В Запорожье состоялась презентация нового театрального агентства и показ спектакля «Наташина мечта» киевского театра «Золотые ворота».

На снимке: сцена из спектакля «Наташина мечта».

Фото предоставлено автором.

Сложнее всего писать о хороших спектаклях. Потому что они — многослойные, и ты всегда рискуешь или пропустить что-то важное, или увлечься разбором деталей и «убить» этим вскрытием саму сущность хорошего. А еще в таком спектакле тебе самой все настолько ясно и интересно, что вроде и незачем толковать увиденное. Именно поэтому иногда я позволяю себе молчать о хорошем. Но не в этот раз. Поскольку речь идет не только о спектакле, а еще и о важном событии в культурной жизни Запорожья: в городе начало работать новое театральное агентство. Оно будет приглашать к нам лучшие спектакли Украины и Европы. Спросите, что здесь такого? Разве в Запорожье не бывает гастрольных спектаклей? Бывают. Чаще всего — антрепризные... В агентстве же Александра Третьяченко и Елены Гранишевской принципиально иной подход. Удивлять зрителя не медийными лицами и громкими названиями, а качественными спектаклями наиболее интересных режиссеров. В ближайших планах — пластическая драма Ивана Урывского «Украденное счастье». А открыли проект спектаклем Стаса Жиркова «Наташина мечта» по пьесе Я. Пулинович.
Героини истории, две девочки с одинаковыми именами, — типичные близнецы-антагонисты. Обстоятельствами жизни, поведением, языком и внешностью одна Наташа противоположность другой. Но в сокровенных мыслях, в ревности и желании любви они очень похожи. И мечта у обеих одинаковая. Такая очень девичья мечта, чтобы какой-то «он» безумно влюбился и все было классно. И ради этого девочки готовы на все. Буквально. Правда, сами не подозревают, на что они способны. Не подозреваешь этого и ты, почти до финала. Ведь сценический текст сплетен плотно, и ты успеваешь лишь сопереживать каждой Наташе, лишь восхищаться точностью режиссерских акцентов, фейерверком актерских находок.
Как остроумно Ирина Ткаченко передает «обольстительную» походку влюбленной Наташи, как ведет свою героиню от агрессивности пацанки к исповеди брошенного ребенка и наоборот. А Лилия Цвеликова? Нельзя не улыбнуться, когда ее «правильная девочка» с трепетом в голосе и теле произносит имя возлюбленного. Отдельное удовольствие — моментальные превращения актрис в других персонажей пьесы. Эти моменты настолько продуманно и тонко воплощены в пластике и речи, что перед тобой возникают действительно живые персонажи. Например, когда Ирина ведет диалог Наташи и ее подруги Светки. Или когда Лилия передает разговор двух режиссеров, или мотивационные беседы мамы-психолога с Наташей.
Самым мощным становится, конечно, финал, когда раскрывается и впечатлительность, и жестокость каждой из девушек, а их боль пронизывает сам воздух, и ты чувствуешь, как много всего еще недосказано, как много всего переживешь и передумаешь уже после спектакля, когда в памяти будут всплывать отдельные эпизоды, фразы, трогательный жест одной Наташи или особенно щемящая нота в голосе другой... И когда будешь думать: да, писать о хороших спектаклях сложно. Но, черт возьми, пусть таких «сложностей» будет у меня как можно больше!

Наталия Игнатьева, театровед.

Запорожье.