Министерство финансов на аукционе по размещению облигаций внутренних государственных займов (ОВГЗ) привлекло в государственный бюджет 2,773 млрд гривен, информирует пресс-служба ведомства. Согласно сообщению, были удовлетворены
46 заявок на покупку ОВГЗ из 54 выставленных. Средневзвешенный уровень доходности по гривневым займам составляет 18—19 процентов и
7 процентов в валюте. О чем говорят эти цифры и не слишком ли дорого Украине обойдутся эти заимствования, «Голос Украины» спросил у финансового аналитика Алексея Куща.
По его мнению, заимствования, осуществляемые Министерством финансов, — это вынужденный шаг, поскольку «очень большая доля доходов в бюджет была заложена путем привлечения новых долгов». Вместе с тем, по словам аналитика, такая политика правительства лишает реальный сектор экономики кредитных и инвестиционных средств.

Высокую цену ОВГЗ эксперт объясняет тем, что заинтересованность инвесторов в украинских государственных долговых бумагах довольно низкая.
«Тому есть много причин, которые носят международный, макроэкономический характер. Капитал сейчас выходит из рынков развивающихся стран и направляется в США. В первую очередь это происходит из-за изменений, которые происходят в Соединенных Штатах, перешедших на новую монетарную модель», — объясняет Алексей Кущ.
Это одна из причин, почему Украина вынуждена поднимать стоимость своих ОВГЗ. «Если государство сейчас на внутреннем рынке одалживает под 18—19 процентов годовых в гривне и под 7 процентов в валюте, то большая часть украинских предприятий не может конкурировать с ней по доходности. Предприятия, которые приносят владельцам рентабельность на уровне 15—20 процентов, можно пересчитать на пальцах одной руки», — считает эксперт. По его словам, банки, инвесторы и нерезиденты, вместо того чтобы инвестировать в экономику, скупают государственные облигации и получают за счет высокой доходности сверхприбыли. «Чтобы запустить двигатель экономики, государство должно выходить из внутренних рынков капитала, тогда инвестиционные потоки будут направляться в сторону реального сектора экономики», — подытожил Алексей Кущ.