьшились в цене кисломолочная продукция, молоко и масло. И в то же время подорожали сметана и сыры.
Странно. Хотя бы потому, что сметана — это ведь та же самая «кисломолочка». А все вместе делается практически на одних и тех же предприятиях и из одного сырья. То есть факторы, влияющие на изменение стоимостей, должны быть одинаковы и направлены в одном векторе, но...

Объединить усилия решаются не все

Кто уж только не брался регулировать такую ценовую ситуацию, ничего не удавалось. И вот в последнее время появилась новая модная идея: молочные кооперативы. Дескать, именно они должны помочь, с одной стороны, наладить заготовку качественного сырья, с другой — защитить интересы крестьян.
В Старосинявском районе местная власть в эти призывы поверила и взялась за практическую работу. Для начала откомандировали делегацию в село Белогородка, что в Изяславском районе, поскольку услышали, что там кооператив успешно действует уже больше года.
На месте увидели, как почти три десятка хозяев объединились в обслуживающий кооператив «Возрожденные традиции». Причем сделали все неформально, пять человек нашли в кооперативе работу, остальные сплотились ради общей выгоды. Довольно быстро удалось наладить заготовку молока. Затем купили охладитель и анализатор — все для того, чтобы подтверждать высокое качество сырья и просить соответствующую цену за него.
От кооператива уже поступают деньги и в казну сельсовета — на обустройство дороги, проведение ремонта зданий, на покупки для школы и детсада. В то же время и сами кооператоры воспользовались программой Хмельницкого областного совета по частичному возмещению затрат на приобретенное оборудование. А это — половина его стоимости.
Когда гости увидели обнадеживающие результаты, сразу вдохновились на работу и в своем районе. Ведь в Старосинявской ОТГ уже созданы две семейные фермы — в селах Буглаи и Пилявка. За такую же взялась семья из села Иванковцы. Агитаторы разъехались по селам, рассказывая о новом перспективном бизнесе. Крестьяне слушают, интересуются... Но консолидировать усилия не очень-то торопятся.
И подобная ситуация не только в этом, а практически во всех районах. Поэтому и возникает закономерный вопрос: почему?

Забастовка наделала немало шума

В ответ можно услышать разные причины, но практически во всех присутствует одна — недоверие. Крестьян столько раз обманывали, что теперь не верят никому. И кооперативам тоже.
В свое время в области было много сказано о преимуществах для тех, кто станет участником Первого национального аграрного и производственного кооператива. Они должны были объединить сдатчиков молока. От их имени кооператив заключал договора на сдачу сырья переработчикам.
Как рассказывали его члены, такой договор был подписан и со Староконстантиновским молочным заводом. Туда свозили молоко более чем с двух десятков районов Хмельницкой, Ривненской, Тернопольской и Житомирской областей. К этому делу были привлечены до десяти тысяч крестьян. За прошлый год они сдали на предприятие молока почти на сто миллионов гривен. Но деньги за него получили не все и не сразу.
Долги перед сдатчиками понемногу росли, и когда весной достигли 23 миллионов гривен, у людей лопнуло терпение — они вышли на акцию протеста под заводскую проходную.
Молочная забастовка наделала много шума в области. Это, а еще позиция активистов кооператива таки помогли «разрулить» долговую проблему.
Но она была не первой и не последней. Уже через несколько недель «молочные» протесты вспыхнули в Шепетовском районе. По словам организаторов акции, только крестьянам из Ленковцев, которые, кстати, также были членами упомянутого кооператива, последний задолжал за сданное молоко почти двести тысяч гривен. Объяснения, что задержки с выплатами возникли из-за недобросовестности молокоперерабатывающих предприятий, не весьма утешали. Ведь люди доверились именно кооперативу, который обещал отстаивать их интересы.
Только удавалось погасить огонь в одном месте, как он сразу вспыхивал в другом.

