Двадцать семь лет своей творческой жизни народный художник Украины, лауреат Шевченковской премии Валерий Франчук посвятил теме Голодомора. 

Во время открытия выставки «ГолодоМор» в Национальном музее истории Украины.

За это время создал более 200 полотен, в которых раскрывает трагедию обреченного властью на голодную смерть народа, которую он переживал три раза — в 1921—1922, 1932—1933 и 1946—1947 годах. 80 картин мастер передал разным музеям, из них 33 — Национальному музею истории Украины. В его экспозиции останутся также полотна, которые Валерий Франчук завершил за несколько дней до трагической даты — 85-й годовщины Голодомора-геноцида. Эти картины созданы художником специально для выставки «ГолодоМор», открывшейся в залах музея. Состоит экспозиция из пяти блоков, по которым можно изучать историю начала XX века — НЭП, индустриализация, создание продотрядов, раскулачивание, а точнее уничтожение крепкого хозяина в украинских селах, разрушение храмов, Голодомор... Центральный экспонат выставки — картина «Пьета», символизирующая Украину, которая плачет-убивается о своих погибших детях.
— 27 лет в теме, а она не отпускает, — отметил во время презентации выставки Валерий Франчук. — Впервые услышал о Голодоморе от мамы, Марии Кобылянской-Франчук. Ей тогда было четырнадцать, всю жизнь помнила страдания невинно убиенных.
— Мы должны вспоминать о Голодоморе не только в ноябре, — подчеркивает вице-премьер-министр Украины Вячеслав Кириленко. — Мы должны бороться за нашу правду все время. С 2006 года, с момента принятия Закона Украины «О Голодоморе 1932—1933 годов в Украине», уже 16 стран признали Голодомор геноцидом украинского народа, еще десятки стран признали его страшной трагедией и ужасным преступлением коммунистического режима. Правда об уничтожении украинского народа сталинским режимом распространяется по миру, несмотря на то, что все преступления, все документы, архивы коммунистический режим пытался скрыть.
— Идея выставки — позволить зрителю эмоционально ощутить тот период, — говорит генеральный директор Национального музея истории Украины Татьяна Сосновская. — В 1920-х годах был период, когда Украина могла взорваться культурно, литературой, но власть написала другой сценарий — хозяев уничтожили и распорошили по миру. Сегодня мы говорим о возникшей тогда демографической яме.
Исследователь истории Голодомора Ярослава Музыченко подчеркивает, что голод организовали в то время, когда СССР готовился к войне. А индустриализация, на которую у украинских крестьян изымали хлеб, на самом деле была модернизацией военно-промышленного комплекса.
Председатель правления общества «Знання», доктор философских наук Василий Кушерец отмечает, что художник на своих полотнах «показал ад». Он рассказал, что Украина в период трех Голодоморов понесла невосполнимые утраты — погибло около 10 миллионов человек. Он подчеркнул, что во многих селах в 1920—1930-е годы погибло больше людей, чем во Вторую мировую.
Выставку картин из цикла «Раскачанные колокола памяти» дополняли инсталляции и оригинальные экспонаты из фондов музея. Символом трагичности тех событий стали две телеги: одна — с мешками с хлебом, вторая — прикрытая черной тканью, на ней возили тела умерших. Рядом застыла на коленях женщина, одетая в белую вышиванку и черный платок, — она пришла из села, чтобы выменять на черствую буханку для детей свои свадебные украшения. Пять надломленных колосков напоминают о постановлении ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» от 7 августа 1932 года, известном в народе как «закон о пяти колосках». Постановление предусматривало за срезанные на колхозном поле пять колосков десять лет тюрьмы или расстрел, оно распространялось и на детей. Кандидат исторических наук, куратор выставки «ГолодоМор» Сергей Носачов подчеркивает, что согласно этому постановлению в Украине расстреляли 16 тысяч подростков.
О целенаправленном уничтожении украинского села как сердца нации свидетельствует ряд тогдашних воззваний к так называемым продармейцам, которых призывали активнее изымать хлеб у зажиточных граждан, и к самим крестьянам. Одно из них, напечатанное в Киеве в Госиздате в 1921 году, гласит: «Крестьяне, вы слышите, как стонут, гибнут от голода рыцари труда — донецкие шахтеры. Все как один станьте им на помощь — выполните полностью продовольственный налог». По сути это был новый механизм реквизиции, который после обязательных хлебосдач оставлял село на грани голода.
О этногеноцидной основе тогдашней политики, моральных мутациях, вызванных ленинско-сталинским учением, свидетельствуют и тогдашние прокламации, листовки, газеты, в частности номер газеты «Воинствующий безверник» от 5 апреля 1930 года и удостоверение члена Союза воинствующих безбожников СССР.

Светлана ЧЕРНАЯ.
Фото с сайта музея.