НАЧАЛО В №№ 110, 115, 118, 124, 129, 133,140, 144, 149, 154, 161, 166 ЗА 2017 ГОД И В №№ 168, 173 ЗА 2018 ГОД

За анафемой на Мазепу — еретичество царя

С 12 ноября 1708-го по 1869 год во всех российских храмах торжественно проклинали великого сына украинского народа, зодчего церкви, который, будучи гетманом израсходовал на ее поддержку и развитие образования, по подсчетам казацкой старшины, по меньшей мере 1110900 дукатов, 9243000 злотых и 186 тысяч империалов, «вероотступника, предателя» Мазепу. И тот факт, что из чина Торжества Православия, по которому церковь проклинала гетмана, в 1869 году было исключено его имя, совсем не свидетельствует о том, что анафема, наложенная на Мазепу по распоряжению Петра І, признана РПЦ неканонической, без соблюдения соборности, фарисейской, политическим актом, коим и была на самом деле. Возможно, это произошло после того, как император Александр ІІ, находясь в Киеве, пришел на службу в величественный, построенный в стиле казацкого барокко, богато украшенный колонами, декоративными фронтонами, карнизами Никольский военный собор, построенный за средства гетмана (теперь на его месте бывший дворец пионеров), спросил, почему в храме Мазепу одновременно проклинают и прославляют как его основателя и щедрого мецената. До сегодняшнего дня сохранились некоторые из храмов, которые, без преувеличения, являются жемчужинами сакральной архитектуры, — построены за средства гетмана колокольня Софийского собора в Киеве, Свято-Вознесенский собор в Переяславе, Троицкий собор в Чернигове.
«Стараниями И. Мазепы было построено, отреставрировано и украшено большое количество церковных сооружений вне пределов Киева. Самыми известными из них были здания в таких монастырях, как Пустынно-Николаевский, Братский Богоявленский, Кирилловский, Михайловский Златоверхий, Черниговский Троицко-Ильинский, Лубенский Мгарский, Прилукский Густынский, Батуринский Крупницкий, Глуховский Вознесенский, Домницкий, Макошинский, церкви в Батурине, в Дегтяревке и других местах. Общее количество архитектурных сооружений, построенных и отреставрированных за средства И. Мазепы составляет 43. Кроме строительства новых или перестройки старинных храмов княжеской эпохи, гетман делал им ценные подарки. Среди них иконы, кресты, чаши, митры, ризы, колокола, потиры, серебряные гробы для святых мощей, богослужебные книги, оправленные и украшенные золотом, серебром, ценными каменьями», — отмечает доктор исторических наук Ольга Ковалевская. Из материалов «Бендерской комиссии», созданной после смерти гетмана в 1709 году, был составлен список его фондов и пожертвований. Так что из документа известно, какие пожертвования на церковь делал искренне верующий руководитель Гетманщины.
«В частности, на «золочение купола Печерской церкви — 20500 дукатов; каменную стену вокруг Печерского монастыря и церквей — миллион; большой колокол к Печерскому монастырю — 73000 золотых; большой серебряный подсвечник для Печерской церкви — 20000 империалов; золотая чаша и такая же оправа Евангелия для нее — 2400 дукатов, золотая митра для нее — 3000 дукатов, — акцентирует Ольга Коваленко. — Кроме того, старшина не забыла вспомнить и о других «украшения и пожертвованиях» для центрального собора Киево-Печерской лавры — Успенского. За средства И. Мазепы на территории Киево-Печерской лавры, между прочим, были построены и отреставрированы Онуфриевская церковь (1698—1701), церковь Ивана Кущника (1698—1701), церковь Всех Святых над Экономическими вратами Лавры, Троицкая надвратная церковь, Вознесенская церковь (1701—1705)».
«Широкомасштабная меценатская деятельность Мазепы в интересах православной Церкви не ограничивалась лишь украинской территорией, но и охватила страны Юго-Восточной Европы и Ближнего Востока, которые на то время находились в ярме Османской империи, — говорит доктор исторических наук, автор нескольких книг о выдающемся полководце и культурном деятеле, который «умел мыслить стратегически и стратегически видеть», Теофил Рендюк. — Гетман хорошо осознавал значение связей Украинской Церкви с другими церквами, как важный фактор свидетельства ее принадлежности ко всемирной христианской цивилизации. Поэтому он периодически направлял в эти центры веры, в частности в Иерусалимский храм Гроба Господнего (здесь в алтаре сохраняется серебряный антиминс, который используется в особо торжественных случаях), Свягорбскому братству, на Афон, в Царьград ценные дары и принимал от них делегации, в том числе и дважды возглавляемую Антиохийским Патриархом».
«По указанию Мазепы уникальные книги, напечатанные в Киево-Печерской лавре — «Часослов» (1682) и «Жития святых» (1689) — привозят в тогдашнюю столицу Молдовы город Яссы и в Бухарест, что имело огромное духовно-просветительское значение, — продолжает Теофил Рендюк. — Как и издание в 1708 году в Алеппо (Сирия) за средства Мазепы «Евангелия» на арабском языке, который гетман, кстати, тоже знал».