Заводы разные — только платят одинаково

Побороться за свои деньги выходили и люди у села Самчики, что в Староконстантиновском районе. Им собиратели молока не задолжали, но платили всего по четыре гривни за литр. С такой ценой не то что заработать на молоке, даже содержать корову уже практически невозможно.
Любопытно, что митингующие, собравшиеся из нескольких сел, работали с разными заводами из Хмельницкой и Винницкой областей. Но заготовители диктовали одни и те же расценки. И никакие переговоры с представителями, просьбы, письма на предприятия повлиять на них не могут. «А что изменится, если мы сделаем кооператив? Кто нас будет слушать? Как платили, так и будут платить», — убеждены бастующие. Ведь как только появляется в селе новый представитель переработчика, обещает такое выгодное и порядочное сотрудничество. А потом все снова сводится к четырем гривням за литр.
Люди в очередной раз поговорили-поговорили и... разошлись.
Время от времени повлиять на молочных монополистов пытается Антимонопольный комитет. Не так давно областное территориальное отделение оштрафовало ООО «Укрмолпродукт» из Ривненской области и ООО «Кременецкое молоко» с Тернопольщины за антиконкурентные согласованные действия на рынке заготовки молока для промышленной переработки.
Антимонопольщики установили, что в трех селах Белогорского района заготовители без объективных причин одновременно снизили цены. Хотя два завода имеют разную специализацию, технологические условия, объемы закупки сырья и в результате — разную себестоимость производства, но закупочные цены все равно установили одинаковые. Значит, заводы между собой договорились: никто ни с кем не конкурирует, просто разделили территории. Вне этой договоренности остались только хозяева скота, которым некуда деться и выбирать не из кого.
Выводы антимонопольщиков были однозначны: общества диктовали условия закупки, получая одностороннюю пользу за счет ущемления интересов сдатчиков молока. За это должны заплатить штраф.
Они и заплатили по 38 тысяч гривен. Но кого испугала такая сумма? И что было потом?
Догадайтесь сами, покупая на базаре литр молока за 9 — 10 гривен. Как ни тяжело тащить это молоко на своем горбу, выдерживать рейды правоохранителей, которые с завидной настойчивостью разгоняют стихийные места продажи, быстренько и почти за бесценок все распродавать, чтобы успеть на электричку, но крестьяне охотнее идут на это, чем на сотрудничество с кооперативами, собирателями молока и заводами-переработчиками. Потому что там все еще хуже.

Ирина КОЗАК.
Фото предоставлено автором.

Хмельницкая область.

 

КСТАТИ

На базарах не торгуют, потому что надо отдать деньги еще и за место

В тот день, когда мы побывали на продовольственном рынке Хмельницкого, женщины, в которых явно угадывались сельские жители, отдавали полтора литра молока за 12 гривен. Не просто отдавали — просто просили каждого потенциального покупателя забрать, потому что «свеженькое, утреннее, и очень дешево». Многие такие продавщицы до базарных прилавков даже не дошли. И на это свои причины. В первую очередь та, что за место за стойкой надо платить, но кто хочет отдавать даже те несколько гривен, если в двух тяжелых сумках товара едва на сотню наберется. Пару килограммов огурцов, кабачков, немного кукурузы, фасоль — как тяжело тянуть все это по электричкам и маршруткам. А потом все идет за восемь-десять гривен. Домашний творог и сметана немного дороже, но ведь на этот продукт еще надо найти покупателя. Потому что туда, где продают с земли, не приходят денежные. Здесь самые дешевые продукты ищут самые бедные, которым и такие цены не всегда подходят.
Вторая причина, почему продавцы не торопятся к прилавкам — надо быть первым, стоять на виду, чтобы перехватить покупателя. И это главное.
А еще — пристроиться так, чтобы и контролер не увидел, и проверяющие не цеплялись, и полиция не разгоняла...
К таким маркетинговым ухищрениям приходится прибегать не кому-нибудь, а главным производителям молока. Ведь из 132 тысяч коров, которые фиксирует в области официальная статистика, почти восемьдесят процентов содержат крестьяне в своих хозяйствах. Поэтому доля домашнего молока в валовых показателях чрезвычайно высокая. Но в то же время заработки от него минимальные.