Голодомор, пережитый Украиной в 1932—1933 годах, навеки запечатлелся в памяти украинской нации. Важными свидетельствами о той трагедии являются архивные документы, которые освещают роль советской власти в преступлении против украинского народа, раскрывают ужасающие реалии жизни в условиях страшного, искусственно созданного голодомора.

 

Постановление Политбюро ЦК КП(б)У о выполнении директивы ЦК ВКП(б)У и СНК СССР в связи с массовым выездом крестьян за пределы Украины. 23 января 1933 года.

 

Телеграмма Закавказского крайкома ВКП(б) в ЦК КП(б)У о поставках из Украины хлеба для ЗСФСР. 27 октября 1932 года.

 

В документах четко прослеживается система преступной деятельности союзного руководства в деле хлебозаготовок, принудительного изъятия зерна, применения репрессивных мер к крестьянству, занесения сел на так называемые «черные доски» с последующей продовольственной блокадой, окружением военными отрядами и милицией, запретом выезда крестьян. Документы раскрывают драматическую картину искусственного голода, который привел к миллионам смертей.

Предлагаем вниманию копии и выписки из документов Центрального государственного архива общественных объединений Украины, которые в октябре 2009 года предоставлялись для ознакомления вице-президенту Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) М. Чавушоглу во время его визита в Украину с целью сбора информации для подготовки доклада о международном осуждении Голодомора 1932—1933 годов. Напоминаем, что 28 апреля 2010 года ПАСЕ признала Голодомор «преступлением советского режима против собственного народа» и «преступлением против человечества».

Телеграмма Закавказского краевого комитета ВКП(б) в Центральный комитет КП(б)У от 27 октября 1932 года раскрывает политику центра в отношении Украины. В частности, первый секретарь Закавказского крайкома партии Л. Берия, стремясь улучшить сложную продовольственную ситуацию в Закавказье, ссылается на решение Совета Народных Комиссаров СССР и требует ускорить отгрузку 23 тыс. тонн хлеба из Украины, на территории которой на то время уже свирепствовал голод.

Телеграмма генерального секретаря ЦК КП(б)У С. Косиора в областные партийные комитеты от 6 ноября 1932 года о постановлении ЦК КП(б)У по сокращению завоза товаров первой необходимости (кроме спичек, соли и керосина) в районы, которые выполнили план хлебозаготовок менее чем на 30%. К телеграмме прилагались списки этих районов: в Днепропетровской области — 8, в Харьковской — 8, в Одесской — 7, в Киевской — 3, в Черниговской — 2, в Донецкой — 2. Выполнение упомянутого постановления резко ограничивало снабжение районов, и как следствие, приводило к обнищанию, голоданию и смертности населения.

Постановление Политбюро ЦК КП(б)У о вывозе из Украины пшеницы и пшеничной муки в другие регионы СССР, принятое 18 ноября 1932 года при участии председателя Совнаркома СССР В. Молотова. Оно обязывало Заготзерно и Союзмуку «відвантажити зверх експортного завдання, що є, не пізніше 8-го грудня 99 тис. тон пшениці, в т. ч.: Москві — 50 тис. тон, Іванову — 15 тис. тон, Закавказзю — 20 тис. тон, Горький — 10 тис. тон, Криму — 4 тис. тон, і 23 тис. тон пшеничного борошна, в т. ч.: Ленінграду — 14 тис. тон, Закавказзю — 5 тис. тон, Москві — 1,5 тис. тон, Білорусі — 2 тис. тон, і Західній — 0,5 тис. тон. В рахунок зазначеного завдання зобов’язати Заготзерно до 25 листопада відвантажити всю фактичну наявність за станом на 20 число на залізничних пунктах комерційної і непфондівської пшениці». Такое решение было принято в условиях тотального голодания и растущей смертности украинского населения.

Постановление Совнаркома УССР и ЦК КП(б)У от 6 декабря 1932 года «О занесении на «черную доску» сел, злостно саботирующих хлебозаготовки» усилило продовольственный кризис, привело к голоданию и росту смертности населения.

