«Масштаб этой личности будет виден издали еще многим поколениям»

 

Так отреагировал один из корреспондентов в соцсети на утрату Украиной политического и общественного деятеля, диссидента, основателя Украинской хельсинской группы, одного из авторов «Акта провозглашения независимости Украины», народного депутата четырех созывов Верховной Рады, Героя Украины Левка Лукьяненко.
Он родился 24 августа 1928 года в поселке Хриповка Черниговской области. В январе 1961-го советский суд приговорил Лукьяненко к расстрелу за «антисоветскую агитацию и пропаганду». Со временем приговор заменили на 15 лет заключения. Из лагеря он вышел в 1976-м, но уже через год его снова засудили. Теперь уже к 10 годам тюрьмы и пяти годам ссылки. На свободу Лукьяненко вышел в 1988-м, находясь в целом в тюрьме почти 27 лет.
Пожалуй, есть некий символизм в том, что за несколько дней до Дня Независимости нашего государства и дня его рождения исполнилось сорок дней со дня его смерти, и душа Левка Лукьяненко в это время уже отлетает в далекие миры. А пока воспоминания его друзей и побратимов.

На мероприятии, приуроченном к 75-й годовщине Голодомора, 22 ноября 2008 года.

Фото Александра КЛИМЕНКО.

«Это человек!» и это прозвучало как-то по-евангельски

Василий ОВСИЕНКО, политзаключенный советских лагерей, соратник Левка Лукьяненко:
— Спасибо Богу, что свел меня с лучшими нашими сыновьями и дочерьми, хоть и были это тяжелые времена страданий в советских лагерях смерти. Я был с Василием Стусом в 18-й камере, а Левко Лукьяненко в 19-й. И однажды, когда прибыли новые узники (а они были преимущественно из Украины), Василий Стус, давая им характеристики на старожилов, как-то по-особому указал пальцем на камеру Левка и сказал: «Это человек!». Это звучало фактически по-евангельски — «Сие человек!». И эта высокая оценка была справедливой и абсолютно точной. Я не знаю более авторитетного политзаключенного, чем Левко Лукьяненко, за все годы наших страданий. К его мнению всегда прислушивался даже криминалитет, который часто использовали в тюрьмах против политических. Левко же мог и этих непростых людей легко склонить на свою сторону.

Кто зажжет факел его сердца?

Богдан ГОРЫНЬ, побратим по борьбе:
— Так должно было произойти, что я оказался в больнице, когда там находился Левко 
Лукьяненко. Я пришел к нему, и мы проговорили почти час о выборах, о путинской агрессии, о недальновидных политиках, считающих, что можно уговорить Путина выполнить Будапештский меморандум. Левко тогда сказал мне — есть другие ключи, это продление санкций против России, когда ее экономика окончательно даст сбой. А еще мы должны поддерживать колониальные народы РФ и тогда произойдет еще один распад России. Это и будет счастьем для всего цивилизованного мира.

С Левком Лукьяненко я познакомился 50 лет назад. А перед этим мне рассказали о деле юристов, которых судят и вот-вот должны расстрелять за так называемую измену Родины. Даже уже ходили слухи, что их таки расстреляли. Но каким же было мое удивление, когда я, прибыв в мордовский лагерь, увидел живого Левка Лукьяненко и его товарищей. Вот тогда мы уже наговорились... Есть у меня и определенная заслуга перед Левком Григорьевичем. Я собрал материалы их следствия и через доверенное лицо переправил их в Киев Ивану Светличному. Иван написал статью, которая вышла за границей. Так общими усилиями был пролит свет на дело украинских юристов, и оно получило международную огласку.

Левко отошел в вечность, а перед нами задача — кто зажжет и понесет факел его сердца.

Есть люди, как столбы, на которых можно опираться

Евгений НИЩУК, министр культуры:
— Я имел честь получать установки от такого исполина духа, как Левко Лукьяненко и ощущать его сильное плечо на всех подвижнических наших акциях за украинское слово, за украинскую культуру, за украинскую историю. Есть люди — столбы, на которых можно опираться. 27 лет он был в застенках тирании, но не потерял своего пыла и достойно нес знамя Украины до последних дней. Символично, что это знамя теперь подхватила молодежь, которая так же сражается за наше государство, чтобы вырвать его из лап захватчика.

