Под Черкассами рядом с памятником природы, сосновым бором и живописным селом Русская Поляна, уже несколько десятилетий действует гигантский мусорный полигон. Вместо сортировки и переработки бытовые отходы здесь просто зарывают в землю.

Отсортированный бытовой мусор у жилого дома одного из немецких городков.

Фото из архива Ларисы Соколовской.

Жители Русской Поляны не раз и не два выходили на акции протеста, но Черкасский горисполком и его руководители успокаивали людей и обещали построить современный «европейский» мусороперерабатывающий завод. Каждые четыре года, а то и чаще, менялся состав гор-исполкома, переизбирались городские головы, а план строительства завода по переработке мусора оставался на бумаге. Впрочем, проекты неоднократно показывали общественности, демонстрировали даже, где будут стоять сортировочные линии... Но со временем запал чиновников куда-то испарялся, а вместе с ним исчезали и наполеоновские прожекты.
Между тем «эверест» городских отходов рос и в этом году достиг критической отметки. Закончился срок эксплуатации полигона. Отцы города активизировались, собрали обеспокоенную общественность, журналистов и сообщили о «твердом намерении» по-строить... новую свалку. Но с «ноу-хау» — мусоросортировочным участком.
Сооружение построят на территории того же Русско-Полянского сельского совета, сообщили в горисполкоме. На более чем четырехгектарной площади, кроме чаши полигона с изолированным дном глубиной 15 метров, будут объекты второй очереди. Это очистные сооружения для жидкости — фильтрата, противопожарные трубопроводы по периметру, зона складирования отходов и две мусоросортировочные линии. Именно сортировка, заверили авторы проекта, должна увеличить срок службы полигона (3,5 года) в два раза.
Предварительно стоимость объектов второй очереди — 93 миллиона гривен, в частности, линий сортировки — около 15 миллионов, сообщил директор городского департамента архитектуры и градостроительства Артур Савин.
Михаил Куценко, директор львовской компании «Хаммель-Украина», которая выиграла тендер на проектирование второй очереди полигона, предупредил, что сортировочная линия будет принимать лишь бытовые отходы. Остальные — крупногабаритные, отходы озеленения, строительства, промышленности — также можно перерабатывать: разбирать, сортировать, измельчать. Но для этого необходимо поставить специальное оборудование.
На сортировочной линии будут отбирать 8—10 процентов веса мусора. Но по объему это 50 и больше процентов. Как показывает практика других городов, из трех-четырех фур после сортировочной линии обратно на чашу котлована едет одна наполненная машина, отметил Михаил Куценко. Механизировано будут отбираться черные металлы. Есть автоматика, которая будет разрывать мусорные пакеты. Остальное — вручную. Добавит хлопот битое стекло. Львовский проектант выразил утопическое пожелание, чтобы черкасщане сортировали мусор на «сухое-мокрое»... Ныне в областном центре, и то не во всех жилых массивах, рядом с общими контейнерами для отходов установлены емкости для пластика и стекла. Разноцветные урны для раздельного выбрасывания бытовых отходов планируют установить в режиме эксперимента.
«Хаммель-Украина» — общество украинско-немецкое. Воспользовавшись его услугами по проектированию, хорошо было бы нашим органам местного самоуправления позаимствовать в той же Германии опыт обращения с отходами. Ведь там давно бытовой мусор каждое домохозяйство собирает раздельно.
Что куда из отходов выбрасывать, немецкие дети знают сызмала. Им рассказывают о назначении каждого контейнера. В черный выбрасывают органические отходы. По персональному календарю, который приходит по почте и висит в каждом доме и квартире, в определенный день недели «органику» надо выставить у дороги, чтобы забрала коммунальная служба. Бумагу и картон из синего ящика забирают раз в месяц. В желтый полиэтиленовый мешок можно выбрасывать металлические консервные банки, пробки, фольгу, вакуумные пакеты из-под напитков, полиэтиленовые кульки и пакеты, тюбики, бутылки из-под моющих средств, пластиковые коробки из-под маргарина, молочных продуктов, джемов, фасовочную тару. Выбросил что-то не то — забирай назад, сортируй. Во дворах многоэтажек для разных упаковок стоит также желтый контейнер. Бывают контейнеры и для несортированного мусора.
Для пластиковых бутылок есть два пути из дома. Один — в магазин, если на бутылке стоит значок, что это обменная тара. Тогда при покупке такого же напитка стоимость бутылки из цены вычтут. Другой — собирай и сам вывози на специальные площадки. Там стоят десятки контейнеров, и каждый лишь для определенного вида отходов. Большинство из них можно утилизировать только платно. Сюда можно вывезти мебель, строительные отходы, камни, аппаратуру, электролампы, одежду. Непригодные лекарства — в аптеку. Батарейки — в магазины техники.
Принимая отходы органические, кухонные, садоводства, немецкие коммунальщики закладывают их в компостные кагаты — пересыпанные землей, с добавлением удобрений, они два года лежат и «созревают». Смесям проводят аэрацию, а воду, которая стекает с компостной площадки вниз в бассейн, насосом возвращают в кагаты. В результате на выходе готов ценный продукт — настоящий чернозем, который дорого стоит.
В странах Скандинавии, например, все пластиковые бутылки сдают в специальные автоматы-накопители и получают за это деньги.
Поэтому лучше что-то пробовать делать, смотреть, как цивилизованные люди утилизируют отходы, чем продолжать по-дикарски зарывать хлам в землю. Городским властям Черкасс нужно настойчивее пропагандировать элементы сортировки мусора дома, а не давать поблажку психологии «совкового» мещанина: «А я так привык!». Необходимо разъяснять основы обращения с мусором детям в школе, в дошкольных заведениях, поддерживать инициативы студентов-экологов, общественных активистов. Тогда и не придется выделять миллионы на обслуживание «совковой» привычки выбрасывать за свой порог все подряд.