«Ввиду особо позорного провала хлебозаготовок в отдельных районах Украины, СНК и ЦК ставят перед облисполкомами и обкомами, райисполкомами и райпарткомами задачу сломить саботаж хлебозаготовок, организованный кулацкими и контрреволюционными элементами, уничтожить сопротивление части сельских коммунистов, ставших фактическими проводниками саботажа, и ликвидировать несовместимую со званием члена партии пассивность и примиренчество к саботажникам, обеспечить быстрое нарастание темпов, полное и безусловное выполнение плана хлебозаготовок.

СНК и ЦК постановляют:

За явный срыв плана хлебозаготовок и злостный саботаж, организованный кулаками и контрреволюционными элементами, занести на черную доску следующие села:

1. с. Вербовка, Павлоградского р-на, Днепропетровской области.

2. с. Гавриловка, Межевского р-на, Днепропетровск. области.

3. с. Лютеньки, Гадячского р-на, Харьковской области.

4. с. Каменные Потоки, Кременчугского р-на, Харьковской области.

5. с. Святотроицкое, Троицкого р-на, Одесской области.

6. с. Пески, Баштанского р-на, Одесской области.

В отношении этих сел провести следующие мероприятия:

1. Немедленное прекращение подвоза товаров, полное прекращение кооперативной и государственной торговли на месте и вывоз из соответствующих кооперативных и государственных лавок всех наличных товаров.

2. Полное запрещение колхозной торговли как для колхозов, так и единоличников.

3. Прекращение всякого рода кредитования, проведение досрочного взыскания кредитов и других финансовых обязательств.

4. Проверку и очистку органами РКИ кооперативных и государственных аппаратов от всякого рода чуждых и вражеских элементов.

5. Проверку и очистку колхозов этих сел, с изъятием контрреволюционных элементов, организаторов срыва хлебозаготовок.

СНК и ЦК обращаются ко всем честным, преданным советской власти колхозникам и трудящимся крестьянам-единоличникам организовать все свои силы для беспощадной борьбы с кулаками и их пособниками для преодоления кулацкого саботажа хлебозаготовок в своих селах, за честное добросовестное выполнение хлебозаготовительных обязательств перед советским государством, за укрепление колхозов».

Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР о хлебозаготовках в Украине, на Северном Кавказе и в Западной области от 14 декабря 1932 года, которое подписали И. Сталин и В. Молотов, определяло, что основной причиной невыполнения хлебозаготовительных планов в Украине и на Северном Кавказе была деятельность в этих регионах контрреволюционных элементов, связанных с украинским буржуазно-националистическим движением. Основное внимание партийных, советских и карательных органов было направлено на «деукраинизацию» Украины, запрет на Северном Кавказе, где украинцы составляли почти 80% населения, использовать украинский язык в делопроизводстве советских и кооперативных органов, в учебных заведениях и средствах массовой информации. Вместе с тем в отношении украинских крестьян, и даже украинцев, проживающих на Северном Кавказе, преимущественно требовалось применять широкий спектр репрессий: выселение, изъятие продуктов и имущества, ссылка в концлагеря, расстрел. Это постановление фактически положило начало применению жестких методов воздействия на миллионное крестьянство, тотальному преследованию и уничтожению украинского этноса как в Украине, так и за ее пределами.

«[...] 5. ЦК и СНК указывают партийным и советским организациям Советского Союза, что злейшим врагом партии, рабочего класса и колхозного крестьянства являются саботажники хлебозаготовок с партбилетом в кармане, организующие обман государства, организующие двурушничество и провал заданий партии и правительства в угоду кулакам и прочим антисоветским элементам. По отношению к этим перерожденцам и врагам советской власти и колхозов, все еще имеющим в кармане партбилет, ЦК и СНК обязывают применять суровые репрессии, осуждение на 5—10 лет заключения в концлагерь, а при известных условиях — расстрел».

Письмо ЦК КП(б)У к секретарям районных партийных комитетов, председателям районных исполнительных комитетов и уполномоченных областных комитетов, датированное 24 декабря 1932 года, обязывало местное партийное и советское руководство в 5-дневный срок вывезти все зерно из имеющихся фондов колхозов, в том числе и семенного, что фактически обрекало колхозников на голодную смерть и лишало их надежды на будущий урожай.