Я очень счастлив, что, когда стал министром, Левко Григорьевич пригласил меня домой в село Хотов, и мы тогда говорили с ним о культурно-гуманитарной стратегии. Именно Левко Лукьяненко посоветовал мне собрать специалистов-патриотов, создать совещательный совет по введению украинского языка. Я сдержал слово. Такой совет был собран, и мы написали соответствующий закон, который был согласован на всех уровнях. К сожалению, этот законопроект так пока и не принят к рассмотрению.

Вобрал все добродетели верного христианина

Аскольд ЛОЗИНСКИЙ, президент Всемирного конгресса украинцев (1998 — 2008):
— Левко Лукьяненко — это человек, который вобрал в себя все положительные нравственные качества искреннего украинца, искреннего патриота и верного христианина. Я воспитывался на примере Левка Лукьяненко. Будучи совсем юным, мне хотелось так же, как Левко Лукьяненко, делать акции в поддержку украинской независимости. И я выходил и делал. Правда, американская полиция — не советская милиция, и меня, конечно же, никто не арестовывал. Но уже тогда я четко осознавал, каким должно быть будущее Украины.

В лагерях ему предлагали сократить срок за определенные уступки, но он отказывался, поскольку понимал, что таким образом его заставляют отречься от правды.

У меня есть сухое поручение от украинской диаспоры, от Всемирного конгресса украинцев призвать всех: самой лучшей памятью для Левка Лукьяненко будет только процветающая независимая Украина. «Шануймося!»

Он объединил восток и запад

Степан ВОЛКОВЕЦКИЙ, народный депутат Украины первого и второго созывов, председатель Ивано-Франковского областного объединения Всеукраинского общества «Просвіта»:
— Для меня и для многих Левко Лукьяненко — пример несокрушимого борца за свободу Украины, за независимость которой боролись вместе в Верховной Раде. Впрочем мне вспоминается его первая предвыборная кампания. Тогда в 90-м году побратимы Левка ощущали, что избрать его народным депутатом могла лишь Галичина, а потому делегировали его именно сюда. Он тогда повторял, что всегда шел по прямой дороге, и что его всегда вела звезда. На самом деле такой звездой был сам Левко Григорьевич. А потому считаю нашим долгом продолжить ту традицию, которой положил начало и нес Левко Лукьяненко. Кстати, это он первым, будучи с Черниговщины, с севера нашей страны, искренне пропагандировал идеи, которые были свойственнее западной Украине. Следовательно, можно сказать, что уже тогда он объединял восток и запад, север и юг.

Мы выносили из боя нашего гетмана

Андрей СИВЫЙ, участник АТО:
— Когда мы с побратимами несли тело Левка Лукьяненко к хотинской церкви, было такое ощущение, что выносим с поля боя нашего атамана, нашего гетмана. И это действительно так. Да. Я буквально выношу его из Иловайска, я выношу его из Донецкого аэропорта. Я физически ощущал, что выношу его из боя в этой непровозглашенной и жестокой войне. Ведь он так же, как и мы, находился все время на передовой. К сожалению, история повторяется, и если Левко Лукьяненко защищал нашу независимость и за это поплатился годами заключений, то мы с побратимами вынуждены взять в руки другое оружие и защищать наши рубежи. Но враг не изменился. Поэтому должны пронести его дух и веру  до самой победы.

Россия должна развалиться, а мы сплотиться

Дмитрий ПАВЛЫЧКО, писатель, поэт, общественный деятель:
— Я всегда старался выступать после Левка, так как он задавал тон. Помню, как на учредительном собрании Руха он сказал: «Мы были под татарами, под поляками, под литовцами, но именно Россия залезла нам в души. И главная, и основная наша задача — провозгласить независимое самостоятельное государство.

Так тогда и произошло. А еще он говорил: «Россия должна развалиться, а мы объединиться, потому что в единстве наша сила и только так мы победим». Все, что он сделал, оно — вечное. Такой же вечной будет и память.

Левку повезло больше, чем многим из узников, — он получил возможность видеть Украину независимой. И не просто видеть, а приложить все силы, чтобы она стала такой, написав с побратимами Акт о независимости. Так что лучшей памятью Левку Лукьяненко может быть лишь независимое государство, которое нам нужно отстоять у врага и вывести на общеевропейские орбиты.