Эта книга, предисловие к которой написал тогдашний Антиохийский Патриарх Афанасий, который прославлял Мазепу за мудрость и щедрость, желал ему долговечности и поручал православным священникам и мирянам арабских земель молиться за него, чудом обнаружилась в фондах Румынской академии.
Как отмечает Теофил Рендюк, который отыскал Евангелие и перевел на украинский с древнегреческого и арабского вступительные его части, группа арабских христиан ехала через Бухарест в Батурин, чтобы вручить Священную книгу Мазепе и поблагодарить его за благотворительность. Но гетман не увидел ни книги, ни стихотворной надписи, где в его честь сказано: «Личность, «известная своей чистотой и святой верой, которая подарила арабам Божье письмо» — Батурин было сожжен по указанию Петра, а все его жители, почти 20 тысяч, вырезаны армией Алексашки Меншикова.
Перечень Божьих дел реформатора, дипломата, который владел десятком иностранных языков, поэта, музыканта, за время гетманства которого стиль в искусстве стали называть казацким, или же мазепинским, а Киево-Могилянскую академию — «Могило-Мазепинской», можно продолжать и продолжать.
Но на чашах имперской политики эти заслуги ничего не стоили — для царя и подчиненного ему Синода гетман стал злейшим врагом, когда выступил на защиту своего народа. Уже в «Коломацких статьях», заключенных новоизбранным гетманом Мазепой с московскими царями, ограничивались права Гетманщины — запрещалось казацкому правительству иметь международные отношения, старшине избирать и снимать гетмана, а гетману — лишать старшину руководящих должностей без разрешения царя, при этом полковников обязали следить за гетманом и доносить на него. Империя все активнее выкачивала из казацкого государства материальные и человеческие ресурсы, тысячи украинцев воевали за царя на чужих войнах и работали на строительстве Петербурга, каналов и крепостей. Как отмечает Ольга Ковалевская, процесс поглощения Украины Московщиной приобрел угрожающие формы и привел к восстанию Мазепы в 1708 году. Объединившись со шведским королем Карлом XІІ против царя, который нарушил слово и вопреки договоренностям отказался защищать Украину от неприятеля, гетман обращается к народу, говоря, что сделал это «не для частной пользы, не для высших гоноров, а для блага Отчизны».
Обозленный царь вопреки церковным канонам дает приказ иерархам наложить на Мазепу анафему и созывает их в Глухов. Перед их приездом в городе, как сообщает Лизогубовская летопись, произошли казни священнослужителей, отрезанные головы которых вывесили на площади. Выдающийся историк Николай Костомаров считает, что режиссером и постановщиком этого страшного действа был сам Петр I.
«История Русов» рассказывает, как все было. «Священники и монахи, которых собрали со всех концов, были одеты в рясы черного цвета, держали в руках длинные свечи из воска, обмазанные сажей. С пением псалмов они окружили чучело, а потом, поворачивая на чучело черные свечи, стали выкрикивать вместе с дьяками и пономарями: «Пусть будет Мазепа проклят». Потом архиерей ударил чучело палкой в грудь и крикнул: «На предателя и отступника Ивана Мазепу — анафема». Потом чучело с криками потащили из церкви, а за ним шли священнослужители и пели: «Днесь юда залишає вчителя, приймає диявола». Тогда же царь написал письмо местоблюстителю патриаршего престола в Москве Стефану Яворскому провести такой же обряд публично в соборной церкви. Автор «Истории Русов» отмечает, что такое ужасное зрелище раньше не было известно в Руси-Украине.
Древняя Церковь не знала анафемы по нецерковным мотивам. Апостолы отлучали от общины верующих людей недостойных — кровосмесников, нечестивцев, которые нарушили нормы христианской морали, еретиков. Если же в древней Церкви и накладывалась анафема, то после длительных уговоров, со скорбью. Св. Иоанн Златоустый говорил, что апостол Павел страдал, когда провозглашал анафему. В Московии отлучение от Церкви начали использовать как средство давления в пользу власти или расправы с неугодными. Так великий князь московский Иоанн (1327), не сумев подчинить Псков, подговорил митрополита Феогноста наложить проклятие на князя Александра и всех жителей Пскова. Угличскому князю Дмитрию (1447), Старицкому князю Андрею (1537), целым народам, например, вятичам, которые не хотели повиноваться великому князю, угрожали анафемой. Отлученными от церкви были «Гришка Отрепьев, Стенька Разин, Емелька Пугачев, Ивашка Мазепа».
