Согласитесь: чудеса, да и только. У нас в памяти четко запечатлеваются какие-то незначительные, обычные, секундные мгновения жизни, в то же время мы забываем что-то выдающееся, весомое, возвратное. Мой диалог с бородатым стариком на базаре в Белой Церкви длился секунд пять. Я собирался идти в первый класс, поэтому мама привезла меня в райцентр выбирать школьную форму. После успешного шопинга мамочка купила мне мороженое. Как только я надкусил пачку пломбира, так подошел дед с большой косматой бородой, мешком за спиной и хриплым голосом попросил угостить его этим сладким кушаньем. Меня обдало жаром. Я просто его испугался и бросился за мамой. Возможно, дедушка и вправду хотел сладостей. Трудно сказать однозначно. Но его бородатое лицо и по сей день — у меня перед глазами. Сколько лет прошло, а я до сих пор казню себя, что не угостил старика пломбиром...
Вторая пятисекундная встреча, запечатлевшаяся в памяти на всю жизнь, произошла тоже на базаре. Но уже на рыбном и в французском Марселе. Прогуливаясь по городу, я случайно забрел на рыбный рынок. В ряду, где торговали устрицами, мое внимание привлекла аккуратненькая, старушенция, которая с аппетитом вылизывала сырую ракушку. Аж по бороде текло. И это была далеко не бомжиха. Я, сельский парень, привык, что из речки домой подобные ракушки, вместе с ряской, мы приносили для уток. А здесь...
Старушку из Марселя я вспомнил на китайском острове Тайвань. В марте 1995 года в составе делегации Национального союза журналистов мне повезло побывать в этом островном государстве. Программа нашего пребывания была довольно насыщенной. Сюда входила и дегустация национальной кухни. Суп из плавников акулы, ракушки, мясо кита, разные овощные блюда и т. п. — все прошло на ура. А нам было все мало и мало. В меню одного из ресторанов были лягушки. Смельчаков оказалось не так уж и много... Особенно протестовал один народный депутат. Уперся, как бык в стену рогами. Простым голосованием дело решили не в его пользу. Когда официант принес большую тарелку полностью наполненную жареными окорочками, похожими на куриные, только маленькими, наш гид торжественно объявил — лягушки. Руководитель делегации и я хлобыстнули по фужеру коньяка. Не курятина все же. Психологический барьер срабатывал. Я вспомнил старушку из Марселя, ее аппетит, и обгрыз первый окорочок. А что — ничего. Вкусно. 
И напоследок о курьезе, связанном с оригинальными блюдами. Отдыхая в Трускавце, однажды я решил нарушить режим и сходить в ресторан. Диетическое питание это хорошо, но иногда хочется чего-то солоненького, кисленького... В ресторане, по моему мнению, я поступил оригинально, заказав яйца бугая. Сижу лакомый, как кот, жду, что принесут два шарика, вилку и нож. Однако приносят... ложку и кувшин, а там что-то мелко соломкой нарезано. Похоже на похлебку. А это уже не тот кайф, даже не те вкусовые ощущения. Я настраивал себя на другое.  Вот такая вышла история.