«В связи с отменой постановления ЦК КП(б)У от 18. ХІ с. г. о колхозных фондах, предлагаем:

1. Во всех колхозах, не выполнивших плана хлебозаготовок в 5-ти дневный срок, вывезти все без исключения наличные колхозные фонды, в том числе и семенной, в счет выполнения плана хлебозаготовок.

2. Всех, оказывающих этому делу сопротивление, в том числе и коммунистов, арестовывать и передавать суду.

3. Предупредить всех председателей колхозов, что в случае, ежели по истечению указанного срока будут обнаружены какие-либо не вывезенные или скрытые фонды, амбары и т. п. председатели, а также другие виновные в этом должностные лица, будут привлечены к судебной ответственности и сурово покараны.[...]»

Постановлением Политбюро ЦК КП(б)У от 23 января 1933 года, принятым во исполнение директивы ЦК ВКП(б) и СНК СССР, определялись меры по предотвращению массовых выездов крестьян за пределы Украины. Этим решением московское руководство сознательно обрекало украинских крестьян и их детей на физическое уничтожение и голодную смерть на собственной земле. Постановление было заверено представителями высшего партийного и советского руководства Украины — вторым секретарем ЦК КП(б)У М. Хатаевичем, председателем Совнаркома УССР В. Чубарем и его заместителем П. Любченко и др. Оно содержало приложение — директиву областным партийным и исполнительным комитетам, выполнение которой было обязательным.

«Из некоторых районов Украины начались по примеру прошлого года массовые выезды крестьян в Московскую, Западную области, Ц[ентральную] ч[ерноземную] о[бласть], Белоруссию «за хлебом». Имеют место случаи, когда села покидаются почти всеми единоличниками и частью колхозников. Нет никаких сомнений, что подобные массовые выезды организуются врагами советской власти [...].

ЦК КП(б)У и СНК УССР предлагают:

1. Немедленно принять в каждом районе решительные меры к недопущению массового выезда единоличников и колхозников [...].

2. Проверить работу всякого рода вербовщиков рабсилы на вывоз за пределы Украины, взять ее под строгий контроль с отстранением от этой работы и изъятием всех подозрительных контрреволюционных элементов.

3. Развернуть широкую разъяснительную работу среди колхозников и единоличников против самовольных выездов предостеречь их, что в случае выезда в другие районы, они будут там арестовываться.

4. Примите меры к прекращению продаж билетов за пределы Украины крестьянам, не имеющим удостоверений РИК’ов* о праве выезда или промышленных и строительных государственных организаций о том, что они завербованы на те или иные работы за пределы Украины.[...]»

Специальное сообщение дорожно-транспортного отдела Государственного политического управления Екатерининской железной дороги, поданное в марте 1933 года в Днепропетровский областной комитет КП(б)У, содержало сведения о случаях смерти людей от истощения и голода на вокзалах.

«За период с 25 февраля по 3 марта с. г. по 2-му эксплуатационному району отмечено 35 случаев умирания от голода и истощения на вокзалах.

По станциям указанное число случаев распределяется таким образом:

Ст. Днепропетровск — 11

Ст. Н.-Днепровск — 6

Ст. Синельниково — 7

Ст. Пятихатки — 11.

Кроме того, по ст. Мелитополь за февраль месяц зафиксировано 6 случаев смерти от голода и истощения.

Из указанных 41 чел., имеется 13 человек крестьян-пассажиров.[...]»

Справка тайно-политического отдела Государственного политического управления УССР от 10 июня 1933 года содержала ужасающие факты Голодомора — данные о случаях трупоедства и людоедства в Харьковской области.

«Всего поражено продзатруднениями — 61 район области с общим количеством населенных пунктов — 607.

Выявлено за период с 1 по 10 июня случаев трупоедства и людоедства — 33 по 21-му району области.

Всего зарегистрировано по области случаев трупоедства и людоедства, включая и последнюю десятидневку — 245 по 41-му району».

 

Светлана ВЛАСЕНКО,
начальник отдела Центрального государственного архива

общественных объединений Украины,
кандидат исторических наук.

Фото предоставлено
Центральным государственным архивом
общественных объединений Украины.

 

*Районный исполнительный комитет.