Кто-кто, а Мазепа не был еретиком и не нарушал никаких принципов христианской морали, в отличие от московских князей и царей, один из которых — Иван Грозный — убил собственного сына и во время опричнины казнил десятки тысяч людей в Новгороде, Пскове, Москве только за то, что хотел завладеть их землями и имуществом, другой — Петр І — ведет многочисленные захватнические войны, во время одной по его указанию Меншиков уничтожает Батурин, сжигает церкви, а их в двадцатитысячном городе было 40, тридцать тысяч явных и неявных сторонников Мазепы, многих собственноручно, четвертует, колесует. В 1883—1885 годах Илья Репин, родом из Украины, обращаясь к историческим событиям 1581-го, написал картину «Иван Грозный убивает своего сына». После того, как полотно показали на XІІІ выставке художников-передвижников, власть запретила его экспонировать. Павлу Третьякову, приобретшему произведение, тоже запретили показывать картину на публике.
Вот кого — Ивана Грозного, Петра І, цареубийц, которых в Московии было немало, в том числе и Ленина, тирана Сталина, на руках которого кровь 60 миллионов людей, — должна была бы осудить московская церковь.
О том, что анафема Мазепе была политическим актом, свидетельствует и тот факт, что Петр І приказал уничтожить все, что напоминало о гетмане. «Усердие, с которым уничтожали портреты Мазепы с целью его дискредитации и для того, чтобы его образ не дошел до потомков, привело к тому, что уже в XVІІІ веке не было точного представления о его внешности», — говорит заместитель директора по научной работе музея-заповедника «Поле Полтавской битвы», соавтор книги «Мазепа. Исследование портретов гетмана» Людмила Шендрик.
Профессор из университета в Огайо Теодор Мацькив в одной из библиотек нашел немецкий журнал «Европеише Фама» где печаталась биография Мазепа, а позднее, в 1706 году, при его жизни, и портрет. Исследователи считают, что он имеет все признаки правдоподобия, к тому же совпадает со словесными описаниями государственника.
Доктор исторических наук Татьяна Таирова-Яковлева (Санкт-Петербург) отмечает: «Церковная анафема — явление невиданное в истории Украины — была на самом деле совершена вразрез с канонами православия. Никакого преступления против церкви или религии Мазепа, разумеется, не совершал. Тем не менее традиция этой анафемы свято придерживалась Православной церковью в Российской империи вплоть до 1917 года. И хотя теперь уже в соборах ничего не провозглашают, московский патриархат до сих пор не решил вопрос со снятием анафемы или признанием ее неправомочной». В украинском обществе, особенно среди интеллигенции, которая не теряла интереса к истории собственного народа, никогда не исчезало желание добиться официальной отмены анафемы Мазепе. Впрочем, церковь, которая находилась на службе у империи, не могла на это согласиться, ведь гетман был символом украинской самостийности, которая для Московщины всегда была непростительным грехом. Причем отмена акта свидетельствовала бы о неправомерности действий РПЦ и фарисействе. И все же в 1917—1918 годах, после восстановления патриаршества в России, РПЦ отменила все анафемы, объявленные по политическим мотивам, в том числе и Петром I. Однако официального постановления о снятии проклятия с гетмана нет.
Ольга Ковалевская отмечает, что «благодаря патриархам Киприану и Афанасию, которые не признали провозглашенной в Глухове анафемы, гетман был похоронен по всем канонами православной церкви, над его телом была прочитана разрешительная молитва, которая канонически сняла с Мазепы анафему». В 1918-м в киевской Софии Назарием, епископом Черниговским, при участии 10000 человек была отправлена панихида по великому сыну украинского народа. В 1994-м УПЦ Киевского патриархата издала постановление, согласно которому, снятие анафемы с И. Мазепы следует считать актом официальным и окончательным. Но это всего лишь односторонний акт, отмечает Ольга Ковалевская. Для полного соблюдения формальностей постановление об официальном снятии анафемы должен был бы принять Собор российской православной церкви. Представители Московского патриархата ссылаются в этом вопросе на свою неосведомленность с обстоятельствами этого дела или некомпетентность. Некоторые, как на сайте pravoslabіe.ru, продолжают фарисействовать, нивелируя заслуги Мазепы перед Богом, дескать, строил церкви, так за деньги империи. Еще до появления первых московских князей и царей украинская земля была щедрой и богатой. Одним из богатейших европейских правителей был и Мазепа, успешно развивавший экономику Гетманщины — сельское хозяйство, металлургию, разные промыслы и торговал с Европой, которая покупала хлеб, мед, изделия из стекла и т. п. Мазепа имел в своем владении 20000 имений, а к своим землям прикупил еще и часть в российских — в Льговском, Путивльском, Рыльском, Севском уездах.

 

Фото из открытых источников.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ. 

Научный консультант — доктор церковно-исторических наук, проректор по научной работе Киевской православной богословской академии протоиерей Виталий Клос.